• четверг, 29 Февраля, 00:18
  • Baku Баку 4°C

В чем интерес Китая на Южном Кавказе?  

08 сентября 2023 | 22:22
В чем интерес Китая на Южном Кавказе?   

Стратегические интересы Баку и Пекина совпадают прежде всего в устремленности обеих стран к прямому выходу на большой и платежеспособный европейский рынок, размышляет в беседе с «Каспием» украинский эксперт по внешней политике и политике безопасности Центра оборонных стратегий Александр Хара.

 

В отличие от Поднебесной, Азербайджан добился прямого экспорта нефти и газа в ЕС. Что же касается Китая, торгово-экономические войны заставили Пекин включился в жесткую борьбу за возможность беспрепятственных поставок – теперь уже с оглядкой на логистику Среднего коридора. По мнению нашего собеседника, интересы Китая на Южном Кавказе в основном логистические. Азербайджан – важное звено альтернативного пути на Запад, поэтому нарастающее взаимодействие Пекина и Баку выглядит логично и ожидаемо.  

 

Логистика и не только

– США и Китай уже вступили в открытое противостояние, которое меняет привычные логистические схемы. Американцы, как известно, доминируют по части контроля над водным пространством, и это одна из причин, почему Китай начал свою инициативу «Один пояс – один путь» – она нужна ему для беспрепятственного экспорта своих товаров. Европа для Пекина – важнейшая цель, вынуждающая еще и к предельной осторожности. Оказавшись меж двух огней, Китай пытается сдержать экономическую конфронтацию с США, аккуратно и опасливо поддерживает Россию, не оставляя при этом попыток расколоть Запад своим «мирным планом» по Украине… Интерес Поднебесной к Среднему коридору при сегодняшней нарастающей напряженности тоже понятен. Несмотря на сложности, там уже есть определенный инфраструктурный каркас. Например, Азербайджан и Турция немало инвестировали в свои участки пути.

Только ли логистика привлекает Пекин?

– Альтернативные пути для экспорта, конечно же, в центре интересов Пекина, однако благодаря растущей экономике и ресурсам Азербайджан для Китая не просто транзитная страна, но и весьма привлекательный рынок. Совпадение стратегий обеих стран по доступу к европейским рынкам, помноженное на транзитный ресурс, – все это открывает еще и возможности для расширения сферы китайского влияния на страны Транскаспийского транспортного маршрута. Ведь по мере ослабления России все заметнее влияние Китая в Центральной Азии, а Южный Кавказ – тоже в зоне его интересов.

Несмотря на длинное транспортное плечо, путь через Россию в Европу был оптимальным и выгодным для Китая. Однако сейчас это в прошлом. Азербайджан начинает играть более весомую роль. Сказалось и то, что в своем стремлении на западные рынки Баку все это время действовал в рамках регулятивных требований ЕС, что тоже удобно Китаю, поскольку здесь уже достигнуты понятные европейские формы и принципы.

 

Китайские инвестиции

Запуск инициативы «Один пояс – один путь», соединяющей Китай с Азией и Европой, сделал его ближе к Южному Кавказу, но китайские инвестиции здесь еще минимальны и в основном направляются в Грузию. Почему многие эксперты опасаются китайских капиталовложений?   

– Потому что есть оборотная сторона китайской экономической экспансии. Сегодня мы наблюдаем, как Штаты и Европа реагируют на китайские передовые технологии. Например, Китай полностью или частично владеет объектами критической инфраструктуры по всей Европе. Самый большой риск в том, что в случае конфликта Пекин может вывести из строя ключевые инфраструктурные объекты. По китайскому законодательству любое коммерческое предприятие этой страны должно сотрудничать со спецслужбами и государством в целом. На определенные мысли наводит и скандальная история с китайской Huawei, которую США подозревают в слежке за своими военными базами. Инвестиции просто бизнеса и капиталовложения государства или подконтрольных коммунистам компаний – это две совершенно разные истории. Потому что в любой момент может быть принято не экономическое, а политическое решение, способное нанести ущерб.  

Все это, разумеется, не относится к Азербайджану – стране с сильной вертикалью власти и развитой экономикой. Однако общая практика Пекина такова, что, вкладываясь в проекты, он начинает контролировать какие-то секторы экономики и важные элементы инфраструктуры. Такие риски должны учитываться. Нельзя допускать до определенного уровня инвестиции Китая в критическую инфраструктуру либо передовые технологии – то, над чем недопустимо терять контроль.

 

Синергия интересов

Куда помимо логистики интересно вкладываться Китаю, если учитывать недавние заявления о сотрудничестве Баку и Пекина в сфере торговли, зеленой энергетики и продвижения инфраструктурных проектов?

– Поскольку путь к европейским рынкам – самое главное для Пекина, первостепенное значение придается инвестициям в инфраструктуру. Будь Азербайджан страной с меньшим населением и объемом экономики, он все равно был бы интересен Китаю, а в случае с современными его возможностями открывается простор для синергии интересов. Тем более что сейчас разворачивается глобальное политическое противоборство. Поэтому Китай использует экономический рычаг еще и для того, чтобы заручиться поддержкой партнеров. Китайцы планируют решить свои ключевые проблемы – особенно тайваньский вопрос, а для этого им нужна дипломатическая поддержка других стран на случай конфликта и принятия каких-то решений в ООН.

Поэтому здесь однозначно прослеживается и политическое влияние. Китай выстраивает глобальную сеть влияния от своих границ в сторону экономических, политических и военных центров. Негативная сторона этих процессов – в конфронтации Китая с Западом. Для Азербайджана это не очень актуально, поскольку страна находится в связке с Турцией, однако в будущем нельзя исключать воздействия таких моментов. Что же касается инвестиций в зеленую энергетику, это, безусловно, перспективная сфера, и она интересна Китаю, контролирующему большую часть технологий. Там делают ставку на технологии, понимая, что именно технологическое превосходство дает им возможность противодействовать Западу. Соответственно, Пекин стремится к сотрудничеству в этой сфере, если найдутся точки соприкосновения в других странах.

 

Ставка на технологии

Чем обернется конфронтация между Китаем и США для нашего региона? 

– Пока она оборачивается нарастающей поляризацией. Китай пытается возглавить Глобальный Юг, но это у него не очень получается. На прошлой неделе китайский государственный сайт выпустил новый, официально утвержденный комплект географических карт, фактически отражающих территориальные претензии к Индии. Поэтому напряжение и поляризация нарастают, обостряются и внутренние проблемы Китая. Напряженные отношения с США замедлили выход китайской экономики из постковидного состояния, иначе восстановление прошло бы мягче и в общих интересах. Ведь эти два экономических мотора тянут за собой всех нас.

Следующий вопрос – технологическая война, она сейчас в самом разгаре. США и партнеры закрывают доступ китайцам к всевозможным передовым технологиям, что обернется замедлением китайской экономики. Прибавьте к сказанному долговой кризис на строительном рынке, сумасшедшие долги провинций и городов, а также проблему старения населения, ударившую по рыку труда, – и будущее второй экономики мира вызывает вопросы.

Американо-китайские противоречия не окажут особого влияния на Южный Кавказ, но в случае ухудшения американо-турецких отношений Китай постарается использовать эту ситуацию. Мы в Украине очень хотели бы преодоления тех негативных тенденций, которые сложились с 2016 года между Турцией и США для большей поддержки Киеву.  

Тамила Халилова
Автор

Тамила Халилова

Все новости
banner

Советуем почитать