вторник, 09 Августа, 18:00

Baku Баку 29°C

Когда папа и за маму

icon 299 icon 08 июля 2022 | 20:25 Когда папа и за маму

История отца-одиночки, воспитавшего ребенка с инвалидностью

ОБЩЕСТВО

Согласно изменениям в закон «О трудовых пенсиях», отцы-одиночки, воспитывающие детей с ограниченными возможностями здоровья, будут иметь право досрочного (на пять лет) выхода на пенсию. Правда, касается это только тех, кто воспитывал в одиночку ребенка до 8 лет. Почему именно так – попробуем разобраться.

Село Навахи Гаджигабульского района. Именно здесь живет Ибад Назиров – отец-одиночка, вырастивший ребенка с инвалидностью. Принято считать, что таких, как он, мало. Но только в его селе их четверо – мужчин, воспитавших детей с инвалидностью без участия супруги. 
О своей жизни он говорит по-мужски скупо, это и понятно – нелегко ему пришлось. Остался один с больным сыном Хабибом на руках. Сейчас сыну уже 28, а тогда это был семилетний малыш, требовавший двойного внимания и заботы. 
– С супругой, его мамой, мы развелись, она уехала к своей матери. Здоровье не позволяло ей заботиться о нашем мальчике, а тем более ребенок особый – сейчас у него пожизненная инвалидность второй группы. У меня никогда и в мыслях не было отказаться от сына. Быть отцом – это ведь не только дать жизнь ребенку, но и нести ответственность за него, и не важно, здоров он или нет. 
У Хабиба проблемы с речью и памятью. Окончил он только несколько классов, а потом его из школы «попросили». Наравне со здоровыми детьми Хабиб учиться не мог, не вписывался в обычный класс. Я тогда ничего не сказал, молча забрал ребенка. Вот и сидит с тех пор дома. 
Не знаю, как бы справился, будь я совсем один – спасибо сестре, очень помогла. Да и сейчас продолжает помогать, несмотря на возраст. Свою семью ей создать так и не удалось, зато она заботилась о моем сыне. Мне ведь надо было зарабатывать на жизнь, поэтому уделять сынишке, тогда еще совсем маленькому, много времени мог не всегда. 
На личной жизни поставил крест
Личная жизнь после развода, увы, не задалась. Ибад муаллим со своим одиночеством свыкся, повторно семью так и не создал, хотя были и надежды, и конкретные планы, и вроде подходящая кандидатура. 
– Встретил женщину, – вспоминает он, – понравились друг другу, но не по пути нам с ней оказалось: не готова она была ухаживать за моим сыном. Конечно, понять ее можно, кому нужны чужие беды... А той, которая приняла бы мою кровинушку и разделила бы нашу с ним непростую судьбу, так и не нашлось. Хабиб для меня – главное в жизни. Вот и решил, что больше пытаться не буду, давно поставил на этом крест…
Все время занимали сын и работа – сначала в сельсовете, потом на морской платформе: 15 дней в море, столько же – дома. Хорошо, что за сыном было кому присмотреть, я был за него спокоен. Сейчас работаю слесарем-контролером газовых счетчиков. Приходится мотаться из одного села в другое, а это, знаете ли, нелегко в моем возрасте. Устал уже, хорошо, что до пенсии осталось пять месяцев – мне скоро 65. То, что таким отцам-одиночкам, как я, теперь можно будет выходить на пенсию раньше, порадовало, этого решения мы давно ждали. 
Планов у Ибада муаллима предостаточно: от государства он получил в свое время землю, есть большой сад. Вот им-то мужчина и займется на досуге, а пока времени на все не хватает. И сын будет помогать, все при деле. 
Основная проблема – финансовая 
Нередко меня спрашивают: в чем основная твоя трудность? В финансах! Раньше сыну выплачивали 60 манатов, сейчас он получает пособие по инвалидности в размере 180 манатов. Разве можно прожить на эту сумму? Цены-то нынче кусаются: еда, одежда, лекарства, расходы на медицинские услуги… Одна только дорога в психоневрологический диспансер в столице – уже немалый расход. Мне, собственно, грех жаловаться, у сына не такая тяжелая инвалидность, он сам себя обслуживает. А ведь есть семьи, где расходы на особенных детей очень большие: ни на минуту одних не оставишь, кормить приходится с ложечки, куча лекарств ежедневно. Вот им приходится очень тяжко, уж поверьте. Были бы пособия повыше, на них можно было бы нормально жить... 
Как же без профессии? 
Мы ведь, родители, не вечны, и меня постоянно гложет мысль: что будет с ребенком, у которого инвалидность, в дальнейшем? Он ведь останется один-одинешенек. Вот мой сын – как он заработает на жизнь без профессии? Это моя боль. Несколько лет назад мы написали заявление на профессиональные курсы, которые в поселке Раманы организует Министерство труда и социальной защиты населения для людей с инвалидностью. Сначала нам говорили, что мест нет, потом – мол, карантин… так от них до сих пор ничего и не слышно… 
Да, отцы-одиночки о своих проблемах не трезвонят на каждом шагу и давно привыкли рассчитывать в жизни только на себя. Но один, как известно, в поле не воин, и то обстоятельство, что государство наконец обратило внимание на их нужды, внушает надежду.