четверг, 18 Августа, 18:20

Baku Баку 31°C

Кино Кенана Мамедова

icon 1725 icon 09 октября 2021 | 06:12 Кино Кенана Мамедова


ЮБИЛЕЙ
Кенан Мамедов, известный азербайджанский кинооператор, заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии, член Европейской киноакадемии, сегодня празднует 75-летие.
– Вы сняли множество прекрасных фильмов, ставших классикой азербайджанского кинематографа. Если мы представим ретроспективный кинофестиваль «Картины Кенана Мамедова», какие ленты будут на афишах?
– За почти 40 лет работы на киностудии «Азербайджанфильм» я снял около 50 фильмов в разных жанрах. Но всегда выделял художественные, потому что они были основными. Каждая лента – часть моей биографии, это примерно год жизни, когда полностью отдаешься работе. Поэтому все они мне очень дороги, с самого первого художественного фильма – «Мужчина в доме», который я снял в 1978 году, только окончив ВГИК.
А за третий фильм – «Пора седлать коней» («Гачаг Наби») я получил Государственную премию республики. Отдельно в наш условный «фестиваль» я бы включил фильмы, снятые с незабвенным Расимом Оджаговым: «Другая жизнь», «Семь дней после убийства», «Тахмина», «Комната в отеле»... В этом же списке мог бы быть фильм «Крик» (Fəryad), снятый с ныне покойным Джейхуном Мирзоевым, и многие другие.
– Как встречает оператор-постановщик новый сценарий? Какие его радуют, какие менее интересны?
– Выбор сценария оператором – очень важный момент, ведь с него все начинается. Я всегда читал сценарий дважды, и если он меня трогал, если я получал какое-то внутреннее удовольствие от чтения, то соглашался. Эмоциональный момент очень важен... Помню, в 1986 году летом, когда все мои были на даче, поздно вечером раздался стук в дверь. Пришел Айдын Имрани – директор. «Ничего страшного не случилось, – успокоил он с порога, – но Расим Оджагов попросил тебя прочитать вот этот сценарий. И завтра утром он ждет тебя на студии». Это был сценарий Рустама Ибрагимбекова «Другая жизнь». Он был очень хорош. Я читал и перечитывал его всю ночь, а утром пришел на студию и сказал Оджагову, что готов снимать. «Отлично, – сказал он, – потому что Александр Калягин уже едет».
– Как преодолеваются операторские сложности?
– Кинематограф – вещь сложная, а игровое кино – особенно. И на пути к тому, что мы называем успехом, приходится преодолевать множество препятствий, решать немало задач совместно с режиссером, художником...
К тому же операторство – это еще и технические трудности. Сейчас техника ушла далеко вперед, а я начинал снимать камерами, которые весили по 60-70 килограммов.
Помню, в 1979 году мы снимали фильм «Золотая пропасть». События разворачивались в начале ХХ века. В Бинагади построили большую натурную декорацию – старые деревянные вышки и так далее, проделали огромную работу. Наш нефтяной фонтан был признан лучшим в азербайджанском кино.
В фильме «Гачаг Наби» много эпизодов снято с движения, приходилось придумывать всяческие приспособления. А в картине «Другая жизнь» – напротив, никаких погонь, но было очень важно помочь актерам выразить внутреннее состояние героев.
– Есть ли у вас памятные эпизоды: закроете глаза – и сразу возникает этот кадр?
– Таких много. Например, для съемок фильма «Рыцари Черного озера» художник Рафис Исмайлов построил на нефтепромыслах настоящий барак, в каких жили рабочие до революции. Полиция пришла арестовать героев картины. Я снял одним кадром: сперва шел на полицейских, а после разворачивался, заходил в помещение и еще раз разворачивался, чтобы снять встречу героев и полиции. Этот кадр готовил полдня, и мы его сняли одним планом.
– Какие заповеди для молодых операторов вы считаете главными?
– Я всегда говорил, что оператор должен быть образованным человеком, разбираться в искусстве. Когда я учился в Москве, не пропускал ни одной выставки, постоянно ходил по музеям. Надо смотреть на живопись с точки зрения оператора. Я уверен, что если бы Рембрандт сейчас был жив, он мог бы стать блестящим кинооператором.
– Вы член Европейской киноакадемии. Что сейчас происходит в европейском кино?
– Сейчас из-за пандемии некоторое затишье, но фильмы снимаются. Радует, что помимо больших «кинематографических стран», таких как Франция, Италия, Германия, все больше интересных работ выдают страны, к кино которых мы привыкли меньше: Сербия, Хорватия, Финляндия. Так что европейское кино живо и прогрессирует.
– Как вы оцениваете перспективы азербайджанского кинематографа?
– Трудно сказать, что будет с азербайджанским кино через 5-10 лет. Но хотелось бы, чтобы молодежь, которая сейчас приходит нам на смену, понимала, что кинематограф – великое искусство, которое нужно беречь и развивать. Чтобы они больше думали не о собственных амбициях, а о судьбе азербайджанского кино. Я от души желаю молодым кинематографистам успеха. Но чтобы они не забывали: в свое время мы тоже снимали фильмы. И пусть благодаря им возникнет новый азербайджанский кинематограф, соответствующий современным реалиям.
– Есть ли кино вашей мечты, ради которого вы вернетесь за кинокамеру?
– Мне уже 75. Честно говоря, считаю себя значительно моложе и вполне еще могу встать за камеру. Мне всегда хотелось снять хорошую лирическую историю, происходящую в нашем прекрасном городе Баку. Современная архитектура столицы, старые дома, которые еще, слава богу, остались... И вот на этом фоне происходит история любви двух молодых людей. Такое кино меня бы привлекло. Но будет ли такой сценарий – не знаю.
Вячеслав САПУНОВ

Советуем почитать