пятница, 27 Мая, 01:33

Baku Баку 16°C

Адский остров Нарген:  легенды, тайны, судьба

icon 290 icon 13 мая 2022 | 19:40 Адский остров Нарген:  легенды, тайны, судьба

ИСТОРИЯ

Загадочный, легендарный, страшный – эпитеты, сопровождающие многие публикации об острове Нарген (ныне Беюк Зиря), расположенном недалеко от Баку. Они неким флером покрывают реальную его историю, о которой известны лишь поверхностные сведения. В предлагаемой читателям «Каспия» статье приводятся малоизвестные документальные свидетельства.

До сих пор нет подробных свидетельств о том, что происходило на этом острове, не названы имена захороненных в братской могиле, неизвестно, в чем конкретно они были обвинены, чьи подписи стояли под приговорами. Расширенная информация присутствует в работах российских историков, написанных на основе документов, хранящихся в российских архивах.

Экскурс в историю

Название восходит к временам Петра I, которому остров в Каспийском море очертаниями напомнил Нарген (нем. Nargen), расположенный в Финском заливе, что и предопределило его новое название. В 1883 году на острове товариществом «Братья Нобель» для обеспечения безопасности судов, входящих в Бакинскую бухту ночью, был построен маяк.

Дурную славу остров стал приобретать с конца Первой мировой войны, когда с 1915 по 1918 год здесь начал действовать один из первых в мире концлагерей, в котором содержалось более 20 тысяч турецких военнопленных, а также интернированные граждане российского, турецкого и персидского подданства, германские и австро-венгерские военнопленные. Особую роль при выборе места для размещения пленных сыграла близость острова к Баку, по большей части скалистая почва со скудной растительностью. Большинство оказавшихся в неволе людей погибали здесь от голода, из-за отсутствия питьевой воды, медикаментов, от укусов змей, а позже – убийств и пыток. 
В интернете, откуда взята эта информация, есть и другие публикации со схожими сведениями, из которых особое внимание привлекла заметка, написанная известным диаконом Андреем Кураевым. Вопрос о том, почему его привлекла история этого острова, останется без ответа, более интересны содержащиеся в заметке под названием «Русский концлагерь. До-советский» дополнительные сведения, отсутствующие в других публикациях. А.Кураев пишет, что за все годы Первой мировой войны через крупный концентрационный лагерь прошло около 25 тысяч пленных. Далее: «Верховный начальник санитарной и эвакуационной части принц А.П.Ольденбургский 27 января 1915 года телеграфировал начальнику Бакинского гарнизона контр-адмиралу Е.В.Клюпфелю: «Не доскажете ли Вы в Каспийском море острова, где представилось бы удобным устроить несколько тысяч непокорных мусульман, высланных с мест постоянного жительства, или пленных турок».

Кураев продолжает: «Хотя изначально Нарген предназначался для того, чтобы стать местом постоянного жительства определенных категорий пленных на основе этнического признака, в дальнейшем на острове интернированные мирные турецкие подданные, подданные России и Персии (этнические турки), а также некоторое количество германских и австрийских пленных, число которых в 1917 году достигло 1 тысячи».

…Осенью 1917 года остров посетил врач Нариман Нариманов, писавший в докладной записке, направленной Бакинской городской думе, что ежедневно на острове от тифа и других заболеваний погибает 40-45 человек. Основной причиной гибели военнопленных был недостаток воды и пищи. 

Еще одна малоизвестная, а до выхода в свет осенью 2017 года книги Айдына Дадашева «Мамед Гасан Гаджинский» и вовсе неизвестная информация, а именно: о чудесном спасении ряда турецких военнопленных усилиями члена «Комитета оказания помощи турецким военнопленным» Иса бека Ашурбекова (Ашурбейли) и привлеченного им к своей затее родственника Аждар бека Ашурбекова (об этом же факте много лет назад внуку Иса бека – Рамизу Ашурли со слов своего деда рассказал его одноклассник Энвер Мамедов).

Хитроумный план Ашурбекова


 …Так вот, Иса бек Ашурбеков, бывая на острове по делам комитета и Мусульманского благотворительного общества, обратил внимание на такой момент: когда на Нарген всей своей мощью обрушивается северный ветер «хазри», караульные лагеря спешно оставляют свой пост и, спасаясь от ураганного ветра, прячутся в помещении. Иса бек решил воспользоваться этим и придумал план по организации бегства турецких военнопленных, который хотя и был рискованным, но оказался успешным. Именно в дни господства на море «хазри» Иса бек вместе с Аждар беком подбирал несколько городских бродяг и пьяниц, сажал их в лодку и по бушующему морю отправлялся на Нарген. На острове военнопленные спешно отдавали свою форму бродягам, а сами, переодевшись в их лохмотья и сев в баркас, покидали злополучную морскую тюрьму. Когда на следующий день на перекличке подмена обнаруживалась, было уже поздно. Бродяги жаловались, что их привезли сюда против воли люди, имен которых они не знают. Что тут поделаешь, их отправляли обратно на материк.

В книге впервые опубликован и найденный в архиве документ, косвенно подтверждающий достоверность приведенного факта. В нем говорится, что «открытое начальником жандармерии, подполковником Лукьяновым на основании агентурной информации и свидетельства купца Асрияна уголовное дело закрыто из-за недостаточности улик». Таким образом, не один турецкий военнопленный был спасен. И все же сколько? Казалось, об этом уже никогда не узнать. Но несколько лет назад неожиданно пришла информация, что в Турции в свое время был снят документальный фильм под названием «Адский остров Нарген». В нем использованы архивные документы начала ХХ века, а также приводятся воспоминания 11 турецких военнопленных, сумевших бежать из наргенского ада и вернуться на родину. Нет сомнений, это те самые пленные, которые были спасены благодаря Иса беку Ашурбекову.

«Враги народа»

В конце 30-х годов прошлого века на остров как скот на заклание везли уже другую категорию «провинившихся» перед властью людей – так называемых «врагов народа». Но остров не пустовал и в 20-е годы, когда только начала устанавливаться советская власть. Он ведь был очень удобным местом для «бесшумной», тайной расправы над людьми, массовых расстрелов, и всего в 15 километрах от Баку. Об этом периоде жизни острова мало что известно, а точнее – ничего не известно. В интернете всего лишь одна строчка о том, что в 1920 году, когда только начала устанавливаться советская власть, сюда вывозили бакинских гочи, расстреливали и выбрасывали в море. И все же жизнь не раз подтверждает справедливость поговорки: «Нет ничего тайного, что не стало бы явным». Очень показательны в этом плане воспоминания, которыми с автором этих строк поделились бакинцы, пожелавшие остаться неизвестными.
…В 1922 году ближайшая родственница моих собеседников, назовем ее Гюлара, красавица с большими голубыми глазами, готовилась к замужеству. В день свадьбы большая группа родственников и друзей невесты и жениха решила совершить морскую прогулку. Погода была великолепная, светило солнце. Веселая компания, человек 15-20, взяла на лодочной станции бот (подобие яхты) и вышла в море. Когда они были недалеко от Наргена, внезапно подул сильный норд, и лодка перевернулась. Кто умел плавать, утонул, сил не хватило удержаться на воде, а кто зацепился за спасательный круг – уцелел. Гюлара утонула вместе с женихом и всеми родственниками. Спаслись только ее сестра, брат и какой-то мужчина из числа гостей. Большой волной троих спасшихся выбросило на сушу, где их ожидало новое потрясение. Под утро, когда они шли по острову, им бросилась в глаза странная картина: огромный бугор, куча земли, которая… двигалась. Когда они подошли поближе и пригляделись, им открылось страшное зрелище: груда тел расстрелянных мужчин и женщин, лишь слегка, в один слой присыпанных землей. Некоторые из них, полумертвые-полуживые, медленно умирали от ран, в мучениях расставаясь с жизнью после массового расстрела. И неизвестно было, как долго они так маются между тем и этим светом, были ли они в беспамятстве или в тлеющем еще сознании. Всматриваясь в лица расстрелянных людей, старшая сестра узнавала в них своих знакомых – врачей, юристов, математиков…

Годы спустя она рассказывала сыну: «Я там видела знакомых врачей, одного инженера, с которым незадолго до этого общалась». Она сказала сыну, что разглядела в этой куче своего лечащего врача, с которым говорила всего две недели назад. Все эти люди, бакинские интеллигенты, были расстреляны на этом острове и оставлены без захоронения. Атеистическое мировоззрение не видело в этом ничего предосудительного, а главное, у палачей – исполнителей и заказчиков – была уверенность, что на безлюдный остров никто не забредет, не увидит, не узнает… 

Прошли десятилетия, и ныне впервые рассказывается о трагической судьбе людей, чьи имена остались неизвестными, будто они и не приходили в этот мир, не жили, никого не оставили в нем. Свидетельница страшной картины годы спустя, будучи уже матерью троих детей и многое в жизни испытавшим человеком, сказала сыну: «Этого я не забуду никогда».

Есть еще одно свидетельство творимых на острове расправ над людьми. О нем рассказал известный в Баку режиссер документальных фильмов, родственник генерала Алиага Шихлинского – Зия Шихлинский. Смолоду он интересовался неизвестными фактами истории, судьбами исторических личностей Азербайджана, поэтому любил расспрашивать старожилов города, в том числе и родственников, о событиях минувших лет.

В 60-е годы прошлого века его тетя Рухсара Векилова, принадлежавшая по материнской линии к роду Шихлинских, а по отцовской – Векиловых, рассказала, как погиб ее муж, Исфандияр Мурадов – губернатор Гянджи (родственники называли его губернатором, хотя время было советское. Вероятно, он возглавлял городскую властьАвт.).

Однажды он не пришел домой, исчез. Это случилось в конце 1920-х годов, когда Мирджафар Багиров был народным комиссаром внутренних дел и когда убирали тех, кто при мусаватской власти занимал какие-либо посты. Векилова записалась к нему на прием. Когда вошла в кабинет Багирова, она с порога спросила: «Где мой муж, что с ним?». Багиров подвел ее к окну, указал рукой в сторону моря и острова Наргена и сказал по-азербайджански: «Ордадыр, балыгларын гарнында» («Там, в животе у рыб»). После такого ответа Рухсаре Векиловой только и оставалось, что уйти прочь, не оглядываясь…
Если кто-то подумает, что эти слова были просто черным юмором, ошибается. Годы спустя, когда вершился суд над Багировым, один из свидетелей, надзиратель тюрем А.Тагиев, рассказал, как он сам лично привязывал камни к ногам арестованных. Потом их увозили подальше в море и там топили, но после начавшихся в Баку массовых отравлений рыбой подобная практика была прекращена. Так что Багиров не шутил... 

P.S. Несколько дней назад известный бакинский архитектор Эльчин Алиев на своей странице в Facebook напомнил об истории острова Нарген. Обратила внимание на комментарии, в которых было высказано единодушное мнение: на острове надо построить большой мемориальный комплекс...