воскресенье, 04 Декабря, 09:21

Baku Баку 4°C

Не жди, не бойся, не проси!

icon 2378 icon 12 августа 2022 | 20:52 Не жди, не бойся, не проси!

Муслиму Магомаеву – 80! Трудно представить такое, ведь в нашей памяти этот несравненный музыкант остался молодым красавцем, поющим «Бухенвальдский набат», «Синюю вечность», «Азербайджан», Sənsiz, Sevqili canan, «Королеву красоты» и многие-многие другие песни.

ЮБИЛЕЙ

Все песни в исполнении Муслима Магомаева выходили за общепринятые жанровые рамки, превращаясь в каждом отдельном случае в насыщенные глубоким смыслом вокально-инструментальные композиции. При этом М.Магомаеву удавалось вывести на иную орбиту не только песенный жанр, но и наполнить неповторимой эмоциональной выразительностью исполняемые им оперные партии. Образ Риголетто с его градацией душевных и психологических состояний воплотить не каждому дано, а М.Магомаев высветил особые оттенки многогранного героя, создав незабываемый по своей реалистичности трагический образ.

А каков Аслан-шах в его интерпретации! Что чувствовал он, исполняя партию одного из главных героев оперы «Шах Исмаил», созданной еще в 1916 году его дедом Муслимом Магомаевым-старшим! После возвращения из Милана, где в «Ла-Скала» молодой в то время вокалист проходил стажировку, Магомаев с громким успехом выступал в операх «Тоска» и «Севильский цирюльник» в крупнейших городах Советского Союза.

Говоря об оперных спектаклях с участием М.Магомаева, невозможно обойти молчанием партию Скарпиа в «Тоске» Пуччини. Отрицательный, цинично-жестокий персонаж и в то же время светский человек с сильным характером, которого на злодеяния толкает всепоглощающая любовь. Каким мастерством, каким талантом перевоплощения должен обладать исполнитель, чтобы создать на сцене столь противоречивый образ! По свидетельствам очевидцев, Скарпиа Муслима Магомаева – вызывает самые неоднозначные чувства. Его неподдельная искренность флюидами распространяется на зрительскую аудиторию, вызывая смешанные чувства, когда осуждение тесно переплетается с сочувствием!

Резкий контраст – Фигаро с его уловками, хитроумными жизненными перипетиями. И здесь Магомаев неподражаем!

Его голос – лирико-драматический баритон, артистическое мастерство, фактурная внешность, сценическая культура, природное обаяние – все эти ценные качества составляли особую магомаевскую индивидуальность, в которой слились воедино широкая образованность, многогранность творческого таланта, высокие человеческие качества.

Безоговорочно: Муслим Магомаев выделялся из огромного числа исполнителей даже высокого ранга – на всем пространстве бывшего Союза. Надо ли удивляться, что его творческий потенциал был успешно реализован не только в вокальном искусстве, но и в композиции, публицистической деятельности, скульптуре, живописи (художественные работы талантливого певца ныне хранятся в музее его имени, созданном при Crocus City Hall).

Магомаевская популярность зашкаливала, рождала вокруг его имени легенды, которые, какими бы фантастическими на первый взгляд ни казались, подтверждались очевидцами, кадрами документальной хроники, а порой корректировались самим героем, как в следующем случае.

Эпизод 1

Рассказывают, что поклонники неоднократно поднимали легковой автомобиль, в котором находился их кумир – Магомаев, и несли машину несколько километров. Причем некоторые рассказчики и себя «сажали» в этот автомобиль. А вот что рассказывает герой описанного события: «Такое было лишь однажды после концерта в московском Дворце спорта. В машине (это был открытый ЗИС) кроме меня находились дирижер Юрий Силантьев и его супруга. Достаточно многочисленная группа, видимо, поклонников, окружила машину и со всех сторон раздалось: «Поднимать его!». Что ж, подняли! Среди возгласов толпы выделялись полные ужаса голоса моих попутчиков. Несли нас вместе с машиной не километры, а четыре-пять метров. Хорошо, что машину аккуратно поставили на землю».

Популярность и время

Популярность – понятие растяжимое, тем более если речь идет о музыкальном искусстве, в частности –вокальном исполнительстве. Сколько певцов взлетали, казалось бы, на недосягаемую высоту, но проходило время, появлялось новое поколение исполнителей-вокалистов, для которого еще недавно громко звучавшие имена старших коллег ровным счетом ничего не значили. Другое дело – обладатель яркого, подлинного дарования, подкрепленного высоким артистизмом вкупе с благородством, душевной щедростью и скромностью. Такие личности подпадают под статус артистической иконы стиля, в числе которых Муслиму Магомаеву принадлежало одно из ведущих мест – его таланту не было равных, как и его самодостаточности. При этом Магомаев был достаточно самокритичен: «Я никогда не останавливался, никогда не было мысли «я уже достиг». Всегда держал равнение на великих певцов, понимая: есть такие высоты, как Тито Гобби, до которых подняться невозможно. Потому-то довольно быстро распрощался с оперной сценой».

Авторитетное мнение

Что же касается ставшей притчей во языцех скромности М.Магомаева, то об этом лучше и нагляднее, чем такой знаток искусства, как Гейдар Алиев, никто не мог бы сказать. Выступая на торжествах по случаю 60-летнего юбилея Муслима Магомаева, Гейдар Алиевич в своей обстоятельной речи отметил: «Имея такую славу, репутацию, Муслим остается застенчивым. За период нашего общения он никогда не использовал наших дружеских отношений для решения своих вопросов и никогда не распространялся о своей дружбе с Алиевым. Это говорит о нем как о человеке, о его характере».

Столь же высокой была оценка Гейдаром Алиевым магомаевского творческого дарования. Остановившись на песне «Азербайджан», созданной М.Магомаевым на стихи Наби Хазри, Гейдар Алиевич отметил: «Эта песня заслуживает, чтобы о ней еще и еще раз говорили. В какой бы стране Муслим ни выступал, он многие годы прекрасно исполняет ее, популяризируя тем самым Азербайджан и одновременно выражая свои искренние чувства. Только за одну эту песню Магомаев заслуживает высочайшей оценки – и как композитор, и как исполнитель». И далее, анализируя творческие заслуги юбиляра, характеризует его как «национальное богатство Азербайджана» и «большую ценность».

Кредо

Свои жизненные принципы Муслим Магометович уместил в емком по смыслу лозунге: «Не жди, не бойся, не проси!». Он действительно ни от кого ничего не ждал – всего добивался сам, своим трудом и талантом. Не побоялся навсегда распрощаться со сценой, хотя мог бы еще петь и петь. В своем решении был тверд: «Не надо, чтобы люди видели, как человек стареет и как стареет его голос». Что касается установки «не проси», он довольно часто нарушал ее: просил, но не за себя и не для себя, а за тех, кто действительно нуждался в помощи. В одном из интервью Муслим Магометович рассказал, как однажды Гейдар Алиевич полушутя-полусерьезно сказал: «Муслим, я поддержал твою кандидатуру в депутаты (Верховного Совета АзССР – Авт.), потому что ты все равно все время за кого-то просишь: одному – квартиру, другому еще что-то. Теперь ты официальное лицо, будешь делать то же самое, но уже на законном основании».

Эпизод 2

В начале 70-х годов Советский Союз посетила супруга иранского шаха, азербайджанка по национальности, госпожа Фарах Диба Пехлеви. Покоренная искусством Магомаева, она изъявила желание пригласить прославленного певца в Иран.

По приглашению шаха Мохаммеда Магомаев прибыл в Тегеран, где исполнил перед высшим светом Ирана лучшее из своего репертуара. Успех был громким. От гонорара М.Магомаев отказался, как и от предложения выбрать в самых дорогих бутиках все, что ему понравится. На прощание шах подарил певцу перстень, подчеркнув, что лучший придворный ювелир изготовил это золотое украшение, украсив его звездой с восемью лучами – символом вечности и гармонии материи и духа. Как отмечал М.Магомаев, надев перстень, он сразу ощутил его энергетическое воздействие.

Земля, как говорится, слухами полнится. Вот и эта история разрослась в скором времени до чемодана с драгоценностями. Из воспоминаний М.Магомаева: «При прохождении таможенного досмотра, который в моем случае, как правило, ограничивался теплым приветствием, на этот раз какая-то усердная тетенька сказала: «А-а, вот и Магомаев! Сейчас мы его проверим. Откройте чемодан!»

А в чемодане – подаренные шахом шкатулочка и ковер. «Разве вы не знаете, что провозить золотые украшения нельзя?» – с чувством исполненного долга продолжила досмотрщица. Подошел начальник таможни, развел руками: «Ну, а что мы можем сделать?». Муслим Магомаев быстро нашелся: «Меня встречают представители иранского посольства. Передайте все это им, чтобы они отправили обратно шаху его дары». Замешательство и испуг отразились на лицах блюстителей таможенного порядка, которые быстро ретировались.

Честность и благородство Муслима Магомаева были общеизвестны, а слабые попытки внести в завоеванный авторитет сомнение, разбивались вдребезги, не затрагивая его чести и достоинства.

Ты – моя мелодия

В сентябре 1972 года в столице Азербайджана проходили Дни культуры Российской Федерации. Магомаеву тогда было 30, Тамаре Синявской – 28. Они познакомились в Баку, и не где-нибудь, а в Азербайджанской государственной филармонии, носящей имя Муслима Магомаева – деда нашего современника, уже прославленного на то время певца, ярчайший талант которого в 31 год был отмечен высоким званием народного артиста СССР. Тамаре Синявской – примадонне Большого театра Муслима представил Роберт Рождественский. Муслим скромно назвал свое имя. «И вы еще представляетесь? Вас же знает весь Союз!» – последовал ответ.

История зарождения и развития любви двух звезд музыкального искусства имела ряд этических нюансов, из-за чего некоторая неопределенность в их отношениях приняла затяжной характер. Решающий шаг предстояло сделать Тамаре Синявской, которая была в браке и с уважением относилась к своему супругу. Но и Муслим не хотел и не мог отказаться от своих чувств, проявляя их красиво и необычно. Так, в честь возвращения Тамары Ильиничны из Италии он дал концерт во Дворце съездов, на который Синявская не пришла. Первыми отреагировали на «пограничную» ситуацию супруги со стажем Александра Пахмутова и Николай Добронравов, написавшие для Муслима песню «Мелодия», а для Тамары – «Прощай, любимый».

Прощания не произошло, было устранено и главное препятствие (состоялся долгожданный развод),но оставалось еще немало вопросов. И тут вмешался мудрейший Таир Салахов: «Ну что вы ходите-бродите, время тянете? Что еще испытывать? Давайте ваши паспорта!». Используя свои связи, Таир Теймурович быстро поставил точку в этой затянувшейся истории, зарегистрировав дорогих для него влюбленных друзей. В память об этой истории остались две замечательные песни и преданная любовь двух выдающихся людей.

О Родине

«Я горжусь своей родиной и люблю ее», – искренне признавался в своих чувствах Муслим Магомаев. Эта взаимная гордость и любовь не имеет границ ни во времени, ни в пространстве. Покинув сцену, Муслим Магометович признавался, что ему очень не нравится, когда говорят о его творчестве в прошедшем времени. И был прав. Он оставил нам бесценное наследие на все времена! Сегодня все мы в ожидании открытия величественного памятника нашему Муслиму. Обратив свой взор к любимому городу, он, как и в жизни, пытается объять родную землю и море, на протяжении всей жизни вдохновлявшие его на великий творческий подвиг.