• суббота, 13 Июля, 04:57
  • Baku Баку 25°C

Тюркский мир – альтернативный центр

19 января 2024 | 21:36
Тюркский мир – альтернативный центр

Попытку переворота в Кыргызстане и «большую игру», в центре которой оказалась эта страна, для «Каспия» комментирует директор Центра стратегических исследований Евразии Бакытбек Жумагулов.

Несколько дней назад Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ) Кыргызстана сообщил о задержании группы лиц, готовивших государственный переворот в стране. Сразу же появилась версия о попытке внешнего воздействия на Кыргызстан, перевода денежных средств из США на организацию массовых акций протеста.

Кыргызстанские СМИ отмечают, что арестованные являются сторонниками уехавшего в США активиста Тилекмата Куренова и бизнесмена Имамидина Ташова.

О том, что между Западом и Кыргызстаном есть серьезная напряженность, в конце прошлого года говорил и президент страны Садыр Жапаров в ходе Народного курултая. Он открыто заявил, что более 30 государств оказывают давление на Бишкек, чтобы закон «О некоммерческих организациях» не был принят.

Что стоит за сообщением ГКНБ Кыргызстана о попытке переворота, насколько внешние силы недовольны политикой Бишкека и сближением страны с тюркским миром? Об этом «Каспий» беседует с кыргызстанским политологом, директором Центра стратегических исследований Евразии Бакытбеком Жумагуловым.

– То, что произошло в Кыргызстане, это следствие напряжения между западными странами и Бишкеком?

– Во всех подобных процессах, происходивших в разных странах, в том числе и в Кыргызстане, власти часто обвиняют внешние силы. У нас так было во времена прошлых революций. Но я считаю, что важнее всего внутренние факторы, влияющие на политику, а внешние – это уже следующий этап, второстепенный.

Сейчас не могу сказать, что заметно воздействие каких-либо внешних сил. Обычно в таких ситуациях дело должно дойти до высылки дипломатов той страны, которая замешана в противоправных действиях. Да, на фоне российско-украинского конфликта на Западе проявляют недовольство тем, что Кыргызстан делает крен в сторону РФ, сотрудничает с российскими компаниями. Но это не значит, что те или иные государства будут сейчас финансировать попытку госпереворота в нашей стране.

Что касается упоминания США в СМИ в контексте финансирования групп, которые хотели организовать массовые акции, то это, возможно, связано с тем, что согласно официальной версии ГКНБ Кыргызстана, «Ташов постоянно финансировал Тилекмата Кудайберген уулу…». Тилекмат Кудайберген уулу (Куренов) находится на территории США и часто критикует политику властей. Но речь не идет о США как государстве или об их попытках финансирования каких-либо групп в Кыргызстане.

Между тем после первой «тюльпановой революции» 2005 года на Западе сняли фильмы, в которых открыто рассказывалось, как западные посольства способствовали этому перевороту.

– Да, во время первой революции некоторые посольства проявляли активность в контексте поддержки демократии. Но они не призывали к свержению власти, не финансировали массовые протесты. Кстати, вторую революцию, можно сказать, опосредованно инициировала Россия, когда по российским каналам стали раскручивать компрометирующие материалы относительно коррупции семьи президента Курманбека Бакиева, после чего всколыхнулось население.

Что в политике Кыргызстана не нравится внешним игрокам и внутренним политическим силам?

– Кыргызстан географически, экономически находится в таких условиях, когда вынужден работать с двумя важными игроками – Китаем и Россией. Это не зависит от того, какой президент будет у руля. Конечно, необходимо сотрудничество и с другими странами, в том числе западными, теми же США. Надо придерживаться многовекторной внешней политики.

Что касается внутренней ситуации, то здесь можно говорить о борьбе различных политических сил за власть, споре относительно модели государственного устройства и процесса принятия решений. Команда главы государства выступает за сильную президентскую власть. А вот их оппоненты – за парламентскую систему управления, с широким участием представителей гражданского общества в процессе принятия решений. Все наши революции, в общем-то, связаны именно с этим. Кстати, в 2020 году у нас была попытка прихода к власти олигархата, но население это не восприняло и на этой волне к власти пришел Садыр Жапаров.

Есть версия, что внешние игроки по-разному относятся к сближению Кыргызстана с тюркским миром, активному участию страны в Организации тюркских государств (ОТГ). Россия не очень довольна этим, а вот Запад поддерживает движение Бишкека.

– Да, такой момент присутствует. В России с опасением наблюдают за развитием ОТГ, ведь в РФ множество регионов, где живет тюркское население. Кстати, поэтому Россия пытается больше развивать тему «Алтайской цивилизации».

У Запада в стратегических документах отмечено, что их политика направлена на уменьшение влияния России и Китая. А формат ОТГ подразумевает автономную модель развития, что интересно для Запада. Тем более что Турция является членом НАТО.

То есть тюркский мир – альтернатива России и Китаю?

– Отчасти это так. Мы наблюдаем новый этап «большой игры», в которой разные страны предлагают различные проекты для евразийского региона.

А как кыргызстанское общество относится к Азербайджану, Турции?

– Это очень многослойный вопрос. В целом – да, существует ощущение родства. Есть старшее поколение, которое воспринимает Азербайджан как братскую страну еще со времен СССР. Есть молодое поколение, представители которого получили образование в Турции, работали там. И у тех и других есть свое восприятие близости. Но есть категория людей (их немного, но они существуют), для которых ближе Россия, Китай, Запад или даже арабский мир.

Наир Алиев
Автор

Наир Алиев

Все новости
banner

Советуем почитать