вторник, 03 Октября, 09:16

Baku Баку 18°C

Композитор Эльнара Дадашева. О творчестве, преданности и любви

icon 3471 icon 08 сентября 2023 | 22:25 Композитор Эльнара Дадашева. О творчестве, преданности и любви

Профессор БМА, прекрасный композитор, педагог, ученый – и все это в одном лице. «Самый невосполнимый ресурс – время», – своим мнением с нашими читателями делится заслуженный деятель искусств Азербайджана Эльнара Дадашева, отметившая в этом году важную юбилейную дату.

«Когда меня спрашивают об отдыхе, становится смешно. В определенном возрасте отпущенной нам жизни самым невосполнимым становится время, каждое мгновение которого бесценно», – делится своим мнением заслуженный деятель искусств Азербайджана, профессор БМА им.Уз.Гаджибейли Эльнара Рагим-Ага гызы Дадашева, отметившая в текущем году юбилейную дату. Продолжив свою мысль, она поделилась сокровенным: «Мои дела имеют особое свойство: они никогда не заканчиваются. Еще до начала отпуска наметила план действий: масштабная работа по корректированию, редактированию накопившихся дел, в числе которых и работы моих докторантов, подготовка курса лекций к началу учебного года, конечно же, надо продолжить работу над незавершенными произведениями, просмотреть свои написанные опусы – всего не перечислить. Такая жизнь для меня привычна, хотя и непонятна тем, кто меня любит и беспокоится о моем здоровье. Но я даже не представляю, что будет, если остановлюсь…

 Вас можно понять: вы – композитор, педагог, ученый, участница множество теле- и радиопрограмм... Но быть композитором – разве не значит иметь личное пространство, время, не отягощенное отвлекающими обстоятельствами, определенное состояние души? Или все это лишь антураж идеального образа?

– В своем вопросе вы обрисовали мечту, комфортную для профессионального композитора картину. Но быть свободным художником – удел лишь счастливых единиц. В большинстве же своем композиторам приходится, простите за прозу жизни, еще и зарабатывать на жизнь, так как основная специальность не в состоянии прокормить. С другой стороны, я никогда не хотела ограничивать себя узконаправленной деятельностью.

В моем аттестате, дипломе о высшем образовании отмечены квалификации, заработанные годами упорной, целенаправленной учебы: после Бюльбюлевской школы – концертмейстер, а завершив учебу в Азгосконсерватории им. Уз.Гаджибейли, приобрела еще и специальности композитора, преподавателя музыкально-теоретических дисциплин, в том числе и композиции (1975-1982), когда на кафедре преподавал мой незабвенный Учитель – Гара Гараев.

Будучи знакомой с вами уже много лет, признаюсь, ничего другого услышать от вас не ожидала. А потому скажите, если не секрет, в стопке ожидающих своего времени работ какая лежит на поверхности?

Почти готовые сочинения отложила в сторону – отлежаться. Параллельно с созданием новых камерных композиций многое редактирую. Уже давно пришло понимание: приоритет надо отдавать камерной музыке. Произведения этого жанра легче находят путь к исполнителям, а от них – на сцену. Что поделаешь, обстоятельства заставляют быть пусть немного, но прагматичной: исполнение симфонических произведений крупных форм приходится ждать годами, если не десятилетиями, а каждому композитору хочется услышать свои творения еще при жизни, которая, к великому сожалению, не безразмерна! Вот и получается, что сама жизнь учит обходить острые углы.

– При этом ваше творчество представлено различными жанрами, что в очередной раз было продемонстрировано на проведенном в Азгосфилармонии им.М.Магомаева творческом вечере в честь вашего юбилея. А с камерной музыкой Эльнары Дадашевой, как и неизменно яркими выступлениями на научно-практических конференциях, с интересом ожидают встречи, в частности в концертном салоне им.Уз.Гаджибейли Союза композиторов Азербайджана.

Проводимые в Союзе композиторов концерты и научно-практические конференции собирают профессиональную аудиторию, и это очень важно для композиторов, музыковедов и исполнителей. Что же касается юбилейного концертного вечера, то он меня и порадовал, и заставил задуматься. Дело в том, что оркестру всегда легче играть знакомые, уже играные произведения. А когда заявлена программа с представлением сверхсложных для оркестрового прочтения партитур, поднять Концерт-симфонию для фортепиано с оркестром и Симфонию за две отпущенные репетиции просто невозможно!

– Если не ошибаюсь, прозвучавшая на юбилейных торжествах Симфония создана в 1976 году – можно сказать, в самое мирное время. Откуда такой трагизм?

Мне трудно ответить на этот вопрос. Творческим людям многое диктуется подсознанием, как и в названном вами произведении, музыка которого звучала внутри меня, вызывая ожидание чего-то трагического, но со светлым финалом. При исполнении Симфонии я не ощутила необходимый «нерв», многое определяющего в произведении. Возможно, в случае дополнительных репетиций он был бы прочувствован исполнителями и донесен до аудитории.

– Ранее прозвучала фраза: «Жизнь учит обходить острые углы». И как вам это удается?

Не опускаю рук, продолжаю создавать произведения, писать партитуры, но обязательно ориентируюсь на реальные возможности (условно) «двух репетиций», в процессе которых исполнители смогли бы донести до публики авторскую идею.

– Если не ошибаюсь, Концерт-симфония – произведение, открывшее отсчет вашим успехам на композиторском поприще.

Это действительно так. Произведение было отмечено дипломом I степени на конкурсе дипломных работ выпускников творческих вузов. Премьера состоялась, когда мне было 23 года. Сразу после исполнения Концерта-симфонии председатель государственной экзаменационной комиссии, знаменитый музыковед, пианист, профессор Ленинградской консерватории А.Н.Дмитриев, аплодируя и скандируя: «Автор! Автор!», быстрыми шагами направился к сцене. В тот же день после второго экзамена (коллоквиум) Анатолий Никодимович настоятельно просил Гара Абульфазовича и моих родителей отпустить меня в Ленинград на учебу в ассистентуру-стажировку. Но мой Учитель решил иначе: стажировку я прошла в классе самого Гара Гараева.

– Работая над тем или иным сочинением в ранний период творчества, вы мысленно ориентировались на предположительное мнение педагога или забывали обо всем, кроме самой музыки?

Гениальность Гараева заключалась именно в том, что своим ученикам он предоставлял свободу самовыражения. Поэтому в его классе мирно сосуществовали представители самых различных музыкальных направлений, и каждый из нас чувствовал себя вполне комфортно. Я никогда не гналась в творчестве за новомодными композиторскими техниками, которые внимательно изучала, но они не были мне близки. Как-то на уроке Гара муаллим высказал свое мнение по этому поводу: «Ты на правильном пути».

Да, я оставалась собой, но это не мешало мне помнить, что все написанное мною будет просмотрено Учителем, а значит, надо быть на уровне. Я всегда много внимания уделяла работе над звуком и его смысловым значением, в связи с чем часто несколько раз исправляла написанное, не успевая переписать нотный текст набело. А Гараев пресекал небрежность в записи музыки. В моих же партитурах многое бывало клеено-переклеено. Как-то, обратив внимание на мои «муки творчества», Гара Абульфазович дал ценный совет: «Не заклеивай написанное полностью, вдруг старый вариант окажется лучше нового». Великий мастер был неповторим в понимании творческой натуры, находящейся в постоянном поиске совершенства. Цельность этой личности изумляет: педагог, друг, наставник, провозвестник лучшего и ценного в искусстве. Возвращаясь в памяти к тем далеким дням, я все больше понимаю, какой бесценный дар преподнесла мне судьба, предоставив возможность общения с самим Гара Гараевым.

– Что было после…

13 мая 1982 года… После ухода Гараева не только его ученики, но и вся творческая общественность страны осиротела. Тяжело вспоминать, но и сегодня мы, его ученики, многое соизмеряем с возможной реакцией Учителя. Поверьте, это не просто слова...

Прошло совсем немного времени, и вдруг мне неожиданно позвонил уважаемый Тофик Гулиев, возглавивший Союз композиторов после Гара Гараева. Тофик Алекперович рассказал, что на смертном одре Гара Абульфазович поручил ему опекать учеников его класса, в том числе и меня, по возможности помогая в решении важных вопросов. «Ученики Гараева – мои дети», сказал тогда Тофик муаллим. В дальнейшей беседе он говорил о том, что мог рассказать ему только Гара муаллим, с которым в свое время я поделилась творческими планами по поводу симфонического произведения, в которое хотела вплести азан (призыв к молитве). Идея Гараеву понравилась…

 Я и сегодня не могу без волнения думать о том, что Гара муаллим, будучи уже нездоров, проявил заботу обо мне, поделившись со своим коллегой моими планами, призывая его поддержать меня. Когда-то занесенные в тетрадь наброски доносившегося до нашего дома азана со временем стали обрастать и моим произнесением намаза нараспев. Возможно, я все же вернусь к идее, одобренной моим бессмертным наставником.

– О чем мечтает Эльнара Дадашева, чего ждет от жизни?

Время и возраст вносят свои коррективы в наши желания и действия. Но есть неизменно трепетное отношение к высокому искусству во всех его проявлениях. Я занимаюсь любимым делом, пишу идущую от души музыку, которая исполняется и далеко за пределами Азербайджана ансамблями с мировым именем – струнным квартетом GAUDI, трио DOPPLER и др. С 1990 года ряд моих произведений включен в учебный репертуар бывших союзных республик. Смело могу сказать, что являюсь первым в Азербайджане композитором, написавшим пьесы для тубы соло. Кстати, профессор-тубист из Америки увез в свою страну мое сочинение, включив мои пьесы и в свой концертный репертуар, и в репертуар высших музыкальных учебных заведений по классу тубы. Без ложной скромности скажу, что создала первые учебники по полифонии на азербайджанском языке (1991, 1998), стала первой женщиной-азербайджанкой, написавшей марш для духового оркестра.

Мне посчастливилось родиться в благополучной семье, в которой царила творческая атмосфера. Мама – доктор медицинских наук, профессор, пишущий стихи; папа – художник-архитектор, прекрасно рисовал, был романтиком и однолюбом. Он добивался благосклонности своей единственной любви – красавицы Саялы восемь лет! Именно его всепобеждающая любовь вдохновила меня на создание балетного спектакля (написан в 1977 г., поставлен в 2012 г.). И то, что мой балет, названный именем мамы, стал первым в Азербайджане, написанным женщиной-композитором, иначе как провидением назвать не могу. 

Традиции порядочности, любви, творчества объединяют членов моей семьи. Старший сын – Рустам окончил факультет автоматизации производственных процессов в Академии нефти, младший – Фаган скульптор-монументалист, автор многих признанных работ. Отрадой для нас с супругом являются три очаровательные внучки, дарящие нам необыкновенное счастье.

Мечтая, нельзя забывать о настоящей жизни: без взрывов снарядов, без гибели невинных людей, без переживаний за мир на земле. И пусть на этом мирном фоне каждый из нас, людей доброй воли, пройдет предназначенный ему путь, воплощая в жизнь светлые идеи, принося пользу своей стране... Мои мечты и слова абсолютно искренни – по-другому ни мыслить, ни действовать я не умею!