• вторник, 25 Июня, 15:56
  • Baku Баку 29°C

Став шехидом, рядовой Вюсал Мамедов удостоился самого высокого звания

07 ноября 2023 | 21:18
Став шехидом, рядовой Вюсал Мамедов удостоился самого высокого звания

Официальная дата гибели рядового ВС Азербайджана Вюсала Мамедова – 29 ноября 2020 года. Но она отражает только день его похорон: поначалу шехид был объявлен пропавшим без вести, его искали более 50 дней.

 

8 ноября, когда в стране уже вовсю салютовала наша Великая Победа, по национальному телевидению уже выступил Ильхам Алиев и объявил, что Шуша контролируется нашими войсками, близкие Вюсала не могли радоваться в полную силу: от сына никаких вестей, одно только тревожное ожидание и щемящее чувство страха, сдавливающее материнское сердце…

Отец Вюсала умер, когда мальчику исполнилось всего два года. В семье были только старшая сестра и мама – Махира ханым, вырастившая детей одна: дочь, окончив педагогический университет, стала учительницей, сын – на последнем курсе Национальной академии авиации (английский сектор). С детства мечтал летать, но из-за проблем со зрением не прошел на летный факультет, учился на диспетчерском, надеясь, что со временем поправит зрение и переквалифицируется на пилота.

Когда до окончания учебы оставался один курс, Вюсал решил повременить с академией и пойти в армию – отомстить за друга, ставшего шехидом в апрельских боях 2016 года, – эта потеря не давала ему покоя ни днем, ни ночью – с того самого дня, когда он навсегда попрощался с ним.

 

Родник шехида

Решение это пришло как-то неожиданно, и он, долго не раздумывая, отправился в военкомат, стал простым солдатом – рядовым Мамедовым, коих в нашей стране не перечесть. Самое высокое звание он получит потом, став шехидом, удостоившимся трех высоких государственных наград посмертно – «За отвагу», «За Родину», «За освобождение Суговушана».

Средняя школа №179, в которой Вюсал учился до восьмого класса, находится на одной из центральных улиц пригородного Бинагади. Чтобы навестить семью шехида, достаточно доехать до этой школы, а дальше уже и навигатор не потребуется – надо только взять левее, и можно увидеть портрет чернобрового юноши в форме курсанта летной академии, который смотрит на мир пронзительными улыбающимися глазами.

Этот портрет и приведет в отчий дом, где он родился в 1997 году, а по дороге к нему еще встретится родник его имени, а прямо перед входом в дом – еще один, посередине которого – также портрет Вюсала, цветы, флаги...

Нас встречает женщина в черном – волосы седые, но глаза молодые, ей всего-то 50 с небольшим. Впрочем, так выглядят все матери шехидов, с которыми журналистская судьба свела за последние три года.

Любезно проводит по комнатам, где все стены увешаны фотографиями дорогого сына, с одной из них смотрит лукавый озорной мальчишка лет шести-семи. Интересуюсь, каким он был в детстве.

– Как и многие мальчишки – активным, любознательным, много времени посвящал спортивным занятиям, – впервые улыбается мать.

 

Целеустремленность – его второе имя

Продолжая рассказывать о своем мальчике, своем единственном сыне, она словно уносится в те счастливые безмятежные годы его взросления, вспоминает, как он стал подрабатывать в спортзале тренером по самбо. С упоением занимался английским, а чтобы освоить русский язык, даже поехал на курсы в Белоруссию, сказал, что надо погрузиться в языковую среду.

– Целеустремленность – его второе имя, – вздыхает Махира ханым. – Лидером был не только в школе и в академии, но и в детском саду.

О его целеустремленности свидетельствует и решение после 8-го класса перейти в лицей, окончив который, он подал документы в Национальную академию авиации и на вступительных экзаменах набрал около 400 баллов.

Службу начинал в Геранбое, затем перевод в одну из воинских частей, расположенных в Мингячевире. Был дисциплинированным, активно перенимал опыт у турецких военных во время тренингов. В нечастых разговорах с близкими рассказывал о своих переживаниях после товузских событий.

Когда в сентябре 2020-го началась контрнаступательная операция по всему Карабахскому фронту, воинская служба Вюсала уже подходила к концу, 1 октября его ждали дома, готовились к приезду особенно тщательно.

– Вот в эту комнату, – показывает рукой мать, – складывали продукты для праздничного стола, все было заставлено от пола до потолка – фрукты-овощи, соки-компоты и прочие вкусности. Все потом пошло на поминки...

 

За Суговушан и Талыш

26 сентября вечером он позвонил матери: «Мама, благослови меня, я иду воевать». А потом – оглушительная тишина. Через два дня в Бинагады привезли первого шехида, а 30-го сын позвонил сам, объяснил, что раньше выйти на связь не мог – родные знали, что воюет он на самом тяжелом и ответственном участке фронта – за Суговушан и Талыш.

О последнем бое сына рассказали боевые товарищи и отцы-командиры, пришедшие проводить его в последний путь.

Через несколько дней в районе Агдере группа из двадцати человек, в том числе и Вюсал, попала в окружение. Вырваться удалось только троим. В том бою он получил ранение, попал в госпиталь в Нафталане. Через несколько дней группа разведчиков и спецназ получила новое задание – взять стратегическую высоту. Он отправился вместе с ними. После этого связь с Вюсалом пропала. Его искали долгих 52 дня. Всем уже было понятно, что вся группа погибла – бой был неравный, смертельный. Командование воинской части неоднократно посылало за телами шехидов, но зона все время простреливалась, противник не давал никому и близко подойти…

Наконец 29 ноября на полчаса привезли его тело, чтобы попрощаться с близкими, и сразу – на кладбище, на местную Аллею шехидов, где вечным сном спят 74 бинагадинских шехида и где нашел вечный покой один из трех курсантов-шехидов родной Национальной академии авиации. Остался бы он жить, обязательно стал бы украшением гражданского флота Азербайджана. А может, даже международных авиалиний...

Галия Алиева
Автор

Галия Алиева

Все новости
banner

Советуем почитать