четверг, 19 Мая, 12:54

Baku Баку 22°C

Никогда не иди назад – возвращаться нет уже смысла

icon 472 icon 29 апреля 2022 | 23:45 Никогда не иди назад – возвращаться нет уже смысла

КУЛЬТУРА

На протяжении долгих лет знакомства с народной артисткой Азербайджана, профессором Захрой ханум Кулиевой не перестаю удивляться активной жизненной позиции этой умной, красивой женщины, которая с учетом своих, без преувеличения, выдающихся заслуг могла бы почивать на лаврах и наслаждаться достигнутыми успехами.

Но лавры и покой никак не соответствуют жизненной позиции знаменитой скрипачки и музыкального педагога Захры Теймур гызы Кулиевой, для которой однозначно: «Закат, бесспорно, красив. Но восход Солнца, провозглашая новый день жизни, не сравним ни с чем, так как дарит надежду на разумное, доброе, вечное». 
Этот год – юбилейный для профессора Кулиевой, что предполагает ряд творческих мероприятий, ярких концертных программ, приуроченных к знаменательной дате. На волне этих знаковых событий газета «Каспий» публикует диалог Раи Аббасовой с юбиляром.
– Захра ханум, концертные программы с участием ваших учеников и ансамбля Detache, создателем и руководителем которого являетесь именно вы, неизменно вызывают интерес, отмечены широким резонансом. Какие чувства испытываете вы после таких концертов?
– Глаз открыть не могу! Это обычное состояние после столь волнующих для меня событий. Когда играешь сама – это одно, но когда играют твои ученики – переживаешь и волнуешься за каждого в отдельности и за всех вместе. Что касается чувств… трудно передать словами.
– Год у вас юбилейный, а потому скажите: что такое время?
– Для многих само слово «юбилей» равнозначно понятию «подводить итоги». Но у меня совершенно другая точка отсчета: свои возрастные рубежи я воспринимаю не как итоговую черту, а как пограничный пунктир, стимулирующий к новому жизненному и творческому витку в собственном предназначении. Надо идти дальше, чтобы реализовывать планы (а их у меня немало), добиваться, а если потребуется и бороться за то, что для меня дорого и важно. 
– Ваш «пограничный пунктир», не говоря уже о «бороться», интригуют…
– Не удивляйтесь. По характеру меня можно и на амбразуру бросить, хотя много всякого из-за этого бывает. Не сочтите за нескромность, но бытует мнение, что моя работа приносит немалую пользу государству. С недавнего времени мою деятельность обозначают кратко, но многозначно: «маяк» (в искусстве это почетный статус). И тут пришло понимание: если то, чему я посвятила жизнь, вызывает такую реакцию, такие чувства, значит, живу не напрасно и просто не имею права складывать руки.
– Учитывая заслуги профессора Кулиевой, в ваш класс распределяют лучших студентов?
– Мы с вами беседуем не впервые, а потому, не вдаваясь в подробности, напомню: в 2001 году я вернулась в Баку после творческой командировки в Макао (Китай). Именно тогда у меня собрался, пожалуй, самый слабый класс, но ни от кого я не отказалась, никого не оставила на полпути, да и не могла, не имела возможности – надо было жить. А сейчас, спустя немногим более 20 лет, могу себе позволить такое, что и сделала, отказавшись от двоих студентов, несмотря на тихие советы: «Zəhra, səsin çixartma» («Захра, молчи»). Полгода я ждала, старалась их вытянуть, но только время потеряла. В очередной раз убедилась в правильности решения: если за полгода даже на полшага нет движения вперед, то все – с моей стороны категоричный отказ. 
Возможно, кто-то думает: «Какие у Зары могут быть проблемы? У нее регалии, заслуги…». Но, поверьте, и с ними проблем хватает. Хотя, конечно же, авторитет, уважение завоевать удалось – результаты говорят сами за себя. Ни для кого не секрет, что порой по два-три года некоторые студенты играют одну и ту же программу – не утруждают себя. У меня другой стиль работы: должен быть репертуар, чтобы с этим репертуаром где-то как-то выглядеть.
– «Где-то» и «как-то» – это не про вас, Захра ханум. Все концерты ваших учеников проходят исключительно на высоком уровне, с хорошо подобранными и продуманными, драматургически выстроенными программами. Немаловажен и тот факт, что на сцене – «играющий тренер». Как же это замечательно, когда педагог выступает в одном концерте со своими учениками! Единение духом – иначе не скажешь.
– Что ж, спасибо, «единение духом»... Вы точно определили наше общее состояние, которое присутствует всегда, но еще ярче проявляется в процессе подготовки концертной программы и ее уже показательного сценического преподнесения. В такие периоды важно правильно сориентироваться, чтобы выбрать из множества идей самые подходящие для конкретного события. 
К примеру, продумывая сценарий юбилейного концерта, у меня возникла мысль включить в программу Сюиту для двух скрипок и фортепиано Дмитрия Шостаковича, но в переложении партии фортепиано на оркестр. С этим вопросом я обратилась к атташе по культуре Постоянного представительства Азербайджана в России Нигяр Ахундовой. Спасибо Нигяр ханум, которая практически моментально отреагировала на мою просьбу, переслав контактный телефон Михаила Уткина – автора уже существующей оркестровой версии произведения. Мы созвонились и купили необходимые ноты. Шукуфа Расулова и Хадиджа Миргуламлы – дуэт со стажем, отмеченный престижной второй премией на Международном конкурсе в Америке. В их исполнении Шостакович прозвучал просто замечательно, вызвав искреннюю реакцию зала. Спасибо Михаилу Уткину за содействие, которое оказалось успешно результативным. 
– Учитывая обширный репертуар ансамбля Detache, вам, видимо, довольно часто приходится прибегать к подобным услугам?
– Это действительно так. Мы стремимся играть новую для нашей аудитории музыку или обновлять существующие версии. Обращаемся к специализированным сайтам, предлагающим интересующие нас ноты. Это очень удобно, никаких проволочек. Так, Чакона итальянского скрипача и композитора Томазо Антонио Витали (конец XVII – первая половина XVIII века) написана для скрипки и фортепиано, но я захотела, чтобы один из лучших моих студентов – Осман Мустафазаде сыграл ее с оркестром. Без проблем: купили ноты через сайт – это абсолютно нормальная практика. 
– Главное в этом процессе – рождение идеи, не правда ли?
– Идея рождается профессиональной заинтересованностью, а может, и любопытством – этого у меня в избытке. Благо сегодня не надо писать писем, отсылать их и «ждать ответа, как соловей лета» (вдруг вспомнилась некогда распространенная надпись на конвертах). Благодаря современным возможностям мы фантастически быстро преодолеваем пространство. 
– Ноты нотами, но и ваши еще совсем недавно ученики, столь же быстро преодолевая расстояния, участвуют в ваших концертах...
– Если бы вы знали, какая это для меня радость! Недавно проведенный юбилейный для меня концерт украсили мои дорогие Джамиля Гараюсифли и Фарида Рустамова, приехавшие специально из-за границы для участия в этом событии. Как же они профессионально выросли, демонстрируют зрелое исполнительское мастерство и в качестве солистов, и как ансамблисты! Я горжусь их преданностью избранной специальности – наши труды не пропали даром, их профессионализм приумножается год от года! 
– Зная вас как объективного человека, позволю себе задать, возможно, несколько бестактный вопрос: за годы их учебы под руководством других наставников не происходит ли нивелирования вашей методической стилистики?
– Мне кажется, в ответ на ваш вопрос убедительнее прозвучало бы мнение авторитетного стороннего лица. А я лучше представлю моих девочек, хотя как минимум в музыкальных кругах их имена хорошо знакомы. Джамилю Гараюсифли смело можно назвать перфекционистом в жизни и творчестве, что проявляется в ее постоянном стремлении добиваться еще более высоких результатов в сфере своей деятельности. Судите сами: она прошла специальный курс у таких знаменитостей, как Павел Верников и Светлана Макарова – оба профессора Высшей школы музыки в Лозанне (Швейцария). В настоящее время Джамиля консультируется с Ильей Грингольцем – профессором Высшей школы искусств в Цюрихе. В период пандемии ей удалось победить в сложнейшем конкурсе в Японии, в котором принимали участие высочайшего уровня скрипачи из Кореи и Китая – вы сами знаете, что они творят и как многое определяют сегодня на музыкально-исполнительском поприще. И тем не менее, Джамиля вышла победителем в серьезнейшей конкурсной схватке! Меня бесконечно радует, что она, приехав в Баку и выступив на моем юбилейном концерте, нашла время провести мастер-класс в музыкальной школе, носящей имя Гара Гараева.
Показательных успехов добилась и другая моя ученица, Фарида Рустамова – лауреат престижных международных и республиканских конкурсов, успешно продолжившая свое образование в Германии. Фарида – единственная скрипачка из общего числа обучающихся в консерваториях земли Баден-Вюртемберг, которая выиграла звание «Восходящая звезда» 2019 года. Перечислить все завоеванные ею награды немыслимо. Но особо хочу подчеркнуть, что свою активную творческую деятельность Фарида успешно сочетает с проведением социальных программ. Концерты в домах для престарелых, для детей с ограниченными возможностями, больных онкологическими заболеваниями – благотворительные концерты, проводимые Фаридой и ее коллегами в Германии, отмечены широким резонансом. Невозможно обойти молчанием факт создания Фаридой первого камерного оркестра Азербайджана в Германии. И это только малая часть из вызывающего уважение CV внучки нашего прославленного композитора Сеида Рустамова. На данный момент Фарида Рустамова работает в оркестре оперного театра города Мангейм. Как не гордиться такой личностью! А в свой последний по времени приезд в Баку она провела мастер-класс в музыкальной школе №21 им. Леопольда и Мстислава Ростроповичей. 
Такая прелюдия к ответу на ваш вопрос неслучайна, так как девочки рассказывали, как их известные в мировом масштабе педагоги неоднократно отмечали, с каким качественным в профессиональном отношении багажом они приехали из Азербайджана на учебу за границу и, более того, позволили им сохранить наработанные в Баку навыки. Признаюсь, для меня это ценно. 

ОТ АВТОРА

Как-то деликатно Захра ханум ушла от продолжения разговора на обозначенную тему, невольно сориентировав на «мнение авторитетного стороннего лица», что мы и сделали, обратившись к сохранившимся записям из ранее состоявшегося диалога автора данных строк с Джамилей Гараюсифли. Небольшой эпизод, рассказанный Джамилей, – показательный штрих к портрету героини настоящей публикации, и одновременно он может быть рассмотрен как ответ на поставленный вопрос: 

«Обучаясь в Высшей музыкальной школе имени Йозефа Бухмана и Зубина Меты при Тель-Авивском университете (класс Ильи Коновалова), я играла у Юлиана Рахлина. Выдающийся музыкант, услышав мою игру, поинтересовался, у кого я училась до приезда в Израиль. «Имя моего педагога, возможно, вам ни о чем не скажет, но она училась у профессора Бориса Гутникова», – ответила я. «Так и скажите! – эмоционально отреагировал маэстро. – Теперь я понял, почему вы другая»...
Приведем мнение и Фариды Рустамовой. Говоря о творческих личностях, сыгравших в ее становлении определяющую роль, она отмечает: «Я абсолютно уверена, что не достигла бы таких значительных высот без поддержки моего любимого профессора в Баку – Захры Кулиевой. Для Захры ханум не бывает «бывших учеников»: все мы, выпускники класса профессора Кулиевой, чувствуем ее неослабевающее внимание к нашему профессиональному продвижению. Захра ханум относится к еще оставшимся единицам тех самых блистательных педагогов и музыкантов, которые взращивают молодых исполнителей, способных продвигать азербайджанскую скрипичную школу за рубежом». 

– Захра ханум, общеизвестно, с каким вниманием и заботой вы относитесь к своим ученикам. Но вы ведь еще и ансамбль скрипачей Detache организовали и уже более 10 лет успешно руководите им. Что помогает вам в этой работе?
– Прежде всего – царящая в ансамбле атмосфера профессионального единства, взаимного уважения, стремление к высокому результату. Я строгий, но справедливый судья. Они хорошо знают, что я их люблю и всегда готова защитить. Бегают ко мне с любыми вопросами, а я расцениваю такое отношение, как их полное доверие. Никогда не обращаясь к руководству со своими личными просьбами или проблемами, готова переступить эту черту ради моих ансамблистов. Чувствую себя обязанной их опекать, так как точно знаю: все, чем одарил меня Всевышний, я должна направлять во благо.
– Вы и ваш ансамбль, безоговорочно, единый организм. Просто удивительно, как участницы ансамбля понимают друг друга – с полувзгляда, полунамека. Каждый концерт Detache – событие, привлекающее и радующее широкую аудиторию профессиональных музыкантов и не только. К тому же ансамбль неизменно представляет изысканный репертуар.
– Меня бесконечно радует творческое отношение участниц ансамбля к реализации поставленных перед ними задач. Что касается репертуара, то это большая серьезная работа. Так, прозвучавшая в рамках юбилейного концерта «Весна» Астора Пьяццола была предложена Назрин Асланлы – блистательной скрипачкой, концертмейстером Baku Chamber Orchestra. Такие инициативы воспринимаются с вниманием и благодарностью. 
– С чего вы начинаете репетицию?
– Сначала, так сказать, рутинная работа на отдельных фрагментах нотного текста. Рассказываю об образах, нахожу для них удобные приемы, иногда приношу на репетицию наглядный материал. Иначе при их инструментальном оснащении ничего не получится. Откровенно говоря, порой сама поражаюсь, как им удается что-то воспроизводить на таких инструментах! 
– Ваш последний по времени концерт прошел под руководством заслуженного артиста Азербайджана маэстро Фуада Ибрагимова. Насколько удачно сложился ваш творческий тандем?
– Фуад – великолепный музыкант, знающий, интеллигентный, без открытых эмоций, всегда умеет найти общий язык с оркестрантами. Сказывается и тот факт, что Фуад изначально сам профессиональный инструменталист, поэтому понимает своих коллег. Не побоюсь сказать, что сегодня имя Фуада Ибрагимова вызывает у нас гордость: рожденный в Шуше, вынужденный ее покинуть в детском возрасте Фуад, выступая на лучших концертных сценах мира, прославляя искусство своей страны за рубежом, вернулся на священную землю своих предков как представитель победоносного народа. 
– В концертах вы часто выступаете вместе со своими учениками. Что чувствуете в такие моменты?
– С годами многое меняется, приходится порой подчиняться законам времени и возраста, но останавливаться я не хочу, потому что не мыслю себя без всего того, чему посвятила свою жизнь. Хочу играть, хочу учить, хотя бывают обстоятельства, мешающие осуществлению таких искренних желаний. Но я не сдаюсь. У меня по жизни много дел, в душе еще столько невысказанного!
– Такое откровение в некотором роде объясняет выбор прозвучавшей на юбилейном концерте в вашем исполнении пьесы Найджела Хесса. И все же: почему вы остановили свое внимание именно на этом произведении?
– В момент подготовки концерта, да и сейчас, как-то особо ощутила, что эта музыка созвучна моему душевному состоянию. Светлая грусть – этим живу, но это – глубоко личное, мой внутренний мир, спрятанный от всего внешнего. Наяву же я очень оптимистичный, улыбающийся человек. А пьеса – мое зеркальное отражение.
– Существует ли не репертуарное для вас произведение, которое вам хотелось бы исполнить?
– В данный момент я отодвигаю такие желания, так как передо мной стоят другие важные задачи: вывести на большую сцену талантливых студентов и дать им путевку в жизнь. Такие желания отнимают немало сил, но, как говорится, цель оправдывает средства. Свой класс я могу назвать классом лауреатов. Меня как-то спросили, составила ли я каталог своих учеников-лауреатов? Нет, не составила, но всех помню поименно, бережно храню все дипломы, которые мои ученики привозят из разных стран мира. Вся стена у меня дома в дипломах, среди которых, кстати, есть и мои собственные. 
– Захра ханум, вам снится музыка?
– Мне ее и в жизни хватает, а сон у меня с детства нарушен. Жили мы когда-то в стесненных условиях: четыре девочки, две из которых – музыканты. Заниматься я могла только с десяти часов вечера, когда мама, закончив все дела, освобождала для меня кухню. Играла до трех ночи, а просыпалась в 7.00. Так продолжались все годы учебы в школе и консерватории, такой жесткий график нарушил мой сон. Ничего не поделаешь – издержки профессии. Еще повезло, что соседи были хорошие: никто не жаловался, словом не обмолвился о беспокойстве, которое я им доставляла. Более того, приводили меня в пример собственным детям.
– На свой очередной юбилей вы вышли на сцену в красивом красном платье – цвет, в котором, если не ошибаюсь, мы вас раньше не видели. Что бы это значило? 
– Вопрос, признаюсь, несколько неожидан. Выбор цвета не случаен и таит в себе определенный смысл, но мне не хотелось бы об этом говорить. Скажу лишь, что я, определившись с цветом и фасоном, как бы между делом стала пролистывать pinterest и увидела афроамериканку в красном платье почти такого же фасона. Возможно, это был знак, подтверждающий правильность моего выбора, а может быть, простая случайность. Я обожаю этот цвет, хотя так редко к нему обращаюсь, что даже мои близкие родственники не могли скрыть своего удивления. Спасибо мастерице, которая воплотила в жизнь мою фантазию. 
– Если бы вам, как юбиляру, предложили отрапортовать о своих заслугах, о чем бы вы говорили с гордостью?
– Как бы нескромно это ни показалось, но мне действительно есть чем рапортовать. Схематически это выглядело бы так: мой ученик Джавад Тагизаде стал первым в Азербайджане лауреатом международного конкурса скрипачей на Сицилии. Вслед за ним лауреатами стали Анар Сеидов, Джамиля Гараюсифли, Мустафа Мехмандаров, Фарида Рустамова, Сабина Кулиева и другие мои талантливые ученики. 
В режиме онлайн шла подготовка к конкурсу Ляман Асадовой, в результате чего моя талантливая ученица стала обладательницей Гран-при на Международном конкурсе в Астане и в Москве. Порадовал своими успехами Осман Мустафазаде, став сначала победителем конкурса в Испании (Гран-при), а позже – первым и пока единственным молодым азербайджанским скрипачом, удостоенным в 17 лет высокой чести выступить на сцене Карнеги-холла.
Особая страница в моем послужном списке – ансамбль Detache, созданный при БМА имени Уз.Гаджибейли по моей инициативе и при непосредственном участии. Сегодня этот ансамбль скрипачей (вернее – скрипачек) уже обрел свою аудиторию, которая постоянно расширяется. Даже ограничения, вызванные условиями пандемии, не смогли приостановить наши занятия, которые хотя и проводились онлайн, дали столь результативные итоги. Вот и мне удалось за этот непростой период издать «Очерки по методике преподавания игры на скрипке» (впервые подобного рода издание вышло на азербайджанском языке), в которых нашли отражение мои наработки за более чем четыре десятилетия педагогической деятельности.
В отношении себя также могу применить почетное «впервые»: первая азербайджанская скрипачка, записавшая в трех компакт-дисках произведения восьми азербайджанских композиторов, а также выступившая в программе MEZZO с исполнением произведения современного французского композитора Пьера Тилуа и мастер-классом по показу сыгранного произведения. 
– А я со своей стороны постараюсь обрисовать географию вашего профессионального участия в развитие скрипичных школ ряда стран, в том числе Турции, Китая, Португалии, Иордании. Вы с успехом выступали в США, Норвегии, Болгарии, Италии, Германии, в различных городах бывшего Союза.
– Спасибо. Что ж, вы сами спровоцировали меня на смелое с моей стороны, но абсолютно правдивое резюме: сегодня открыто могу говорить, что мне удалось создать свою школу, что горжусь своими учениками. Остановиться на достигнутом? Ни в коем случае! Я следую совету мудреца Омара Хайяма: «Никогда не иди назад – возвращаться нет уже смысла».