• суббота, 20 Июля, 07:14
  • Baku Баку 25°C

Карабах – это не Косово

01 сентября 2023 | 21:32
Карабах – это не Косово

Балканы продолжают оставаться горячей точкой Европы, помимо войны в Украине. Но почему начался конфликт в Косово и почему его не стоит сравнивать с карабахским? Сегодня «Каспий» беседует с основателем проекта «Балканист», директором российского Фонда прогрессивной политики Олегом Бондаренко.

 

Самой горячей точкой на Балканах уже много лет продолжает оставаться Автономный край Косово и Метохия Республики Сербия (РС). Одновременно этот сербский регион известен под названием Республика Косово, которая является еще и частично признанным государством.

На севере Косова живут сербы, от которых косовоалбанские власти Приштины (столица Косова) требуют сменить документы и номера машин на косовские, что за последние годы не раз приводило к серьезным инцидентам. При этом существует резолюция Совета Безопасности ООН 1244, по которой силы НАТО для Косова (KFOR) обязаны обеспечивать безопасность сербов в Косово и Метохии. Но эта резолюция не выполняется по многим пунктам. К примеру, нет сербских сил, размещенных в этом регионе, хотя в решении СБ ООН об этом говорится.

Почему начался конфликт в Косово, который многие сравнивают с карабахским, и насколько правомочно это сравнение? Что значит участие Сербии в украинской «Крымской платформе»? На эти и другие наши вопросы отвечает основатель проекта «Балканист», директор российского Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко.

 

– Как начинался конфликт в Косове, который длится уже десятки лет?

– Все началось с изменения демографической ситуации в регионе, особенно в XX веке. Происходило это из-за переселения людей, военных действий. Впрочем, и до Первой мировой войны сербов в Косове уже было не больше, чем албанцев, а число последних затем стало заметно расти.

Ни один межнациональный конфликт не рождается за 10 лет. Все они, как правило, имеют большую природу и длинную историю. Возвращаясь к Косову, больше 500 лет назад это была полностью сербская земля, из которой, собственно, и пошла сама Сербия. Но с тех пор очень многое изменилось, и неоднократно.

После Первой мировой войны произошло сокращение местного сербского населения. Потом была Вторая мировая, и она сыграла свою роль, а затем появилась Социалистическая Федеративная Республика Югославия, в которой Косово стал автономным краем. Это было решение лидера СФРЮ Иосипа Броз Тито.

 

– Для чего он это сделал?

– Была идея присоединить Албанию к большой Югославии, а тут как раз автономный край Косово с преимущественно албанским населением. Есть известные факты, когда уже после войны косовским сербам запрещалось возвращаться в родные места, а вот переселению албанцев в Косово правительство всячески способствовало. Сработала демография, высокая рождаемость у албанских мусульман. За полвека произошел мультипликативный эффект, и уже в 1990-е годы албанцы стали абсолютным большинством в Косово. А сербов там сейчас 10%, и это в лучшем случае.

 

– Кстати, Иосип Броз Тито, согласно различным данным, не был сербом…

– Он был именно югославом. Никто точно не знает, какой он был национальности. Он был полухорватом, полубосняком, немножко словенцем. Намешано очень много кровей. Этот фактор не играл особой роли, и на мой взгляд, он сделал для сербов очень много. В глобальном смысле именно Тито поднял Югославию на уровень первой десятки мировых стран по разным показателям. Ни до, ни после него Югославии это не удавалось. Он оставил очень серьезную заявку на участие своей страны в мировой повестке.

 

– Давайте о политической составляющей. Карабахский и косовский конфликты часто сравнивают, отмечая их схожесть. Однако есть одно важное различие: ни одна страна мира, включая Армению, не признала за 30 лет самопровозглашенную «НКР», которая уже канула в Лету. А вот Косово стало частично признанным государством…

– По моему скромному убеждению, схожих межнациональных конфликтов в мире вообще не существует. Сербско-албанский, сербско-хорватский, грузино-абхазский, армяно-азербайджанский – все они различаются. А что Косово стало частично признанным, то здесь причина только в том, что этот край стал объектом мировой геополитической игры. Косово стало очень удобным для западного мира рычагом давления на довольно дерзких сербов и много еще по каким причинам.

 

– На днях прошел саммит «Крымской платформы», приуроченный ко Дню независимости Украины. Сербский премьер-министр Ана Брнабич участвовала в этой встрече посредством видеообращения. Белград признал территориальную целостность Украины. Да, Сербия, как и Азербайджан, всегда признает территориальную целостность всех стран мира. Но что изменилось – ведь РС впервые участвовала в «Крымской платформе» и тем самым поддержала Украину?

– Здесь важно, что Сербия не подписала декларацию «Крымской платформы». И об этом уже заявил министр иностранных дел Республики Сербия Ивица Дачич. То, что было видео с обращением премьер-министра, ничего не меняет. Повторюсь, Сербия «Крымскую платформу» не поддержала.

 

– Но территориальную целостность Украины Белград поддерживает, об этом говорил и президент Сербии Александр Вучич…

– Естественно. Вы и сами совершенно справедливо сказали, что Сербия поддерживает территориальную целостность всех стран. Иначе и быть не может, ведь у РС есть Косово и Метохия.

 

– А что вы думаете о встрече президентов Сербии и Украины, которая недавно состоялась по просьбе украинского лидера? Она прошла на фоне недавнего обращения парламентариев европейских стран и США с призывом поддержать «состоявшуюся демократию» в Приштине. И среди подписантов были депутаты Верховной Рады Украины, что в Белграде многие сочли готовностью Киева признать независимость Косова.

– Депутаты могут подписывать все что угодно, это никак не влияет на политику государства. Если бы Украина признала независимость Косова, то нанесла бы ущерб себе. Страна выступает в роли жертвы, на которую напали, и как она может признавать сепаратистские регионы в других странах, которые были кем-то признаны? В Киеве это понимают, поэтому не признают Косово. И ровно по той же причине Вучич говорит о поддержке территориальной целостности Украины. Так и будет продолжаться. Но если по каким-то причинам Киев решит признать Косово, тогда Белград перестанет признавать территориальную целостность Украины.

 

– Каким может быть дальнейшее развитие событий? В СМИ появлялась информация о том, что Сербия решила закупить у Ирана дроны-камикадзе Shahed-136, а Косово закупает ударные БПЛА у Турции. Дело идет к войне?

– Нельзя делать прогнозы развития ситуации на Кавказе или на Балканах. Все может измениться очень быстро. Но все занимаются усилением своих вооруженных сил, хотят обеспечить безопасность.

 

– Почему же не исполняется известная резолюция Совбеза ООН №1244?

– Так эти резолюции далеко не всегда принимаются для того, чтобы их исполнять. Чаще всего это делается, чтобы заморозить конфликт, добиться мира, пусть и временного. Не нужно требовать от международной политики исполнения всех соглашений – надо понимать «политес момента».

 

– Азербайджан самостоятельно силовым путем обеспечил выполнение резолюций ООН относительно оккупированных территорий. Но у Сербии, видимо, недостаточно сил. Получается, Косово – отрезанный от РС ломоть?

– Сербия вообще не контролирует Косово. А согласно резолюции №1244, сербская сторона может разместить в этом регионе 1000 своих военнослужащих. Но их нет. Белград не пользуется этим правом, понимая реальную политику, ведь после ввода войск сербы столкнутся с войсками НАТО. Повторять конфликт с Североатлантическим альянсом Сербии, которая развивается очень хорошими темпами в Европе, совершенно не нужно. А что касается Косова, то фактически это уже отрезанный ломоть от Республики Сербия.

Наир Алиев
Автор

Наир Алиев

Все новости
banner

Советуем почитать