пятница, 01 Декабря, 01:14

Baku Баку 12°C

Полгода в экономике Южного Кавказа

icon 2634 icon 18 августа 2023 | 22:21 Полгода в экономике Южного Кавказа

За первую половину текущего года в экономическом развитии государств Южного Кавказа более или менее стали оформляться тренды, которые должны повлиять на социально-экономические итоги года.

Конечно, разность задач стоящих перед экономиками трех стран региона предполагает и различия в подходах по определению стратегии экономического развития, а также в реализации практических шагов.

 

Азербайджан: приоритет ненефтяному сектору

Для Азербайджана, крупнейшей экономики региона, по прежнему в качестве приоритетов выступают развитие ненефтяного сектора, декарбонизация энергетического сектора за счет активного внедрения «зеленых технологий», диверсификация поставок газа, диверсификация экспорта продукции отраслей переработки, совершенствование транспортных коммуникаций и активное участие в региональных транспортных мегапроектах, в том числе за счет совершенствования транспортной инфраструктуры.

ВВП Азербайджана за первое полугодие составил $35,431 млрд, что в сумме более чем в два раза превышает аналогичные полугодовые показатели в соседних Грузии и Армении.

Обращает на себя внимание последовательное развитие ненефтяного сектора, доля которого в ВВП неуклонно повышается. В прошлом году от общей экспортной выручки страны на долю ненефтяного сектора пришлось немногим более 7%. При этом лидирующие позиции имеют те его секторы, которые задействованы в глубокой переработке нефти и газа. Драйвером отраслей ненефтяной сферы выступают масштабные работы по восстановлению Восточного Зангезура и Карабаха.

В то же время двузначная инфляция в серьезной степени нивелирует повышение реальных доходов населения. При этом негибкость внутренних цен, рост цен на импортные товары способствуют росту инфляции. В частности, значительная часть азербайджанского импорта приходится на Турцию, где большая инфляция привела к росту цен, в том числе на экспортные товары, это не могло не сказаться и на росте цен на турецкие товары в Азербайджане.

Тем не менее в первом полугодии ситуация стала несколько выправляться. В том числе за счет снижения цен на ряд импортных товаров, прежде всего продовольственных.

Выступая на совещании, посвященном социально-экономическим итогам шести месяцев 2023 года Президент Ильхам Алиев, коснувшись указанной темы, выразил надежду, что до конца года инфляция может снизиться до однозначной цифры.

 

Драйверы экономики Армении: релокация и реэкспорт

В соседних Армении и Грузии на текущее состояние потребительского рынка большое влияние оказывают крупные финансовые вливания извне, прежде всего из России.

Для Армении релокация российского бизнеса, преимущественно занятого в сфере IT, привела к повышению удельного веса сектора в ВВП, который превышает 4%.

В то же время одной из основных статей доходов Армении по-прежнему является продукция горно-добывающего комплекса. За 2022 г. экспорт руды цветных металлов составил 17,2% от совокупного экспорта, по сравнению с 30,6% в 2021г. При этом в денежном выражении он практически не поменялся по сравнению с показателями предыдущего года (с $923 млн до $922 млн). Это связано с повышением доли продукции автопрома и электроники, что объясняется реэкспортом этих товаров в Россию из третьих стран. Так, за 2022 год Армения экспортировала в РФ 254 тыс. автомобилей, что составляет значительную долю армянского экспорта. К слову сказать, большая часть этого реэкспорта – подсанкционные товары.

Такое «удобное» положение позволяет армянской экономике развиваться, приспосабливаясь и извлекая очевидные выгоды от режима санкций в отношении России. Как говорится, кому война – кому мать родна!

В то же время эксперты отмечают, что подобная ситуация может измениться. Самым главным риском в текущей ситуации является невозможность прогнозирования, насколько долгосрочным окажется данный тренд. Повышение градуса конфронтации между Арменией и Азербайджаном, возможная военно-политическая напряженность в регионе может заставить релокантов искать себе другое, более безопасное место, что спровоцирует отток капитала и ухудшит экономический климат в стране в целом.

 

«Российский след» в грузинской экономике

Грузинская экономика во многом также росла за счет конфронтации между Западом и Россией, извлекая для себя явные преференции. Здесь также на официальном уровне делаются заявления относительно недопущения обхода режима санкций. В то же время рост антироссийских настроений в грузинском обществе довольно настороженно встречается со стороны властей страны, видящих в этом угрозу национальным интересам.

В мае 2023 года премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили прямо заявил, что экономика Грузии «рухнет», если страна введет санкции против России. О ее значении в экономическом росте говорит то, что двусторонний товарооборот с января по июнь превысил $1,2 млрд, что на 75,7% больше показателя за аналогичный период 2022 года. В списке стран, куда Грузия экспортирует больше всего товара, РФ находится на третьем месте после Армении и Азербайджана.

К тому же российские туристы являются самыми многочисленными. В 2022 году в Грузию приехали 1,1 млн граждан России, которые, по данным Национального банка Грузии, оставили в стране $891 млн.

Рост протестов со стороны ряда крупных грузинских НПО и оппозиционных партий требующих от грузинских властей запретить въезд российских туристов в страну, также вызвал крайне негативную реакцию в руководстве Грузии и правящей партии «Грузинская мечта».

Председатель правящей партии «Грузинская мечта» Ираклий Кобахидзе заявил, что если российские туристы не будут посещать страну, грузинская экономика в год потеряет $1 млрд.

Примечательным моментом текущего экономического развития региона является то, что, используя свои преимущества для активизации торгово-экономических отношений с Россией, Грузия и Армения усиливают свою фактическую зависимость от связей с северным соседом. В то же время Азербайджан стремится сбалансировать свои отношения с традиционными западными партнерами, и с РФ таким образом, чтобы быть гораздо более самостоятельным игроком, критически не зависящим от глобальных центров силы.