• суббота, 22 Июня, 14:48
  • Baku Баку 27°C

Как вооружался Азербайджан: Военная промышленность «с нуля»

11 сентября 2022 | 15:37
Как вооружался Азербайджан: Военная промышленность «с нуля»

Сергей Богдан, доктор политических наук, Беларусь, специально для Caliber.Az

На этой неделе в Баку прошла четвертая Международная военная выставка ADEX-2022. Она продемонстрировала не только уже заметное место азербайджанской оборонной отрасли на международном рынке вооружений. Впервые проведенное после войны 2020 года мероприятие заставляет вспомнить, что в основе военных успехов лежали и усилия часто остававшихся в тени предприятий оборонной промышленности.
Ground zero азербайджанского военпрома
В этом году на бакинские выставки в области безопасности (одновременно с ADEX-2022 прошла и выставка в области внутренней безопасности) приехали свыше 200 компаний из 32 стран. Национальные стенды выставили Беларусь, Иран, Израиль, Казахстан, Пакистан, Россия, Турция и другие страны. Если в одном мероприятии принимают участие и Иран, и Израиль, это многое говорит о способности Баку взаимодействовать с самыми разными партнерами за рубежом. Впрочем, к этому его подталкивали и объективные обстоятельства.
Чтобы оценить ситуацию, имеет смысл сравнить траекторию развития Азербайджана с путями, по которым пошли (скорее покатились) другие страны. По состоянию на 1991 год советский ВПК и смежные области промышленности, система военных НИИ, КБ, вузов и пр. была распределена по территории СССР неравномерно, и после распада Союза где-то три четверти этого наследия очутилась в России. Но не только. У Украины, по некоторым оценкам, оказалось около 15% советского оборонного потенциала, более чем достаточно, чтобы стать региональным лидером. У Киева была и мощнейшая военная промышленность, и система оборонных КБ и НИИ (от авиастроения - «Антонов» до танкостроения - завод Малышева и ракетостроения - «Южмаш»), и разветвленная система военного образования.
В Азербайджане ситуация была прямо противоположной — два военных училища (общевойсковое и военно-морское) и участие чуть более двух десятков азербайджанских заводов и институтов в общесоюзном оборонном заказе (производстве аппаратуры и запчастей) - вот, собственно, и все. Даже в гораздо меньшей по размерам Армении было около 30 оборонных предприятий. Как отмечал советник министра оборонной промышленности Азад Мамедов, «в советское время на территории Азербайджана не было ни одного военного завода, да и гражданские в основном занимались не «железом», а ремонтом и производством электроники».
Дальнейшая судьба обеих стран выглядела предначертанной: будущее Украины гарантировано, а вот для Азербайджана все выглядело мрачно. События в 1990-х вроде бы четко указывали, что ожидает эти страны: Украина закрепила свой суверенитет над Крымом вопреки российским претензиям, а Азербайджан к 1994 году утратил контроль над пятой частью своей территории, причем в войне с иррегулярными армянскими вооруженными формированиями! И защищаться было просто нечем, не было мощностей даже для должного обслуживания и ремонта относительно сложной техники, вследствие чего, даже после перемирия с Арменией и до начала 2000-х, число танков в азербайджанской армии постоянно падало. Казалось, история вынесла свой приговор...
Но в руках людей - распоряжаться своими возможностями тем или иным способом, создавать все из ничего или обращать все в прах. Вот и ситуация в этих странах изменилась до неузнаваемости. К началу 2010-х в результате псевдореформирования и бардака во власти ничего от украинского оборонного потенциала не осталось. Результаты отразились во многом, том числе в сепаратизме и войне на востоке страны, а затем и в недавнем путинском вторжении. Азербайджан же, постепенно наводя порядок в государстве, выстроил армию и оборонную промышленность, а затем восстановил территориальную целостность.
Сначала экономика, затем - армия
Следует сказать, что азербайджанский арсенал создавался не в результате хаотичных метаний в поисках оружия возмездия, а планомерными и последовательными усилиями. В Баку в 1990-х не спешили с навешиванием непомерных военных расходов на пока еще слабую экономику страны - это было чревато лишь продолжением политической нестабильности, ибо создавалась бы ситуация, когда, фигурально выражаясь, не у страны была бы армия, а наоборот - у армии была бы страна, из которой бы первая выжимала все соки. И народу такой страны от этого никогда не бывает безопаснее - такая раскладка всегда и везде вела к военным авантюрам и поражениям. Поэтому, наверное, неслучайно сначала все внимание было уделено созданию экономической базы государства - через развитие нефтегазовой отрасли, выход на мировые рынки через свою трубопроводную сеть и т. д. Это к вопросу о том, в чем же состоит патриотизм - в экзальтированных призывах или в терпении и просчитывании вариантов действий в интересах страны?
Потому и неудивительно, что только лет через десять Баку взялся за военную составляющую по-новому. 16 декабря 2005 года было создано Министерство оборонной промышленности (МОП), которое начало работать над обеспечением самых базовых нужд армии. Символично (либо, наоборот, закономерно?), что и первым министром стал покойный Явер Джамалов, который до того, работая гендиректором в «Азнефти» и на других предприятиях нефтяной отрасли, имел непосредственное отношение к созданию экономической базы для начала серьезной программы перевооружения армии и создания оборонной промышленности.
Как бы то ни было, но, начав с нуля, к концу 2000-х МОП освоило производство стрелкового оружия, средств ближнего боя, небольших серий артиллерийского оружия, боеприпасов различного калибра, инженерных, боевых и учебных снарядов, спецсредств для инженерной службы и разведки, начата сборка БТР. Тем не менее долгое время все это выглядело спорной затеей со скромными результатами. На это накладывался хор скептических голосов за рубежом, в которых нередко слышалось открытое пренебрежение, мол, да разве вообще могут?
История ответила на этот нелепый и в чем-то даже расистский вопрос. Конечно, смогли и смогли именно через планомерную политику и опору прежде всего на свои силы (хотя и не изолируясь от внешнего мира). В 2009 году азербайджанские оружейники впервые повезли свои изделия на международные отраслевые выставки за рубеж, а в 2014 году уже в самом Баку состоялась первая международная выставка оборонной промышленности ADEX. Это тоже было незаурядным достижением, ведь бакинская выставка была четвертой такой площадкой в бывшем СССР наряду с Россией, Беларусью и Казахстаном. Проведение подобной выставки было связано с тем, что азербайджанской оборонной промышленности уже было что выставить рядом с иностранными продуктами. Темпы развития были впечатляющими: если в 2014 году оборонная промышленность Азербайджана производила более 900 наименований изделий военного назначения - от снайперских винтовок, артиллерийских снарядов, авиабомб до бронетранспортеров, РСЗО и БПЛА, то в 2020 году предприятия МОП выпускали уже более 2 000 видов продукции.
Приведем лишь один пример. В декабре 2008 года тогдашний министр оборонной промышленности страны Явер Джамалов обещал: «На 2009 год мы предусмотрели производство беспилотных летательных аппаратов. Мы приступили к модернизации БТР и БМП». Вспомнить это обещание стоит именно на фоне карабахской войны 2020 года, которая за последние годы стала практически эталоном «войны беспилотников» на глобальном уровне. Впрочем, она вообще превратилась в основной пример современной войны - наряду с БПЛА (конечно, многие из них были импортными), она стала и примером задействования сил специальных операций, и примером применения РСЗО. За всем этим стоят годы работы в том числе и оборонной промышленности.
Безусловно, такие яркие примеры, как БПЛА, привлекают к себе внимание больше, чем, возможно, даже более важные, но менее пригодные для раскручивания в СМИ истории. Но, например, важным компонентом для ведения войны было и обеспечение азербайджанской армии боеприпасами собственного производства. Пока этого сделано не было, внешние силы могли быстро влиять на способность Баку вести боевые операции, «закручивая и откручивая краник» с расходными материалами. Это куда более серьезный вид зависимости, нежели зависимость, скажем, в военной технике - в данном случае нужно время, чтобы прекращение поставок вынудило зависимую сторону изменить свою политику (тому же Ирану даже после почти полного разрыва с Западом хватило ресурса западной военной техники на пару лет войны). В общем, азербайджанская оборонная промышленность работала над задачей снабжения армии боеприпасами все 2010-е годы и после введения в 2018 году в эксплуатацию двух новых заводов - горячей штамповки и механической обработки снарядов различного калибра для артиллерийских и танковых пушек, а также производства гильз для снарядов, Азербайджан подошел к самообеспечению снарядами самых различных калибров и типов. Что, собственно, и позволило ему начать все более решительные действия по восстановлению территориальной целостности страны.
Турецкий вариант
Баку никогда не был против взаимодействия с внешними, в том числе европейскими и евроатлантическими структурами, что было отражено в концепции национальной безопасности страны. Но в военно-технической области такое сотрудничество оказалось проблематичным в силу эмбарго и прочих политических ограничений. Решение было найдено в сотрудничестве с самыми различными сторонами: например, в 2010-х в суммарном объеме военно-технического сотрудничества Азербайджана первое место занимала Россия, второе - Турция, третье - ЮАР. Серьезное сотрудничество шло также с Беларусью, Украиной и Пакистаном. Как видим, Баку следовал гибкому подходу без идеологизации.
Снаряжение и технологии приобретались там, где только это было возможно. Те же проекты с ЮАР позволили получить технологии от оружейников страны, некогда бывшей гегемоном во всей гигантской южной части Африканского континента и даже создавшей ядерное оружие. Результатом стал серийный выпуск в Азербайджане с 2010 года бронемашин «Матадор» и «Марадор» южноафриканской компании Paramount Group.
Важную роль играл Израиль, сотрудничество с которым оставалось зачастую вне рейтинга, да и вряд ли сводилось лишь к количественным показателям. Да, у других было куплено больше, но что важнее - сухие статистические цифры или же очевидное влияние полученных видов вооружения или технологий на структуру азербайджанской армии и тактику ведения войны? А между тем благодаря израильским технологиям в Азербайджане с 2011 года было развернуто производство разведывательных дронов - Orbitеr-2M и Aerostar, беспилотника-камикадзе K1-Zərbə и его модернизированной версии - барражирующего боеприпаса Itiqovan. И, кстати, здесь показала свою правильность выбранная политика создания сначала экономической базы, а уж затем перехода к непосредственному наращиванию военного потенциала Азербайджана. Как признают и армянские, и израильские политики, Израиль в свое время предлагал сотрудничество и Армении, но ее экономика элементарно не могла «потянуть» такие траты на перестройку вооруженных сил стран.
Но, конечно, самую большую помощь оказала Турция и это имело место в рамках все более сходной внешнеполитической ориентации обеих стран. Ведь Анкара так же, особенно с 2000-х ставила перед собой более амбициозные цели добиться большей независимости от давления Запада. Столкнувшись с попытками ряда политических сил, связанных с Западом, свергнуть турецкое правительство, президент Турции Эрдоган в 2016 году открыто заявил, что страна намерена устранить внешнюю зависимость в этой сфере к 2023 году.
Говоря о сотрудничестве с Турцией, следует отметить, на каком уровне эта страна находится с точки зрения военной промышленности, технологий и взаимодействия с Западом, а он куда выше, чем даже у многих новых членов ЕС-НАТО, в прошлом вроде бы обладавших во времена Варшавского договора заметной оборонной индустрией. Задумайтесь, даже страна, претендующая на главенствующую роль в Восточной Европы - Польша, согласилась покупать истребители Ф-35 (да и остальное американское оружие) на практически любых условиях, без договоренностей, позволяющих вернуть часть расходов на покупку через участие отечественной промышленности в обслуживании и производстве приобретаемой техники. Анкара же и добилась сначала участия десяти турецких компаний в производстве новейших американских Ф-35, и добилась затем от России выполнения аналогичных требований в отношении участия в производстве компонентов ЗРК С-400. Турецкая промышленность способна принимать серьезное участие в производстве самой сложной техники и правительство стремится обеспечить соответствующие возможности.
Потому партнерство с Турцией в развитии оборонной отрасли было для Азербайджана надежным вариантом обеспечения быстрого прогресса. Уже к концу 2000-х благодаря сотрудничеству с Турцией МОП Азербайджана начало производство стрелкового оружия, отвечающего стандартам НАТО, а, например, в 2010-х приступило к реализации ряда крупных проектов по ракетным вооружениям с компанией Roketsan, а по бронетехнике - с фирмой Aselsan. Обе эти фирмы, кстати, были впоследствии задействованы в производстве Ф-35. Примеров азербайджано-турецких проектов можно привести немало, и они отнюдь не были движением в одном направлении - от Турции Азербайджану. Например, судя по имеющимся фотографиям, турецкие ракетчики в 2010-х воспользовались белорусскими шасси, которые у них оказались вряд ли иначе, чем через азербайджанских партнеров.
Неудивительно, что сотрудничество в военно-технической области, а также в разработке вооружений (наряду с непосредственной взаимной военной помощью) стало одним из важных пунктов Шушинской декларации о союзнических отношениях, подписанной 15 июня 2021 года президентами Азербайджана и Турции.
Подводя итог, можно сказать, что расистские предубеждения сторонников армянского этнического национализма и их сторонников в России и на Западе не позволили им увидеть очевидного - многолетнего процесса целенаправленного и уверенного подъема Азербайджана. Процесса вовсе не стихийного, а четко структурированного и стратегически продуманного.
Это напоминает другую полузабытую историю. В начале XIX века Германию называли «страной поэтов и философов» - считалось, что на большее немцы не способны. А всего через несколько десятилетий германская (прежде всего прусская) армия разгромила столетиями насмехавшихся над ними соседей (мол, «Цивилизация — это Франция», на которую насели полчища германских варваров). Но затем соседи поняли, что немцы не только стихи пишут, но и делают оружие самого высокого качества, да и не только оружие.
В этой немецкой истории, впрочем, есть и еще один урок, который немцы и французы долго не могли усвоить, но Баку его для себя, похоже, извлек. А именно, научившись изготавливать и применять оружие важно при первой же возможности возвращаться к миру несмотря на все соблазны, которые возникают при наличии в руках чего-то, чем, казалось бы, можно прихлопнуть дерзкого оппонента. Впрочем, и французы в конце концов пришли к необходимости строить будущее вместе с немцами, и нет никаких причин думать, что по той же дороге не могут пойти и народы Южного Кавказа.

Caliber.Az

banner

Советуем почитать