AZE ENG RUS
 
Композитор Севиндж Тофиггызы награждена золотой медалью международного альянса «Азербайджан-Украина» (Фото)
27.02
14:30
Необычное такси в Баку: водитель угощает пассажиров чаем и шоколадом (Видео)
27.02
14:17
Состоялось очередное заседание Комиссии по вопросам помилования
27.02
13:54
В Ходжавенде обнаружены брошенные противником боеприпасы
27.02
13:44
Леди Гаге вернули похищенных собак
27.02
13:33
Никола Юрчевич: Сборная Азербайджана выступает так же, как и при мне
27.02
13:22
В Украине пропал без вести азербайджанский бизнесмен
27.02
13:10
В воскресенье в Азербайджане будет до 16 градусов тепла
27.02
13:05
Фикрету Садыхову предоставлена персональная пенсия Президента Азербайджана
27.02
12:59
Строительство дороги в Губадлы начнется в ближайшее время
27.02
12:47
В Швейцарии 16 человек умерли после вакцинации от коронавируса
27.02
12:36
ОИС распространила заявление в связи с 29-й годовщиной Ходжалинского геноцида
27.02
12:26
В этом году квартиры и частные дома будут предоставлены примерно 3 тысячам семей шехидов и инвалидов войны
27.02
12:14
Писатель, драматург... и детям - друг
27.02
12:01
Работы на станции метро «8 ноября» на завершающей стадии
27.02
11:50
Найдено тело азербайджанского полковника-лейтенанта, пропавшего без вести в ходе Отечественной войны
27.02
11:39
ФИДЕ официально утвердила шахматную академию имени Вугара Гашимова
27.02
11:28
Видеокадры из освобожденного от оккупации села Эфендилер Губадлинского района
27.02
11:18
«Умные» услуги на освобожденных территориях Азербайджана реализуются за счет мобильной и фиксированной связи
27.02
11:06
Свободу бизнесу!
27.02
10:54
«Гладиатор уже не тот» - Располневший Рассел Кроу сыграл в теннис с 30-летней возлюбленной (Фото)
27.02
10:44
США: кронпринц Саудовской Аравии лично одобрил убийство Хашогги. Но он избежит санкций
27.02
10:32
У Чернобыльской зоны появился рекламный бренд и «исчезающий» логотип (Видео)
27.02
10:21
Юсиф Эйвазов: «В каких бы странах мира ни находились, мы всегда будем доносить людям правду о трагедии в Ходжалы»
27.02
10:11
С сегодняшнего дня до 1 марта в Азербайджане общественный транспорт не будет работать
27.02
10:00
Битва за вакцину
27.02
01:06
«Они на словах выступают за равенство, за права человека, за демократию…» - Президент Азербайджана
27.02
00:45
США ввели санкции против 76 человек из Саудовской Аравии
27.02
00:21
Президент Азербайджана: «Наши планы по строительству аэропортов только городом Физули не ограничиваются»
26.02
23:40
Башня Атакуле в Анкаре окрасилась в цвета флагов Азербайджана и Турции в память шехидов Ходжалинского геноцида
26.02
22:53
Совет Безопасности ООН принял резолюцию по вакцинации
26.02
22:21
Вечер памяти жертв трагедии в Ходжалы проходит в павильоне Азербайджана на ВДНХ (Фото)
26.02
21:49
Оппозиция Грузии объявила о начале общенационального протеста
26.02
21:17
«Что такое печаль?»: Участница «Евровидения» посвятила проект памяти шехидов (Видео)
26.02
20:55
Азербайджан получит вакцины «Спутник V» и «AstraZeneca» из России
26.02
20:43
В Милли Меджлисе открылась выставка картин о Ходжалинском геноциде
26.02
20:31
Левон Аронян решил покинуть Армению и выступать за США
26.02
20:20
Президент Азербайджана: «Сложилась новая реальность, и эту реальность создали мы»
26.02
20:08
Новый мутировавший штамм коронавируса нашли в Нью-Йорке
26.02
19:56
В Азербайджане чтут традиции горских евреев – «Евроньюс»
26.02
19:44
Презентован сайт www.khojalytoday.com (Фото-Видео)
26.02
19:32
Леонид Слуцкий: «Ходжалинская трагедия – страшный исторический моментом в памяти каждого человека, чье сердце бьется с Азербайджаном»
26.02
19:21
Президент Армении встретился с оппозиционерами
26.02
19:09
В Университете AДA прошла конференция, приуроченная к 29-й годовщине Ходжалинской трагедии (Фото)
26.02
18:57
В США выявили более 75 тысяч случаев COVID-19 за сутки
26.02
18:48
«Карабах» получил выплату от УЕФА
26.02
18:38
Ильхам Алиев поздравил Реджепа Тайипа Эрдогана с днем рождения
26.02
18:29
Facebook выпустит очки с функцией распознавания лиц
26.02
18:19
В Париже почтили память жертв Ходжалинской резни (Фото)
26.02
18:10
Мария Захарова: «Армении с 13 ноября переданы тела 1374 военнослужащих, Азербайджану – 310»
26.02
17:59
Милла Йовович снимется в фантастическом фильме
Другие новости
Наблюдатель
Культура | Дата: 07.04.2019 | Час: 10:51:00 | E-mail | Печать

ПРОЗА

Рассказ

- Но ты же нет, - сказал Мехти и теперь только, глядя на друга юности, почувствовал, что по-настоящему рад его видеть, даже соскучился по нему, хотя давно не вспоминал - ничего не поделаешь, разошлись пути-дорожки. Вот каким он стал… как это сказать? - маститым, матерым… Сразу видно: хозяин жизни, не то что он, Мехти, который еле справляется с проблемами своей маленькой семьи…

- Я - нет! - слишком гордо ответил Самир. - Я же, ты знаешь, всегда шел наперекор всему, и наперекор моде, противоречить которой не так-то просто… Но… такой уж у меня характер. Мне обязательно надо идти против… Вот мода пошла: все кому не лень отращивают растительность на мордах, кому идет, кому не идет, кто на человека похож, кто на козла… У всех рожи в волосах. Не люблю. Надо же глаза иметь: не идет тебе, не делай, мало что мода… Одно слово - толпа… А зачем отращивают, непонятно…

- Может, чтобы отличаться от женщин, - решил слегка пошутить Мехти.

Но эта легкая шутка, вопреки ожиданиям, вызвала у Самира гомерический, неестественный хохот. Смеялся он тоже как-то по-хозяйски, с широкими жестами, запрокинув голову, с какой-то показухой: мол, я везде как у себя дома.

- Чтобы отличаться от… Ха-ха-ха!.. Чтобы от… Ха-ха-ха! От… от женщин… - задыхаясь от смеха, повторял Самир. - Ну ты сказал!.. Ха-ха-ха…

Мехти терпеливо ждал, стараясь удержать на лице напряженную улыбку, чтобы не обидеть друга.

- Это точно! - отхохотавшись, произнес Самир. - Теперешних мужчин не отличишь от слабого пола. Противно. Это разве мужики?! Каждый второй - педик…

Тут он запнулся, видимо, и сам понял, что наплел лишнего совсем не к месту, с другом встретился через столько лет, а болтает о пустяках. И потом, если каждый второй, то выходит - один из них… Он мысленно постучал себя по лбу: думать надо, когда говоришь!

Мехти сел за стол, повинуясь хозяйскому жесту Самира. Здесь уже многое было подано, красиво сервировано, холодные закуски, выпивка, напитки, но ничего не тронуто, тарелка перед Самиром была девственно чиста…

- Как задница моллы, - вдруг вспомнил Мехти, поглядев на тарелку, сказал и тихо засмеялся.

- Что? - не понял Самир. - Какая задница?

- Не помнишь? Отец твой говорил: холодильник у нас чист, как задница моллы… Кстати, как он? Как родители?

- Отец умер давно, - сказал Самир. - А теперь и мама… Я на похороны ее прилетел, не успел, сам понимаешь, пока то да се, дела задержали, разные договора, контракты, приходилось соответствовать, там с этим строго… Прилетел, а ее уже давно похоронили… родственники. Теперь вот квартиру старую продаю, то есть уже продал, некому там оставаться, так что… Ты о себе расскажи, как ты? Женат, конечно, да?..

- Да, конечно, уже дети взрослые… А ты как… как сложилось?

- Нет, я не женился, все холостой хожу… Бедная мама… Так и умерла, не увидев меня остепенившимся семьянином. Говорила, когда звонил ей: ты хоть там женись, кто за тобой приглядит в старости…

- Что ж так?

- Да дел столько было, да и сейчас, наша профессия требует полной самоотдачи, я всю жизнь посвятил ей, она - моя жена, моя подруга, моя мать… - несколько патетически, высокопарно заявил Самир. - Да… А ты как, делаешь успехи?

- Какое там успехи! Я давно забросил это… ремесло… эту профессию, - с опозданием поправился Мехти, помня даже сейчас, как не нравилось другу слово «ремесло».

«Я не ремесленник, - говорил он гордо, еще будучи совсем молодым, подающим надежды студентом художественного училища, - Я художник, творец!». И Мехти тогда становилось немного неловко за друга, за произнесенные им такие громкие слова, которые он, Мехти, всегда старался обходить; он теперь вспомнил это, поправился и продолжил:

- Хотя и с опозданием понял, что это не мое. Ты - другое дело. Ты был настоящий талант. - И заметив, как передернулся Самир, Мехти тут же прибавил: - Ты и сейчас талант, нелегкое дело - проявить себя в таком месте, как Лондон, центр Европы, столица искусств…

Мехти не привык тщательно подбирать при разговоре слова, выбирать выражения, он обычно имел дело преимущественно с рабочим людом, где не очень-то следили за своими словами и выражениями, говорили, как на язык ляжет, лишь бы было понятно; но здесь, с Самиром, он чувствовал: выражения приходилось выбирать и следить за языком, чтобы ненароком не ляпнуть что-то обидное для друга. Это немного напрягало и было несколько утомительно, поэтому в разговоре, который, как обоим им казалось, должен был литься легко и непринужденно, все чаще появлялись напряженные моменты.

- Вообще-то столица искусств - Париж, - усмехнулся Самир. - Но и Лондон, конечно, не отстает…

И теперь оба вдруг отчетливо почувствовали, что разговор стал напряженным, что не о том они говорят почти после тридцатилетней разлуки; слова и тому и другому давались как-то через силу, выговаривались трудно, и обоим хотелось прекратить этот потерявший свой едва наметившийся в начале накатистый путь, неудачно свернувший не туда разговор. Первым нашелся Самир, выведя их из неловкого положения.

- Ну, друг юности далекой, далекой, но не забытой, давай-ка мы с тобой хлопнем по маленькой, выпьем и станем искреннее, как сказал поэт, - и он стал разливать водку по рюмкам, остановив жестом подлетевшего к их столику официанта. - Ты отдыхай, позовем, когда надо, - обратился он к официанту. - Я сам буду обслуживать своего дорогого друга.

Эта фраза вышла у него вполне естественно, и глаза его светились добротой. Мехти понравилось, что подобные фразы его друг может произносить так непринужденно, чего сам он не умел, ему было бы даже трудно произнести слова: «Дорогой друг» - что-то искусственное в них было для него, смахивающее на начало некролога.

По дороге сюда, в такси Мехти казалось, как много он может рассказать давнему другу такого из своей жизни, что даже жене не расскажешь, хотя она у него замечательная, понимающая, но Самир… Самир - совсем другое дело, ему можно рассказать то, что мужчина может рассказать близкому по духу мужчине, ведь у него с тех пор, как уехал Самир искать счастья в чужие края, никогда не было таких друзей, которым он мог бы открыть свое сердце; и он предвкушал предстоящее общение, радовался и заранее обкатывал фразы, которые скажет другу.

Но Самир, как и прежде бывало, сразу перехватил инициативу, и мысли, чем хотел поделиться Мехти, постепенно стали бледнеть, захирели и исчезли, как исчезают тени на стене от постепенно гаснущей свечи.

И они выпили по маленькой, потом сразу еще по маленькой, и обстановка немного разрядилась. Мехти, даже не помнивший, когда в последний раз выпивал, немного захмелел, Самир показался ему вдруг очень близким, родным, совсем другим человеком, не таким, как в начале их встречи, и ему захотелось обнять старого друга, рассказать ему о своей вполне заурядной жизни мелкого служащего, впрочем, полной совсем незаурядных случаев и происшествий, которые другу, наверное, было бы скучно выслушивать - ведь он не обычный человек, художник! Ему захотелось послушать Самира, узнать, как он живет, что делал все эти долгие годы, за которые он, Мехти, ничего не добился, а друг стал прославленным художником, как он слышал от многих знакомых, встречаемых им в разное время в родном городе.

- Знаешь, - между тем говорил Самир рассеянно слушавшему его Мехти. - Ну, разумеется, ты знаешь, что это я? Об этом весь город говорит. Я уехал сначала в Москву, поступил в Суриковский, но потом бросил… Три года проучился, с третьего курса ушел…

- Почему? - искренне удивился Мехти, в его понимании Суриковский институт, выпускниками которого являлись знаменитые художники, был пределом мечтаний для любого начинающего живописца, графика, скульптора. - Бросил такой институт!..

- Э-э… ничего особенного, - явно рисуясь, лениво произнес Самир. - Слишком академично все там было. Мне порой преподаватели напоминали нашего старого бездарного школьного учителя рисования, мир праху его. Надоело… И отправился прямиком в Лондон. Вот где школа! Настоящая школа! Лондонская школа живописи. Я стал приверженцем творчества Люсьена Майкла Фрейда, он художник-фигуративист, великий наблюдатель за людьми…

- Я, знаешь ли, давно отошел от этих дел, - признался Мехти, - да с самого начала было ясно: какой из меня художник! Хорошо - сразу понял, занялся делом, детей надо ставить на ноги, семья все же… Теперь в голове у меня одни только бытовые проблемы и идеи, далекие от творчества, - он виновато улыбнулся, тыкая вилкой в салат и уже в который раз роняя дольку огурца.

Самир, казалось, с сожалением смотрел на него, но, не желая обидеть друга, проговорил:

- Ну и правильно. Каждый должен заниматься делом, к которому есть призвание. Тогда и результат будет хороший. А чем ты занимаешься, если не секрет? Да возьми ты рукой! Оставь вилку. И ешь нормально, что ты как птичка клюешь?.. Ну, говори…

- Да никакого секрета, - тут же ответил Мехти. - Я старший инспектор районного отделения по распределению электроэнергии, работаю в государственной компании, очень солидная организация. Не в самом, конечно, Министерстве энергетики, но тоже неплохо, жить можно…

- Главное, чтобы тебе нравилось, - поддержал друга Самир. - Чтобы, как говорится, на работу шел ликуя и с работы домой - пританцовывая…

- Ну, не совсем так, конечно, - рассмеялся Мехти, - Но, по крайней мере, не противно, жить можно… А у тебя там, в Лондоне… тоже, значит, семьи нет?.. Так ни разу и не женился?

- Нет, дорогой, ни разу, ни полраза, я не создан для семьи, - сказал Самир. - Загулял с самого начала, так что уж как-нибудь догуляю… Не жениться же мне в мои годы… Смешно…

- А что тут смешного? - сказал Мехти. - Люди и постарше женятся. Чтобы не оставаться одному в старости.

- Э-э, друг мой ситцевый, крепдешиновый, - сказал Самир, поднимая рюмку, - какой ты стал правильный. Давай-ка выпьем, о жизни покалякаем…

- А мы что делаем? Это и есть жизнь, - уверенно сказал Мехти. - Вот иногда мне кажется, что я ничего не добился, что нет главного в моем существовании, нет стержня, понимаешь? Не претворил, как говорится, мечту… Какой-то недовольный, сварливый голос во мне подбивает меня, портит настроение… А потом другой голос во мне говорит: не гневи Бога, у тебя прекрасная семья, жена, дети, ты ими доволен, они довольны тобой, несмотря ни на что… вы понимаете друг друга, что же может быть главнее в жизни?..

Продолжение следует. Начало в N№42, 51, 56

Натиг РАСУЛЗАДЕ
Новости читали: 520 раз




 

Другие новости

27.02.2021
Композитор Севиндж Тофиггызы награждена золотой медалью международного альянса «Азербайджан-Украина» (Фото)
27.02.2021
Леди Гаге вернули похищенных собак
27.02.2021
Писатель, драматург... и детям - друг
27.02.2021
«Гладиатор уже не тот» - Располневший Рассел Кроу сыграл в теннис с 30-летней возлюбленной (Фото)
27.02.2021
Юсиф Эйвазов: «В каких бы странах мира ни находились, мы всегда будем доносить людям правду о трагедии в Ходжалы»


    ,    
Что вы делаете, чтобы не заразиться коронавирусом?
Соблюдаю карантинный режим
Чаще мою руки, обрабатываю их антисептиком
Прибегаю к народной медицине (имбирь, лимон и др.)
Принимаю лекарственные препараты
Ничего, не верю в опасность коронавируса

  Результаты       Участники:877

        Авторские права защищены. Ссылка при использовании материалов сайта обязательна. При использовании информации на веб-страницах соответствующий переход обязателен. Designed by inetlab.info