• пятница, 19 Апреля, 16:17
  • Baku Баку 25°C

Выборы в Турции: интрига сохраняется

17 марта 2023 | 16:09
Выборы в Турции: интрига сохраняется

ЭКСКЛЮЗИВ

Выборы, разрушительные землетрясения в Турции, отношения Анкары и Запада – обо всем этом газета «Каспий» беседует с экспертом по Турции, главным редактором «МК в Турции», автором Telegram-канала «Повестка дня Турции» Яшаром Ниязбаевым.

Несколько дней назад президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписал документ о дате проведения президентских и парламентских выборов в стране. Подтверждены сроки, которые озвучивались до разрушительных землетрясений 6 февраля. Выборы пройдут 14 мая, а если потребуется второй тур, то он состоится уже через две недели – 28 мая.

Тема выборов и землетрясений в Турции остаются самыми обсуждаемыми. Переплелись ли эти события между собой, используют ли случившуюся в начале февраля трагедию политические силы страны, и если используют, то как? На вопросы «Каспия» отвечает главный редактор «МК в Турции», автор телеграм-канала «Повестка дня Турции» Яшар Ниязбаев.
– Безусловно, землетрясения, как бы цинично это ни звучало, стали дополнительной возможностью для политических сил использовать ситуацию в свою пользу. Случилась большая трагедия, огромное число людей стали жертвами этого стихийного бедствия, это понимают все. Но политику никто не отменял, и надо отметить, что власти и оппозиция поступают по-разному. Президент Реджеп Тайип Эрдоган и его партия AKP (AK Parti) показывают, как они могут справляться с проблемами, ликвидировать последствия землетрясений, пытаются создать комфортные условия для тех, кто потерял свой кров, находится в сложной ситуации и у кого аварийное жилье.

По словам министра внутренних дел Турции Сулеймана Сойлу, почти двум миллионам жителей пострадавших районов пришлось покинуть свои дома и даже перебраться в другие регионы страны. Власти помогают пособиями, каждой семье выделяется по 10 тысяч турецких лир. Пусть это не очень большие деньги, но хоть какая-то поддержка. Кроме того, правительство обещает оплачивать аренду жилья тем, кто остался без крыши над головой.

Оппозиция же апеллирует к тому, что власти должны были быть готовы к землетрясению, ведь были соответствующие прогнозы. Поэтому делается акцент на опоздание с оказанием помощи и т.д.

– До выборов осталось чуть меньше двух месяцев, а что говорят результаты социологических опросов? До землетрясения была устойчивая тенденция увеличения электората президента и его партии – что-то изменилось?

– Действительно, до 6 февраля Реджеп Тайип Эрдоган начал набирать «потерянные голоса» своих сторонников, которые, кстати, не ушли к другим партиям, эти люди застыли в неопределенности. Были неплохие показатели, которые свидетельствовали о положительных тенденциях. И ближе к выборам Эрдоган как умелый политик смог бы их вернуть. Но тут случилось землетрясение.

В Турции множество компаний, которые проводят исследования общественного мнения. Конечно, многие из них объективные, пытаются проанализировать настроения граждан. Но по моим наблюдениям, результаты зачастую заметно разнятся. Есть центры, которые давали высокие показатели Реджепу Тайипу Эрдогану и AK Parti, другие показывают иной результат – не 40%, а 30%, порой и ниже. Турецкая служба стратегических и социологических исследований Metropoll сообщила недавно, что Эрдоган утратил поддержку 5% избирателей. Но тут надо понимать, что речь идет о сравнении с январем, а не об абсолютных цифрах, так что проседание рейтинга, в общем-то, было не настолько значительным. Ну а итоговую картину мы увидим только по результатам выборов 14 мая.

Если говорить о разнице между правящей силой и оппозицией, то социологические опросы показывают, что стороны идут ноздря в ноздрю. Нет ощущения, что оппозиция впереди.

Сейчас важны голоса курдских избирателей на выборах. Это от 8% до 13% голосов. Часть курдов может поддержать Кемаля Кылычдароглу, который выдвинут оппозицией в качестве кандидата в президенты и к которому у них мало претензий.

– Парадоксальная ситуация: Кемаль Кылычдароглу – самый удобный соперник для Реджепа Тайипа Эрдогана, но при этом оппозиционный кандидат может получить серьезную поддержку курдских избирателей. Об этом, кстати, свидетельствуют исследования в восточных и юго-восточных регионах Турции…

– Все верно. На самом деле председатель Народно-республиканской партии (CHP) Кемаль Кылычдароглу является не самым сильным соперником для Реджепа Тайипа Эрдогана, скорее всего, он вообще был слабым звеном. Рейтинги Экрема Имамоглу и Мансура Яваша намного выше. Но, скажем, Мансур Яваш не очень привлекателен для курдских избирателей из-за своего националистического прошлого, да и настоящего (он выходец из Партии националистического движения – MHP, которая входит в правящую коалициюРед.). А Экрем Имамоглу находится под судебным давлением. И конечно, не надо забывать об амбициях Кемаля Кылычдароглу, который очень хотел стать кандидатом в президенты и вел успешную кампанию. Но в среде правящей партии его действительно считали удобным соперником.

Однако Мераль Акшенер, лидер «Хорошей партии» (İYİP) придумала формулу, согласно которой и Имамоглу, и Яваш в случае победы Кылычдароглу станут вице-президентами. В этом случае возникнет триумвират. Эта идея может привлечь больше электората и не отпугнуть курдских избирателей.

– Отношения Турции с США и в целом с Западом достаточно напряжены, продолжаются трения с НАТО по поводу вступления в альянс Финляндии и Швеции, на что Анкара до сих пор не дала согласия. Как к этому относится население страны и может ли эта история повлиять на предпочтения избирателей в день выборов?

– Население Турции неоднородное. Есть антиамериканские взгляды, есть те, кому все равно, а есть те, у которых, как говорят в Турции, «взор на Запад». Но независимую внешнюю политику Турции поддерживает большинство. И на этом фоне Реджеп Тайип Эрдоган получает поддержку даже тех, кто не является его прямыми сторонниками. Независимая политика показывает силу государства. Суверенитет страны – серьезный показатель для электората, свидетельствующий о важности страны в мире.

– Давайте вернемся к недавним землетрясениям, последствия которых так или иначе оказывают влияние на турецкое политическое поле. Озвучиваются разные цифры по поводу ущерба от стихийного бедствия в Турции, речь не о человеческих жертвах, которые огромны. Согласно данным ООН, можно говорить о более чем 100 млрд долларов, другие источники говорят о 80 млрд. Какова, на ваш взгляд, реальная цифра и как быстро Турция может оправиться от такого удара?

– Усредненные данные, которыми оперируют в Турции, – 80 млрд долларов. Но это касается только прямого урона. А есть же и опосредованные, отложенные потери. Так что цифра 100 млрд, которую, кстати, назвала представитель Программы развития ООН в Турции, можно считать достаточно верной. Пострадавшие регионы обеспечивали до 15% экспорта. Цифра большая, но это все-таки не самые крупные экономические районы Турции. На экономику урон повлияет не настолько значительно, о чем свидетельствуют данные международных рейтинговых организаций, по данным которых падение может составить от 0,5% до 2%.

Наир Алиев
Автор

Наир Алиев

Все новости
banner

Советуем почитать