среда, 28 Сентября, 10:01

Baku Баку 20°C

Израиль бурлит, а Иран распадается?

icon 1504 icon 02 сентября 2022 | 19:40 Израиль бурлит, а Иран распадается?

ЭКСКЛЮЗИВ

В гостях у «Каспия» израильский политический и общественный деятель Давид Эйдельман.
Внутриполитическая ситуация в Израиле – одной из ключевых стран Ближнего Востока – продолжает оставаться сложной. В конце июня премьер-министр Нафтали Беннет и министр иностранных дел Яир Лапид (партнеры по коалиционному правительству), объявили о роспуске правительства и проведении очередных досрочных выборов, которые должны пройти 1 ноября 2022 года. Это будут уже пятые за последние 3,5 года выборы в Кнессет (парламент), после чего может быть сформировано новое правительство. Все это происходит на фоне активных внешнеполитических усилий Израиля и Турции по сближению своих позиций и обострения ситуации как вокруг Ирана, так и внутри Исламской Республики Иран, чей распад все чаще прогнозируют эксперты.
Обо всем этом сегодня газета «Каспий» беседует с израильским политологом, культурологом, политическим и общественным деятелем Давидом Эйдельманом.
– Чем можно объяснить нестабильность в Израиле, почему ни одно правительство не удерживается надолго?
– До 2019 года у нас было правительство, которое продержалось четыре года. Но вы правы – с 1973 года в Израиле не было ни одного правительства, которое досидело свою каденцию – происходили досрочные выборы. Во многом это связано с особенностями израильской парламентской демократии, которая очень неустойчива. В Кнессете висит Декларация о независимости и там говорится, что этот документ заменяет Конституцию, пока в Израиле не будет принят Основной закон. А в качестве сроков указано – не позже 1 октября 1948 года. Но, получается, что 1 октября 1948 года у нас так и не наступило, так как Конституция до сих пор не принята. В результате Кнессет и правительство плохо разделены друг от друга. Выборы по округам, которые планировали сделать – не происходят, голосуют только по партийным спискам. Хотя, в принципе, эта система работала до момента, пока нынешний лидер оппозиции, бывший премьер Биньямин Нетаньяху не оказался под судом. 
Тут надо отметить, что для одной половины населения Израиля неприемлемо, чтобы подсудимый находился во главе страны. А для другой половины (это национально-религиозный лагерь) Биньямин Нетаньяху – лидер, которого преследуют судебные власти. В результате вся страна оказалась в заложниках этой ситуации. Израильская парламентская демократия списывалась с британской, но мы не вписали некоторые детали. Одна из них – это выборы по одномандатным округам, что дает большую стабильность. И есть другой нюанс: все самые известные британские премьер-министры – Черчилль, Блэр, Тетчер, и даже Джонсон уходили, не проиграв выборы, просто они стали лишними, мешающими своей партии и стране. А в Израиле все наоборот. В этот раз было сформировано правительство без Биньямина Нетаньяху, оно продержалось чуть больше года. Но затем несколько депутатов поменяли свои позиции и правительство было вынуждено пойти на новые выборы.
– В некоторых СМИ я читал версию, что на приближающихся выборах речь будет идти о том, появится ли национальное правительство во главе с Нетаньяху, или будет ли создано израильско-палестинское правительство во главе с его оппонентами…
– Израильско-палестинское правительство просто не может появиться, так как палестинцы в Израиле не голосуют. Можно спрашивать о том, может ли быть создана коалиция с представителями арабских партий. Обычно представители партий израильских арабов не входили в правящую коалицию. Так продолжалось с 1948 года. Но в 2021 году Нетаньяху пошел на сближение с партией РААМ, которая представляет исламистов. Однако у него не получилось создать это правительство, так как часть религиозных радикалов не захотели находится в одной коалиции с РААМ. И тогда его противники привлекли РААМ в свою коалицию. В результате правительство просуществовало год.
– Внутриполитическое напряжение как-то сказывается на внешней политике страны? Уже некоторое время идет процесс сближения Израиля с Турцией…
– Именно уход Биньямина Нетаньяху с поста премьера помог сближению с Турцией. Дело в том, что между ним и Реджепом Тайипом Эрдоганом не сложились личные отношения. Но израильская дипломатия, госслужащие никогда не поддерживали ссору с Анкарой, ведь Турция была главным союзником Израиля с момента основания страны. Лидеры меняются, а хорошие отношения между странами должны оставаться, особенно на уровне компетентных органов.
В Израиле президент – формально первое лицо, правда, он «царствует», но не правит. И президент Ицхак Герцог сразу начал проводить линию на сближение с Турцией. Новое израильское правительство было не против, в отличие от кабинета Нетаньяху. Кстати, улучшились и отношения Израиля с США. Дело в том, что Нетаньяху имел очень хорошие отношения с Дональдом Трампом и сделал то, что в Израиле считают неправильным – он поставил на одну из двух американских партий, в данным случае – Республиканскую. Но ведь партии время от времени меняются у власти. Но новому (уже бывшему премьеру) Нафтали Беннету удалось восстановить взаимопонимание с США.
– Давайте перейдем к Ирану. Насколько велика решимость Израиля не допустить создания ядерного оружия в Иране?
– В 2007 году была встреча моего учителя, руководителя и бывшего президента Израиля Шимона Переса с армянской журналисткой. Она спросила: «А почему у Израиля может быть ядерная бомба, а у Ирана – нет?». Не отвечая по поводу Израиля Перес сказал, что в нынешнем мире ядерное оружие может быть только у тех стран, которые его гарантированно применять не будут. Так что пока Иран заявляет, что ему нужно ядерное оружие, могут случится разные неприятности внутри ИРИ, там иногда специалисты погибают, компьютерное оборудование оказывается зараженным вирусами и т.д. Всякое может произойти, но Израиль тут ни при чем.
– Недавно один из экспертов мне сказал, что Иран воспользовался возможностями Мецаморской АЭС, получил технологии и даже ученых из Армении для развития своей ядерной программы…
– У ИРИ не так много союзников в регионе. Это Армения, Сирия, ливанская «Хезболла»... Кстати, я бывал в Азербайджане, беседовал с разными ответственными лицами. И я вам скажу, что было понимание: Армения – это враг, но временный. И рано или поздно будет война, в которой Азербайджан победит, что и случилось. А вот Иран – это долговременный противник. Хотя надо отдать должное Баку, который не создает поводов для обострения с Ираном. Но посмотрите на отношение Ирана к тюркоязычному населению своей страны.
Кстати, по мнению американских экспертов, участвующих в выстраивании стратегий, Иран сильно напоминает поздний Советский Союз и там должны произойти какие-то изменения внутри общества и государства.
– Вы имеете в виду распад ИРИ, как это произошло с СССР? Там есть провинции, населенные азербайджанцами…
– Да, я об этом и говорю.