• суббота, 22 Июня, 13:34
  • Baku Баку 27°C

Гаджи Исмайлов: Возрастной ценз в искусстве – это нонсенс

24 мая 2024 | 21:25
Гаджи Исмайлов: Возрастной ценз в искусстве – это нонсенс

Нынешний год – юбилейный для народного артиста, лауреата Государственной премии Азербайджана, кавалера ордена «Шохрат» и просто любимца нашей публики Гаджи Исмайлова.

Фильм «День рождения» известного азербайджанского кинорежиссера Расима Оджагова, думаем, помнят все. Эта забавная история об удивительных приключениях в столице простодушного провинциального учителя и сегодня никого не оставляет равнодушным. И если вы, читая эти строки, улыбнулись (в чем мы почти не сомневаемся), то самое время представить вам исполнителя роли Мустафы – народного артиста, лауреата Государственной премии Азербайджана, кавалера ордена «Шохрат» Гаджи Исмайлова.

В этом году актер отметил свой 80-летний юбилей и был награжден премией Президента Азербайджанской Республики.

 

Голос за кадром

Гаджи муаллим, невольно удивляет, что вы, уже имея за плечами определенный сценический опыт, в кино довольно долго оставались за кадром.

Да, некоторый опыт у меня уже был. После окончания Азербайджанского государственного института искусств им. М.А.Алиева (ныне АзГУКИ) весь наш курс по распределению был отправлен в Ереван на открытие Иреванского государственного азербайджанского драматического театра, что по тем временам было ярким событием в культурном пространстве двух республик. И мы довольно смело заявили о себе премьерой спектакля «Севиль» по одноименной пьесе Джафара Джаббарлы, чьим именем, кстати, был назван и сам театр. С этого и началась моя творческая биография.

Спустя несколько лет я получил должность ассистента педагога на кафедре сценической речи нашего вуза. В те же годы главный режиссер Азербайджанского драматического театра, ныне покойный Тофик Кязимов пригласил меня сыграть сразу в двух его спектаклях. Правда, роли были второго плана, но довольно интересные, и давали мне шанс со временем плавно влиться в труппу академического театра. А в Аздраму я был принят только через два года, до того работал на сцене Сумгайытского государственного драматического театра, который открылся в 1968 году.

Что касается кино, то я, как и все мои коллеги, мечтал сниматься в фильмах, но в те годы меня на киностудию приглашали лишь на дубляж, и я действительно долгое время оставался за кадром. Но, видно, недаром говорят, что пути Господни неисповедимы, а актерские – тем более.

Когда же состоялся ваш дебют на большом экране?

Мой дебют в кино состоялся в 1976 году в фильме «День рождения» классика отечественного кинематографа Расима Оджагова. В студии задолго до этого всем было известно, что Расим муаллим готовится к съемкам этой картины, сняться в которой, конечно же, мечтали многие. Пожалуй, я один был далек от каких-либо иллюзий на этот счет. Но однажды, случайно встретившись со мной в коридоре, Расим муаллим пригласил меня пройти пробы на роль героя своего фильма.

Конечно, для меня это было неожиданностью: вы только представьте, что значит для молодого актера приглашение столь именитого мастера! Радости моей не было предела, особенно после того как я, пройдя все пробы, узнал, что худсовет киностудии высоко оценил результаты отснятых с моим участием материалов. Но, увы, тогда же композитор Эмин Сабитоглу в беседе со мной как бы невзначай обронил, что режиссер, в общем-то, давно нашел актера на роль Мустафы, а все эти кинопробы нужны ему только ради галочки. Только тогда я понял, насколько наивно было с моей стороны надеяться на что-то, к тому же окончательно подрезал мне крылья сам Расим Оджагов, который однажды при встрече сказал: «Не огорчайся, я сниму тебя в этом фильме, но в другой роли».

Но должно было произойти нечто экстраординарное, чтобы повлиять на решение столь маститого режиссера?

А произошло то, чего я никак не ожидал. Оказалось, что несмотря на решение режиссера снимать другого актера почти все члены худсовета в один голос заявили, что в роли Мустафы видят только меня. Видимо, Расим муаллим был просто вынужден согласиться с их мнением, что, по сути, и явилось точкой отсчета моего пути в большое кино...

– …и принесло вам фантастическую популярность.

Это я осознал позже, но хорошо помню слова моего партнера по фильму, известного грузинского актера Давида Уплисашвили, который как-то раз на съемочной площадке сказал мне: «Поверь, эта роль сделает тебя кумиром публики». Я, конечно, не придал его словам особого значения, полагая, что актер может стать кумиром, только если сыграет на экране какого-нибудь крутого мачо из западного блокбастера. Впрочем, на тот момент главным для меня было только то, что я работал с режиссером такого масштаба, как Расим Оджагов, а это очень большая школа для начинающего киноактера. И счастлив, что позже наше сотрудничество продолжилось в других его кинолентах: «Перед закрытой дверью», «Другая жизнь», «Храм воздуха» и «Стамбульская история» («Həm ziyarət, həm ticarət»). Героем последней, кстати, также оказался Мустафа с его далекими от реалий наивностью и порядочностью.

 

Когда сбываются пророчества

Итак, пророчество вашего партнера сбылось – однажды вы проснулись знаменитым.

Да, и был приятно удивлен, что зритель так полюбил моего героя. Картина была снята по заказу Госкомитета СССР по телевидению и радиовещанию и после премьеры на Центральном телевидении вызвала еще больший резонанс.

Но ведь фильм практически стал вашим днем рождения как новой звезды экрана. Как вы чувствовали себя в новом статусе?

– Безусловно, был счастлив, что в одночасье добился признания, но никаких симптомов звездной болезни у меня не было и нет. Помню, тогда я всего лишь мысленно оглянулся на свое прошлое и понял, что наконец-то сбылась мечта моего далекого детства. Вспомнил, как я, простой бакинский паренек, который родился и вырос в Ичери шехер, без особого усердия учился в обычной школе, всегда мечтал чем-то выделиться из толпы своих сверстников, завоевать признание, уважение окружающих. Именно поэтому я занимался спортом, неплохо пел, охотно посещал драмкружок. Видимо, во всем этом сидело подспудное желание стать актером, и я, выбрав наконец эту профессию, преданно служу ей вот уже более полувека.

А не приходилось ли вам за все эти годы хотя бы раз пожалеть о собственном выборе?

Ни разу! Даже самые непростые периоды своего творческого становления я воспринимал трезво, с пониманием того, что в любой профессии успеха добиваются лишь самые терпеливые и настойчивые. Сожалею я, пожалуй, лишь о том, что за эти годы, всецело отдавшись работе, я уделял своим детям внимания меньше, чем хотелось бы. Благо бог мне дал шанс всю свою нерастраченную любовь теперь щедро дарить своим внукам – Улькер, Азеру и Нигяр, которые сегодня скрашивают мою жизнь.

 

Осенний марафон

Многие несправедливо полагают, что для актера осень жизни – тот этап, когда пора уходить со сцены. Но вы, отметив свой славный 80-летний юбилей, продолжаете активно участвовать в этом «осеннем марафоне». И не восхищаться этим невозможно.

А почему вы решили, что мне уже 80? Мне всего 80! Впрочем, если серьезно, то сегодня прекрасная физическая форма вполне позволяет мне не только играть на сцене, но и более десяти лет занимать должность заместителя председателя Союза театральных деятелей Азербайджана. Уверен, говорить о пенсионном возрасте деятелей искусств – это нонсенс, возможно, в какой-либо другой сфере такой подход приемлем. Но как можно ограничивать возможности людей творческих профессий узкими рамками прожитых лет, если они еще полны желания и сил работать? Мы сами росли и формировались рядом с живыми классиками актерской школы, такими как Мовсум Санани, которому было уже за 80, Агасадыг Герайбейли, который даже в свои 90 все еще блистал на сцене, Окюма Курбанова, Софа Басирзаде, Исмаил Османлы… Это были личности высочайшей сценической культуры, со своей неповторимой аурой, харизмой, своим творческим почерком, на которых театр, собственно, и держался.

На смену им пришла яркая плеяда наших талантливых актеров, у каждого из которых был свой репертуар, своя аудитория зрителей, но, увы, почти все они ушли из жизни в расцвете сил. В разные годы не стало многих наших талантливых режиссеров, драматургов – и все это для нас явилось невосполнимой утратой, в театре прервалась преемственность поколений. Да, со временем на афишах появились новые имена, но это было поколение, воспитанное на совершенно иных ценностях. Этим людям непросто понять цитату Станиславского: «Любите искусство в себе, а не себя в искусстве», они более прагматичны.

– Может быть, именно этим во многом и объясняется растущая дистанция между зрителем и театром. А народ не перестает требовать хлеба и зрелищ.

В известной степени это именно так, хотя в плане зрелищ у нас, в общем-то, особого дефицита не наблюдается, проблема в их чудовищно примитивном разнообразии. Но при всем этом молодежь сегодня все же тянется к театру как к главному источнику духовной пищи, и это радует. Важно просто создавать необходимые условия для воспитания нового поколения зрителей.

Какую роль в этом может сыграть Союз театральных деятелей?

Развитие театрального искусства по уставу является одной из задач СТД, и мы все активно этим занимаемся. У нас действует пять лабораторий для творческого развития режиссеров, актеров, драматургов, театральных критиков, есть экспериментальная мастерская режиссуры и менеджмента, причем все это рассчитано и на профессионалов, и на любителей. Мы уже четвертый год с успехом проводим фестиваль спектаклей, поставленных в этих лабораториях с довольно позитивными результатами.

Кроме того, мы на протяжении года совместно с Министерством культуры реализуем мой авторский проект Gonag teatr, который служит укреплению культурных связей театральных деятелей и дает столичным зрителям возможность ознакомиться с работой наших региональных театров. В минувшем году в рамках этого проекта в Баку побывали труппы восьми регионов республики, что стало для них серьезным творческим экзаменом и стимулом к дальнейшему развитию.

Нашу столицу посетил также Муниципальный театр из Антальи со спектаклем «Опоздавшие» по пьесе Пярвин в постановке нашего актера и режиссера, заслуженного артиста республики Нофеля Велиева. В этом году мы пригласили в Баку еще четыре театра, и в их числе Трабзонский художественный театр, который 6-7 мая с успехом выступал на нашей сцене со спектаклем «Нейтральная зона» по пьесе азербайджанского писателя-драматурга Фируза Мустафы. По итогам этого проекта наши гости из братской Турции: режиссер-постановщик спектакля Джемре Джан Афджи, Сулейман Сырткайа, Хактан Озкан, Айше Натир, Серкан Сарбест, Кевсер Нур Йылмаз, Мете Аслан, Сеймен Али Перваноглу, Айгюль Гюнер Аслан, Лалэ Искендероглу, Мурат Аслан, а также автор пьесы Фируз Мустафа были награждены почетными грамотами СТД.

Но значимость любого культурного проекта в не меньшей степени определяется вниманием зрителей. Не приходится ли вам сталкиваться с проблемой полупустых залов?

На отсутствие зрительского интереса жаловаться не приходится. В зале практически не бывает свободных мест. Более того, у нас уже сформировалась аудитория постоянных зрителей, и это в основном молодежь. Наша деятельность нацелена на развитие культурных связей между театральными деятелями разных стран, реализацию интересных проектов с их участием, знакомство с новыми именами, новыми веяниями в театральном пространстве. Я уверен, что недалек тот день, когда азербайджанский театр возродит свое былое величие, свою монументальность, и Баку займет одно из главных мест среди признанных театральных столиц мира.

 

Лала Багирзаде
Автор

Лала Багирзаде

Все новости
banner

Советуем почитать