воскресенье, 04 Декабря, 21:50

Baku Баку 3°C

Следующий шаг – единая валюта?

icon 501 icon 18 ноября 2022 | 16:40 Следующий шаг – единая валюта?

СОТРУДНИЧЕСТВО

Крепнущие связи между тюркскими странами усилили интерес к валютно-финансовой интеграции и даже переходу к единым деньгам. Насколько это возможно в сегодняшних условиях, «Каспий» побеседовал с казахстанским экономистом Муратом Кастаевым.

За последний год мы наблюдаем позитивную тенденцию – тюркские страны активно сближаются, говорит аналитик:
- Думаю, эта тенденция будет усиливаться на волне растущего политического и экономического влияния Анкары, а также ослабления позиций России в регионах Центральной Азии и Кавказа. Ведь, как известно, природа не терпит пустоты.Азербайджан поставил в центр своей внешней политики и экономики Турцию, выступающую проводником на европейские рынки. В Центральной Азии освобождающиеся от российского влияния ниши занимает больше Китай и в меньшей степени – Турция.

Дорогу осилит идущий

- Сегодня мы наблюдаем растущее сотрудничество в рамкахОрганизации тюркских государств (ОТГ). Станет ли следующим шагом переход к единой валюте?

- Валютно-финансовая интеграция между тюркскими странами будет происходить пока еще больше в консультативно-совещательном ключе, выработке общих подходов и стандартов. Не думаю, что более тесное сближение сейчас возможно, поскольку экономические и финансовые системы стран ОТГ находятся на разных этапах развития. Отличаются и подходы к монетарному регулированию – в ряде государств это фиксированные валютные курсы, а где-то придерживаются принципа инфляционного таргетирования. Турция и вовсе проводит монетарный эксперимент, снижая ставку при растущей инфляции. Так что говорить о более тесном валютно-финансовом взаимодействии пока рано, но ведь дорогу осилит идущий. 

- Понятно, что путь этот не лишен определенных рисков и сложностей…

- Они зависят от внешнеполитических приоритетов тюркских стран. Например, Астаназа последние годы сделала чрезмерный, на мой взгляд, крен в сторону России и сейчас пытается вернуться в русло многополярной внешней политики. И это правильно, поскольку здесь сосредоточены интересы всех ключевых геополитических сил – России,Китая, США и Евросоюза. Поэтому наша страна просто не может себе позволить выстраивать внешнюю политику только в одном ключе.
Другие государства Центральной Азии опираются на безграничные инвестиционные возможности Китая и подходят к внешней политике сугубо прагматично. Слабеющая Россия открывает там возможности для усиления позиций КНР. При этом США сейчас больше заняты противостоянием с Россией и Китаем, а Евросоюз всецело погрузился в попытки уменьшить зависимость от российских ресурсов. Так что, оказавшись в стороне от жизненных интересов США и ЕС, Центральная Азия балансирует между экономической мощью КНР и сближением с тюркскими странами. Тем более что с ними нас роднит языковая, этническая, культурная и религиозная близость.

Проект будущего

-Отвечает ли поставленной цели уровень экономического взаимодействия между тюркскими странами?

- Пока нет, и для стран ОТГ это проект будущего. Национальная валюта – важный элемент независимости и ключевой рычаг экономического регулирования, а поступиться своим финансовым суверенитетом прямо сейчас тюркские страны не готовы. Для этого потребуются десятилетия экономического сближения. Даже европейский проект единой валюты,долго созревавший в недрах евроинтеграции, показал, что такое не может быть эффективно за рамками общей экономической, фискальной и бюджетной политики. А ведь нужно еще учитывать усилившийся в последние годы мировой тренд на деглобализацию.
Единую валюту можно будет начать внедрять во второй половине XXI века –самое меньшее через 30-40 лет и при условии политической воли тюркских стран. Да, интерес к ней растет, особенно активно этот замысел обсуждают сегодня в Турции и Азербайджане. Однако такой повестки дня пока нет в центральноазиатских странах. Важный момент при оценке перспектив единой валюты – равномерная экономическая интеграция, но ей препятствует большая разница в экономическом потенциале.
Например, суммарный ВВП тюркских стран, исключая Венгрию,составляет $1,2 трлн. При этом 70% совокупной тюркской экономики приходится на долю Турции, еще 17% - Казахстана и 13% - на остальные страны. Экономика Турции крупнее казахстанской почти вчетверо, а с другими странами этот разрыв еще больше. При таком раскладе тесная интеграция будет особенно выгодна Анкаре, меньше - странам с небольшим удельным экономическим весом.

На верном пути

-Получается, говорить о конкуренции с долларом пока еще рано?

- Единая тюркская валюта не могла бы навязать конкуренцию не только доллару, но и пятерке доминирующих в глобальной торговле и резервах валют. Для претензий на значимость тюркские страны должны интенсивно развивать свою экономику, промышленный, военный и научный потенциал.При этом даже единая тюркская экономика была бы меньше, например, экономики отдельно взятой Индонезии. Она заняла бы 18-е место среди крупнейших экономик мира.
Как уже говорилось, исходные позиции и потенциал тюркских стран неравномерны, поэтому тесная валютно-финансовая интеграция прямо сейчас означала бы объединение членов такого союза вокруг Турции. А ведь при подлинной и равноправной интеграции решения внутри такого объединения должны приниматься демократическим путем, пропорционально экономическому потенциалу всех его членов. С этой точки зрения Евразийский экономический союз является негативным примером доминанты Москвы, когда все решения принимаются в пользу России. На мой взгляд, вступление в экономический союз с Россией - большая стратегическая ошибка Казахстана, и Астана не будет ее повторять даже с братской и близкой нам Турцией.
Полярным примером является Евросоюз, где все вердикты принимаются консенсусом,поэтому месяцами и даже годами проходит согласование в каждой стране. Такая бюрократия и нежелание национальных элит отдать часть полномочий наднациональной структуре приводит к неповоротливости европейской экономики, уступающей в динамике развития американской и китайской.
Но вернемся к нашей теме… Для более тесной экономической интеграции тюркским странам нужно прежде всего развивать экономический и человеческий потенциал, добиваться реформ, подлинной демократизации, борьбы с коррупцией и свободной рыночной конкуренции.Что же касается дальнейшей экономической интеграции тюркских стран,это – неизбежность, учитывая исторические братские узы, схожесть языка, культуры и традиций наших народов. Но путь этот нелегок,и результаты не могут быть сиюминутными.