четверг, 26 Мая, 03:12

Baku Баку 12°C

Исповедь поэтической души

icon 4334 icon 28 января 2022 | 18:58 Исповедь поэтической души


РАМПА
Информация о том, что Александра Никушина, народная артистка Азербайджана, вот уже 46 лет играющая на сцене Азербайджанского государственного театра русской драмы имени С.Вургуна, пишет стихи, для многих театралов стало настоящим откровением.
Да, она никогда не афишировала свой литературный талант, хотя персонажи многих спектаклей все эти годы успешно демонстрировали это на сцене. Только для сказок написано более ста текстов. В новом сезоне услышать стихи Александры Никушиной можно будет в популярной постановке «Мусье Жордан» и в новом актуальном моноспектакле «Моя война».
– Я знаю, что вы пишете стихи давно, но всегда относились к своему поэтическому дару не очень серьезно. Как решились выйти на сцену и обнародовать свои произведения?
– Дело в том, что я не планировала выходить со своими стихами на сцену, я просто писала их на протяжении 44 дней войны и выставляла в открытом доступе – на Фейсбуке. Это была моя позиция, моя боль, мысли, чувства – я не могла оставаться в стороне от происходящего, и все, что я испытывала вместе со своей страной, вылилось в стихи. Они получили определенный резонанс – мне приходило не только очень много благодарностей, но и угроз со стороны наших «соседей», а после выхода моей «Притчи о страннице» мне даже угрожали расправой. Так я поняла, что попала в самую точку. Известие о том, что я награждена дипломом Министерства обороны Азербайджана, стало для меня полной неожиданностью и большой честью.
Идея моноспектакля родилась у главного режиссера Александра Шаровского и Валентины Резниковой, замдиректора по литературно-драматической части, которая всегда очень внимательно относится к моим литературным пробам пера. Первый наш показ совпал с 8 ноября – Днем освобождения Шуши. Скажу честно: мне выступление далось нелегко, так как приходилось заново переживать то, что творилось со мной, когда я писала стихи. Спектакль получился небольшой, но сейчас идет доработка и уже есть тексты, которые позволят сделать эту короткометражку полноценным одноактным спектаклем.
– Во время спектакля в зале многие не могли сдержать слез…
–На премьере в зале ветеранов войны не было, но я надеюсь, что в дальнейшем они будут приглашены, так как этот спектакль писался фактически для них. Это и дань уважения, низкий поклон матерям, которые потеряли своих мальчиков. Мой старший сын не был призван в армию, но я знала, что он готов идти сражаться.
У меня вызывает глубочайшее уважение и гордость наш Президент, которому удалось так грамотно, прозорливо и профессионально выстроить политику последних 30 лет. Мы ведь не знали, какая огромная работа все это время велась. И вот увидели ее результат: подготовлена высокопрофессиональная армия, которая поставила в тупик многих военных специалистов. Как они это сделали в такие короткие сроки, особенно взятие Шуши, для моего сознания это нечто запредельное!
– Можете охарактеризовать состояние сегодняшнего театра в мире? Что нового хотели бы попробовать на сцене и что в вашем понимании никак не вяжется со словом «театр»?
–Я стараюсь следить за театральными тенденциями. За долгие месяцы карантина посмотрела множество спектаклей: что-то меня восхищало, что-то оставляло равнодушной, а что-то было неинтересно. Мне кажется, иногда в погоне за оригинальностью уходит духовность, душевность, таинство театрального действа. Подчас встречаются какие-то ненужные дополнения к пьесам… Я не спешу судить, понимаю, что каждый ищет. Но в таком поиске иногда теряется рациональное зерно, суть самого спектакля.
Последние потрясения для меня – это два спектакля, которые я посмотрела в Москве в 2017 году: «Юбилей ювелира» и «Мастер и Маргарита». Тогда еще никто не знал, что «Юбилей ювелира» станет последним спектаклем Олега Табакова... Я была просто пригвождена к креслу, существовала внутри этого спектакля, следила за каждым жестом Олега Павловича! Это спектакль, который позволяет каждому актеру создавать своей ролью маленький шедевр. И зритель не просто восторгался Табаковым – он принял этот спектакль, удивительно душевный, тонкий, поистине ювелирный. Хотелось бы поближе столкнуться с такими вот тенденциями.Как говорится, пожалуйста, ищите любые формы, лишь бы не было скучно и пошло.
– Вы, народная артистка с большим стажем, все еще нуждаетесь в советах режиссера или он уже отдает роль вам на откуп?
– Яне признаю и не понимаю ситуацию, когда режиссер отдает актеру роль на откуп: делай что хочешь. В серьезном театре не должно быть самодеятельности. Мне всегда нужен режиссер, я очень внимательна к его пожеланиям, замечаниям. Мне режиссер должен подсказывать, возможно, даже открывать то, чего я не знала в себе. Режиссер и актеры, как в песне, «скованы одной цепью, связаны одной целью». Хороший режиссер – всегда радость для артиста, в противном случае работа не приносит удовольствия. И пусть не всегда сотрудничество на уровне восторга, взаимоуважение должно присутствовать обязательно. К сожалению, многие талантливые режиссеры часто остаются за пределами театра, не получают возможности воплотить свои задумки в жизнь.
– Как пандемия отразилась на вашем творчестве?
– Вовремя пандемии я не сидела сложа руки. Интересно работалось с Любавой Гриневой, которая в это время защищала диплом режиссера в Щукинском училище. Она предложила мне сыграть в спектакле по пьесе Жана Кокто «Человеческий голос». Мы сделали спектакль за 20 дней, хотя она три года упрашивала меня сыграть, а я не решалась. Дело в том, что моя героиня – молодая женщина. И вот оно, слово режиссера! Мне создали такие условия, что я чувствовала себя в роли свободно, не задумываясь о возрасте.Я рада, что в моей творческой судьбе случился такой спектакль, где я успела еще раз прикоснуться к драматическому амплуа.
Ну и «Моя война», конечно, драматический спектакль, в котором я чувствую себя уверенно, так как знаю, как донести мысль и не превратить это в проливание слез. Для меня было важно, чтобы ком стоял в горле и не давал мне как актрисе лить слезы. Я бы очень хотела, чтобы эти стереотипы относительно моего амплуа актрисы комедийного жанра перестали меня преследовать.
МОЯ ВОЙНА
Хочу спросить армянских матерей:
За что погибли ваши сыновья,
На что вы обрекли своих детей?
Как под ногами не горит земля?
Скажите, вам не снятся Ходжалы,
Растерзанный и выжженный Агдам?
История, что соткана из лжи,
Трещит и расползается по швам.
Скажите, это стоило того,
Чтобы себя обманом утешать?
Потерю сына, даже одного,
Не может пережить любая мать.
Где разум был, когда кричали вслед:
«Воюй!» – За что? За призрачный Арцах?
У этой мысли будущего нет,
И это – танец на родных гробах.
Что служит оправданием смертей?
Когда-нибудь ответ придется дать!
Для жизни мы рожаем сыновей,
Не для науки подлой – убивать!
У нас мальчишки тоже полегли,
Гвоздики на могилах, словно кровь...
Шехиды спят в объятиях земли,
И знамя – поминальный их покров.
И нашим матерям знакома боль,
Она нам сердце жжет из года в год.
Мы воспитали в сыновьях любовь,
А ненависть в народе не живет.
Мы будем помнить поименно всех–
Да упокоит души их Аллах …
А наши внуки будут жить за тех,
Кто отстоял, вернул НАШ КАРАБАХ!

– Вы много лет преподаете хореографию детям, а с недавних пор вам предложили вести предмет «Сценическая речь» в Азербайджанском университете культуры и искусств. Кстати, ваши подопечные отзываются о вас как об очень требовательном педагоге.
– Моя требовательность продиктована как раз заботой о них. Но мои ребята из творческих студий знают, что при всей моей строгости я всегда найду для них теплые слова.
Я пытаюсь предупредить их обо всех сложностях, к тому же требую простые вещи, в рамках программы. Меня огорчает тот факт, что они мало читают. Я готова делиться знаниями, но не хочу, чтобы это было одностороннее движение. Я хочу, чтобы ребята сами захотели что-то сделать, прочесть, узнать. К сожалению, среди студентов сегодня некое легкомысленное отношение к профессии,и когда потом выпускник попадает на сцену, ему приходится объяснять элементарные вещи. Даже после красного диплома я начала все сначала. Полученная школа не позволила мне провалиться с первых дней работы в театре, но мне приходилось каждый день доказывать, что имею право на пребывание в этой профессии. А ведь она требует не просто полной самоотдачи, она требует жертв:твое время, твои силы, мысли, твое пребывание в этой жизни. Все отдаешь театру. Я даже не знаю, кто кому больше нужен: я театру или он мне...
Мои сыновья тоже имеют отношение к театру. Старший – заслуженный артист Азербайджана, артист Русской драмы Теймур Рагимов; младший – Иса, окончил режиссерский факультет и находится в творческом поиске.
– Вы прекрасно выглядите и от вас всегда веет позитивом. Что помогает сохранять такую хорошую форму и в чем секрет вашего неутомимого творческого запала?
– Стараюсь больше двигаться и реже думать о своем возрасте. Сейчас у меня большая физическая нагрузка: и институт, и театр, и детские хореографические студии – все это мобилизует, надо держаться, соответствовать. К тому же я много общаюсь с молодежью, с детьми, это тоже придает дополнительные силы. Я стараюсь жить, воспринимая каждый день как некий подарок судьбы.
– В следующем году у вас юбилей. Как родной театр планирует отметить это событие? Ваши поклонники ждут от вас и театра чего-то фееричного, нового, необычного: новой роли, а возможно, вашего полного преображения на сцене…
– Да, в следующем году мне исполняется 70. Звучит немного страшно,но если честно, я этих лет не чувствую. Как театр будет отмечать, это вопрос скорее к руководству, чем ко мне. Конечно, хотелось бы подарить что-то интересное зрителям, справить с ними свой юбилей. А еще я решила наконец выпустить небольшую книгу стихов, потому что одно дело – писать для спектаклей, в которых, конечно, присутствуют какие-то мои мысли, но это больше из области ощущений персонажей. А я хотела бы выпустить книгу, чтобы в ней отразились мои чувства, мое душевное состояние. Честно говоря, я хотела бы сделать это для своих внуков, которых, к сожалению, пока не знаю. Мне хотелось бы, чтобы они когда-нибудь их прочитали и имели представление о бабушке не только как об актрисе...
Марина МУРСАЛОВА

Советуем почитать