• среда, 29 Мая, 04:09
  • Baku Баку 20°C

2023 год пройдет под знаком кризиса

30 декабря 2022 | 14:52
2023 год пройдет под знаком кризиса

2022 год выдался нелегким, и связано это прежде всего с вторжением России в Украину, после которого в мире забыли даже о пандемии коронавируса. Чего ждать от 2023 года? Об этом сегодня газета «Каспий» беседует с немецким политологом, директором Берлинского центра изучения Восточной Европы Дмитрием Стратиевским.

ЭКСКЛЮЗИВ

– Завершится ли война на востоке Европы? Такие прогнозы, кстати, звучат и из Москвы, и из Киева, правда, каждая из сторон ожидает своей победы…

 Я бы не давал прогнозов, как таковых, так как любое изменение из-за множества параметров сделало бы их несостоятельными. Скорее можно обозначить тенденции на ближайшее будущее на основе имеющейся у нас информации. Что касается войны против Украины или точнее войны в Европы, то я не думаю, что она завершится в 2023 году, если под завершением подразумевается установление более-менее долгосрочного мира.

Намерения сторон конфликта понятны. Украина будет и далее последовательно освобождать оккупированные территории, в то время как Россия постарается не только удержать захваченное, но и с высокой долей вероятности организовать повторные широкомасштабные наступления, о чем недавно предупреждали украинский главнокомандующий Залужный и ряд западных источников. Для президента России Путина война в Украине уже давно стала самоцелью, центральным элементом его политической карьеры. Он в его собственном понимании не может проиграть эту войну. Отвод войск, новые «жесты доброй воли», для него совершенно неприемлемы. У Украины же пока нет достаточных ресурсов для полного освобождения оккупированных территорий. Стороны копят силы и ожидают более благоприятных климатических условий для активизации военных действий. Совокупность факторов дает основание полагать, что мы и в наступающем году будем жить в реалиях войны.

– А что может ждать Европу? Насколько серьезен экономический кризис и есть ли он? Избавились ли европейские страны от зависимости от российских энергоносителей?

Странно было бы отрицать наличие в Европе (как в ЕС, так и в европейских государствах, не входящих в Евросоюз) заметного экономического кризиса. Два крупных стрессовых события пандемия COVID-19 и война – наложились по времени друг на друга. Это гигантский краш-тест, с которым ЕС не сталкивался с момента его основания. Фактически экономику Европы лихорадит уже три года. Центральные вопросы – это масштаб кризиса, возможности его преодоления и последствия. Здесь нельзя обойтись без цифр. Согласно прогнозам Еврокомиссии, в 2023 году нас ожидает экономический рост всего на 0,3%. И это после роста в 3,3% по итогам первого полугодия 2022-го, когда экономику единой Европы подогрело повышение конъюнктуры, связанное со снятием санитарных ограничений.

Жители ЕС стали больше потреблять, но теперь появились страхи, связанные с войной. В условиях нестабильности и неуверенности в завтрашнем дне людям непросто делать долгосрочные инвестиции, например, покупать дом в кредит или приобретать новую машину. Инфляция ожидается на уровне 7%, дефицит общеевропейского бюджета – около 3,4%. Это довольно высокие показатели. Уже понятно, что нам в ЕС не избежать рецессии.

С другой стороны, нельзя не рассмотреть и позитивные факторы. К примеру, война в Украине практически не повлияла на ситуацию на рабочем рынке ЕС. Безработица остается рекордно низкой, а уровень задолженности падает. Это вселяет осторожный оптимизм, но 2023-й все же, несомненно, пройдет под знаком кризиса. Одним из определяющих факторов нынешних экономических трудностей является как раз рост цен на энергоносители и во многом вынужденная, форсированная диверсификация энергетического рынка Европы. ЕС был и во многом остается зависимым от российских энергоносителей, это факт. Если рассматривать поставки природного газа, то лидером в вопросе зависимости от РФ была крупнейшая экономика Европы Германия. В 2020 году ФРГ экспортировала 55% потребляемого объема газа из России, причем Германия была одной из немногих стран, не обладавших терминалами для приема сжиженного газа. Такой терминал пришлось строить и сдавать в эксплуатацию в рекордно короткие сроки в 2022 году. Газ остается ахиллесовой пятой ЕС, в то время как в области поставок других энергоносителей Евросоюзу удалось добиться прогресса в кратчайшие сроки.

Эмбарго на российский уголь вступило в действие в середине августа этого года, а с декабря заработал верхний ценовой порог на российскую нефть. Однако и в области диверсификации поставок газа есть позитивные изменения. Непосредственно после начала широкомасштабной агрессии РФ против Украины Евросоюз рассматривал 2030 годкак дату окончательного отказа от российского газа. Позднее она была официально скорректирована на 2027-й. Согласно EnergyObserver, импорт газа из России может быть полностью завершен еще раньше, в 2025-м. Это реально, газ на мировом рынке есть.

– Европа ищет альтернативу поставкам газа, нефти, электроэнергии. И уже есть договоренности с Азербайджаном. Повышается ли роль нашей страны в глазах Европы?

При подписании договора об энергетическом партнерстве между ЕС и Азербайджаном председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Лайен в августе прошлого года назвала Баку надежным партнером. Ей пришлось столкнуться с критикой за свое, по мнению оппонентов, слишком позитивное отношение к Азербайджану, игнорирование политической составляющей. В этой связи нужно говорить открыто о трех проблемах, точнее даже трех комплексах проблем: о значительных инвестициях, необходимых для расширения газотранспортной инфраструктуры Азербайджана, о договоренностях между Москвой и Баку, что фактически дает возможность альтернативных поставок российского газа в ЕС, т.е. нарушает ключевой план Евросоюза, достижение энергетической независимости от российских энергоносителей, а также о политической нестабильности в Кавказском регионе. Не менее, а может и даже более перспективным является договор о строительстве подводных коммуникация для поставок электроэнергии из Азербайджана. Проект полностью соответствует намерениям ЕС увеличить процент возобновляемых энергоносителей. Нет никаких сомнений, что эти начинания поднимают значимость Азербайджана для ЕС, а также, наоборот, ЕС для Азербайджана, так как любая кооперация – это всегда улица с двухсторонним движением. Однако эти планы касаются скорее более удаленного будущего, чем 2023 г.

– А сохранится ли политическая стабильность в Европе? Были удивительные новости из Германии, где недавно, как сообщалось, предотвратили «правый переворот».

Как ни парадоксально, но ЕС сейчас более единый, чем несколько лет назад. Если ранее Евросоюз сталкивался с различными вызовами, на которые у членов сообщества были разные ответы (фискальная область, политика в сфере здравоохранения, квоты по приему беженцев), то теперь Брюссель сталкивается не просто с вызовами, а с вполне ощутимыми угрозами. Это помогает консолидации. Вместе удобнее решать и проблемы диверсификации поставок энергоносителей, и оказания точечной помощи наиболее пострадавшим экономикам Европы. Поэтому в европейских столицах интерес к укреплению ЕС лишь возрос.

Конечно, остаются и сложности: позиция Будапешта и Варшавы, противоречия относительно сроков и форматов расширения ЕС, старая проблема приема беженцев. Но я не вижу экзистенциальных угроз Евросоюзу, которые могли бы привести к серьезной эрозии сообщества.

Что касается попытки переворота в Германии, то все же отмечу разницу между «подготовкой переворота» и планом, имевшим шанс на практическую реализацию. Германские спецслужбы действовали на опережение, как и положено правоохранителям. Угрозы конституционному строю и безопасности должны подавляться в зародыше. Но группа заговорщиков в составе какого-то количества бывших военнослужащих Бундесвера и армии ГДР (не существующей уже более 30 лет), возглавляемая конспирологом, малоизвестным бывшим депутатом и другими персонажами, не имела ни малейших шансов на успех.

– И наконец, очень важный вопрос:удастся ли избежать ядерной войны в целом и расползания ядерного оружия по миру в частности? Речь идет в том числе и об иранской ядерной угрозе…

Я бы разделили вопрос на две части: угроза распространения ядерного оружия (ЯО) и непосредственно угроза применения ЯО в войне против Украины. Сложно делать какие-либо серьезные прогнозы. Уже сейчас полуофициально клуб ядерных держав гораздо больше, чем количество стран, официально обладающих ЯО. Хочется верить, что даже в нынешней ситуации Кремль не пойдет на передачу ядерных технологий третьим странам, это опасно и для самой России. Кроме того, производство ЯО – сложный технологический процесс, для осуществления которого мало лишь передачи некоей формулы.

Что касается применения Россией ЯО, то на настоящий момент – а это конец декабря 2022 года – я вижу крайне низкую вероятность этого. Весной-летом угроза была намного выше. Ну а применение стратегического ЯО и сценарий глобальной атомной войны мы рассматривать не будем.

Использование тактического ЯО бессмысленно для ВС РФ с военной точки зрения и губительно политически. Несколько тактических ядерных боеголовок не изменят ситуацию на фронте в пользу РФ. Уровень поражения и степень разрушения были бы даже ниже, чем в результате применения конвенциональных типов вооружений. А вот радиоактивное заражение местности неизбежно привело бы к гибели и российских солдат. К тому же НАТО, и главным образом США, были бы поставлены в такую ситуацию, в которой они уже не смогут избежать невоенного ответа.

От РФ отвернулись бы и те государства, которые ныне придерживаются нейтралитета, действуя по принципу «бизнес прежде всего». Наиболее важное для России государство – КНР – последние десятилетия не только исповедовало принцип неприменения первым ЯО, но и сделало этот постулат фактически краеугольным камнем, главным месседжем своей внешней политики. Промолчать Пекин не смог бы, да и не стал бы этого делать. Рассуждая максимально цинично или прагматично, применение тактического ЯО против Украины принесло бы Кремлю дополнительные огромные проблемы, и устранить их последствия он будет уже не в состоянии.

Наир Алиев
Автор

Наир Алиев

Все новости
banner

Советуем почитать