среда, 10 Августа, 19:24

Baku Баку 31°C

Ювелир Эдуард Шамаряев: «Азербайджан – моя Родина и источник вдохновения»

icon 150 icon 18 июля 2022 | 19:35 Ювелир Эдуард Шамаряев: «Азербайджан – моя Родина и источник вдохновения»

Irs Traditional Jewellery – под таким названием ювелир Эдуард Шамаряев более 20 лет назад создал бренд, который со временем стал популярным как в Азербайджане, так и за рубежом. Большая часть его коллекции основана на старинных азербайджанских мотивах – здесь можно увидеть серьги «Сябят», кулоны «Бута», броши «Харыбюльбюль» и «Шябякя»... В результате долгой и кропотливой работы Шамаряеву удалось найти и восстановить многие потерянные национальные узоры и теперь украшения с этими рисунками можно встретить в его коллекции национального наследия Азербайджана. В интервью «Москва-Баку» Эдуард Шамаряев рассказал о своих предках, которые были родом из еврейского селения Красного Слобода, а также почему ювелирные изделия из Азербайджана всегда в цене.

- Бытует мнение, что лучшие ювелиры - это представители еврейской национальности. Вы с этим согласны?

- Ни в коем случае! Специальность и национальность – это совершенно разные вещи, которые не имеют друг другу никакого отношения. Я знаю много мастеров-ювелиров других национальностей. У меня есть друзья прекрасные ювелиры в Грузии, России, в частности в Дагестане.

- Ювелирное дело для вас стало потомственным?

- Парадоксально, но в нашей семье никогда не было ювелиров. Мой прадедушка работал бухгалтером, отец – юристом. У меня растет единственная дочь, но она больше интересуется иностранными языками. Так что вполне может быть, что я первый и последний ювелир в нашем роду. Но зато у меня много учеников. Помимо обучения в колледже, я преподаю частным образом и у меня около 3 тысяч студентов, не только в Азербайджане, но и в других странах.

- А как вы сами увлеклись этим ремеслом?

- Я с детства увлекаюсь нумизматикой, меня привлекает антиквариат, а среди него всегда было много ювелирных изделий. Наш сосед был известным ювелиром, который работал в торговом доме «Айнур». В 1996 году я закончил школу, и мой отец тогда обратился к нему, чтобы он выучил меня на ювелира. Но тот озвучил невероятную цену за обучение – 4 тысячи долларов! В то время за эти деньги покупали трехкомнатную квартиру. Естественно, у нас таких денег было, и я сразу же приуныл. И тут моя тетя разузнала, что в Бакинском управленческом и технологическом колледже открывается новый факультет – ювелирное дело. На самом деле, это был первый такого рода факультет в Азербайджане. И я стал его первым студентом. На факультете нас было четверо, но те трое оказались случайными людьми, которые пришли за «корочкой» диплома. Я же закончил колледж с красным дипломом и стал первым дипломированным ювелиром в Азербайджане. Меня сразу же взяли на работу в колледж мастером по производству ювелирный украшений, и с тех пор я преподаю в этом заведении. Уже 23 года.

- А когда создали свое первое изделие?

- Еще в студенчестве. Помню одно из этих украшений. Мне было 17 лет, когда меня познакомили с выдающимся композитором Васифом Адыгезаловым. Я, правда, тогда не знал кто он, откуда было мне, простому парню, это знать. И вот он попросил сделать для него кольцо с камнем. Я сделал, правда, получилось оно объемным. И вот он мне говорит: Эдуард, ну как я с таким кольцом пойду преподавать студентам в консерватории? Я отвечаю – вы же сами дали такой камень! Переделал, уменьшил, и он ему так понравился, что композитор всегда носил его на своем пальце.

- Большая часть коллекции Irs Traditional Jewellery основывается на старинных азербайджанских узорах, порой даже позабытых. Как вы находили эти узоры? Есть ли у каждого из них свое значение?

- Я являюсь членом Союза художников Азербайджана, и для нас все музеи страны открыли свои двери. Когда я только начинал это дело, тогда еще не было интернета, специализированных каталогов, а в таких условиях сложно развиваться. Разве что только вживую ювелирные изделия можно было увидеть в музеях. Мне посчастливилось побывать практически во всех музеях Азербайджана, в его загашниках, увидеть закрытые коллекции, которые не демонстрировались обычным посетителям.

Помню, впервые оказавшись в Музее ковра, удивился тому, сколько всего зашифровано в узорах ковров. Снимал все на фотокамеру, сохранял для работы. Еще любил ходить на блошиные рынки, где можно было встретить довольно редкие вещи. До сих пор хожу на «Русский базар» в поселке Сабунчи и нахожу редкие антикварные изделия.

Насчет значений… На самом деле каждое ювелирное изделие показывает статус человека. Раньше в Азербайджане были популярны серебряные пояса. И если к поясу подвязывались копейки, то это означало, что человек беден, а если серебряные рубли – то богат. То же самое касается серег «Сябят», – чем больше узоров в нем и чем тяжелее изделие, тем богаче его владелица.

- Насколько популярны азербайджанские ювелирные изделия в мире?

- Знаете, высокому уровню мастерства азербайджанских ювелиров наши изделия ценятся во всем мире. Если раньше, в советские годы, на весь Азербайджан было около 50 ювелиров, сейчас их больше 20 тысяч. Мой бренд называется Irs, переводится на русский язык, как «наследие». Я делаю то, что носили все поколения в Азербайджане – это 19, 20 век, советский период. А наши люди всегда были со вкусом. Благо Великий шелковый путь проходил через Азербайджан, и приобрести что-то особенное не представляло сложности. Считаю, той изюминки, которая есть у азербайджанских изделий, ни в одной другой стране не найти. Наши украшения уникальны. Вот, к примеру, серьги «Сябят», которые прошли сквозь века и сегодня продолжают оставаться лидером по продажам. Молодые азербайджанки выбирают то, что носили их бабушки, это своего рода ностальгия.

- Туристы тоже их приобретают?

- Крайне редко. Им больше нравятся другие коллекции. У меня есть авторская линия, связанная со знаками зодиака, и она очень популярна у туристов. Уезжая из страны, гости хотят забрать с собой частичку Азербайджана и среди предпочитаемых ими мотивов – бута, гранат, Девичья башня.

- Ювелирное дело это только украшения?

- Вовсе нет. Ювелир - это не тот, кто делает только колечки и сережки. Мы не отказываемся и от другой работы. Я создаю большие статуэтки, столовые приборы, популярны серебряные подстаканники. Несколько лет назад совместно с дизайнером Лейлой Ахмедовой представили коллекцию нарядов и сумок из метала. 

- Все ваши изделия в продаже? 

- Нет, на витрине есть такие изделия, которые не продаются. Они сделаны в единственном экземпляре, вручную, и предназначены для показа на различных выставках. Например, у меня есть два яйца-фаберже в национальном стиле. В одном из них спрятана Девичья башня, а в другом – серебряная роза. Над этими произведениями я работал два года, еще будучи студентом. Был интересный случай в Париже, где я представлял свою коллекцию на Днях Азербайджана во Франции. И мэр Парижа был так восхищен Irs Traditional Jewellery, особенно яйцом-фаберже с Девичьей башней, что ходил по выставке и расспрашивал, кто такой Шамаряев? Познакомьте меня с ним! После этой поездки французская сторона заказала полную коллекцию ювелирных изделий, представленных нами на выставке. Настолько им понравились азербайджанские ювелирные изделия. 

- Какие изделия популярны в последнее время? Тенденции меняются? 

- В Азербайджане настолько различные вкусы у людей, что уверен – все изделия будут популярны на протяжении веков. Вот к примеру, одно направление – это свадебные украшения, в том числе браслеты, кольца, серьги, ожерелье. Они у нас представлены в таком большом ассортименте, что, думаю, такого нигде в мире нет. Представители постсоветских республик, особенно из Средней Азии, до сих пор приезжают к нам и закупаются свадебными украшениями. Популярны изделия для статусных клиентов-мужчин – запонки, заколки для галстуков, трости. Есть любители изделий с цветными камнями. Поэтому тенденции и не меняются, они только расширяются. 

- Но большинство ваших покупателей, это все-таки женщины?

- Да, и я восхищаюсь азербайджанскими женщинами. Каждая из них – это гигантская энциклопедия со своей историей. Она всегда со вкусом одета, знает какое украшение к какому наряду подойдет.

- А супруге часто дарите украшения?

- Обручальное кольцо для нее я сам сделал. Правда, оно было готово за час до обручения. На самом деле, много чего ей надарил. Есть то, что она бережно хранит, а есть изделия, с которыми она со временем приходит ко мне в магазин, и меняет на другие. (Смеется.)

- Из России поступают заказы?

- Очень много. Но об этом я не могу много говорить. Конфиденциальность очень важна в нашей работе. - В вашей коллекции много мотивов, связанных с Карабахом. Расскажите о них. - Это началось еще до победы в 44-дневной Отечественной войне, когда Госкомитет по работе с беженцами и вынужденными переселенцами Азербайджана пригласил меня на работу в жилой комплекс Гобу-3. Там я учил карабахских беженцев ювелирному искусству в Центре «Харыбюльбюль».

Помню, это был 2020 год и нам сказали, что на открытие центра приедет президент Ильхам Алиев. Мне срочно нужно было создать изделия с цветком харыбюльбюль – символом Шуши. Я знал, что в бакинском поселке Ахмедлы жил вынужденный переселенец из Шуши, который во время оккупации города успел забрать с собой луковичку харыбюльбюль. 30 лет он выращивал его в Баку, бережно ухаживая за цветком, чтобы не потерять связи с Родиной. Я тогда впервые увидел настоящий карабахский харыбюльбюль. И понял, что сам не смогу его воссоздать в пластилине, как обычно делал, насколько хрупким и нежным был этот цветок. Тогда я обратился к знакомому, который работал в компьютерной программе «Матрих». В результате нам удалось создать первую настоящую копию харыбюльбюля.

Интересная история была с кольцом «Гянджинские ворота» в Шуше. На первом нашем изделии еще сохранилась надпись «Шуша» на кириллице, как это было 30 лет назад. А потом началась война и мы отвоевали наши земли. И на новом кольце мы уже сделали эту надпись на латинице, так как она написана сейчас над воротами Шуши. С возвращением оккупированных территорий Азербайджана карабахская тематика стала все более популярнее. В коллекцию Irs вошли украшения, посвященные всем регионам Карабаха. Лачин – это глаз орла. Шуша – это вид мечети, Зангилан – клен. Есть еще в коллекции виды Истису, Худаферинского моста, мечети в Агдаме, карабахские скакуны. Часто дарим эти изделия туристам, ведь это своего рода популяризация древнего азербайджанского края.

- Вы ведь родом из знаменитого губинского селения Красная Слобода? Когда-то этот поселок славился своими ювелирами.

- Мой отец родился в Красной Слободе, я же в Баку. Знаете, я только недавно узнал настоящую историю своих предков. Всю жизнь думал, что наш род горских евреев происходит из Красной Слободы. Но несколько лет назад, во время одной из вечерних посиделок дома, супруга листала календарь, выпущенный еврейским обществом «Сохнут» и вдруг натолкнулась на опубликованное в нем письмо, где упоминалась наша достаточно редкая фамилия. Письмо было отправлено прадедушке по адресу: Баку, поселок Балаханы – со стороны его брата, который тогда участвовал в битве за Сталинград. Я удивился, ведь не знал о том, что наши предки жили в знаменитом нефтяном поселке.

Расспросил родственников и, действительно, оказалось, что мы родом из Балаханы, там была большая еврейская община, которая до сих пор сохранилась. Как оказалось, после Второй мировой войны моего прадедушку из Баку пригласили на работу бухгалтером в Губу. Уже в Красной Слободе он познакомился с прабабушкой, там у них родились дети. И спустя годы они вновь вернулись в Баку.

- Ваша семья придерживается еврейских традиций?

- Обязательно, мы соблюдаем все ритуалы и традиции. По субботам, согласно предписаниям Торы, я воздерживаюсь от работы. Периодически посещаем Израиль. Мои родственники переехали туда, воспользовавшись программой по возвращению на историческую родину. Но мой отец – патриот своей родины и он отказался уезжать из Азербайджана. И я тоже. Вот совсем недавно купил новую квартиру. (Смеется.) Нам здесь хорошо. Нас уважают, и мы с таким же уважением относимся к Азербайджану. У меня здесь много друзей. На самом деле, такой вкусной еды и такого хорошего моря, как в Азербайджане нигде нет. Я знаю, что у нашей страны большое будущее.  

Советуем почитать