вторник, 31 Января, 17:06

Baku Баку 9°C

Ткаченко: «Восстановление Карабаха станет важным драйвером экономического роста Азербайджана»

icon 1415 icon 02 января 2023 | 11:32 Ткаченко: «Восстановление Карабаха станет важным драйвером экономического роста Азербайджана»

Интервью Caliber.Az с доктором экономических наук, профессором Санкт-Петербургского университета Станиславом Ткаченко.

- Насколько сильно оказала 44-дневная война 2020 года влияние на экономику Азербайджана?

- Война осени 2020 года не оказала какого-то явно негативного влияния на экономику Азербайджана. Она произошла в пиковый период пандемии COVID-19, поэтому отделить военные факторы от санитарно-эпидемиологических в падении азербайджанской экономики в 2020 году сложно. Напомню, что в том году спад экономики составил 4,3 процента. Но назвать это катастрофическим никак нельзя.

Быстрый восстановительный рост экономики в 2021 году (+5,6 процента) позволил Баку быстро преодолеть негативные последствия пандемии и выйти на путь экономического роста по всем секторам экономики: промышленности, сельском хозяйстве и сфере услуг. Высокие, а временами просто запредельные цены на нефть и природный газ обеспечили профицит внешней торговли и накопление значительных объемов золотовалютных резервов. Думаю, уходящий 2022 год в экономической истории Азербайджана оставит самое благоприятное воспоминание.

- Окажет ли влияние на экономику Азербайджана масштабное восстановление освобожденных территорий?

- Реализация масштабных планов восстановления освобожденных районов, а также формирование там зон интенсивного сельского хозяйства, продовольственной промышленности, инвестиции в информационные технологии рано или поздно станут важным драйвером экономического роста Азербайджана в целом.

Экономисты обычно позитивно отзываются о проектах «догоняющего развития», если они позволяют экономике отдельных государств сразу построить наиболее современные предприятия и включить их в национальные, а также международные цепочки добавленной стоимости. Применительно к освобожденным территориям данная стратегия является наиболее адекватной, поскольку задача состоит не просто в восстановлении разрушенного, а в строительстве совершенно новой инфраструктуры для промышленности и сельского хозяйства, а также комфортных условий жизни для возвращающегося населения.

В этом направлении правительству Азербайджана еще многое предстоит сделать. При этом, для успешной реализации намеченных планов есть важные предпосылки в виде значительных бюджетных расходов, а также открытости азербайджанской экономики, дающей возможность привлекать лучших экспертов и обеспечивать трансферт необходимых технологий.

- Что вы думаете о возможных поставках туркменского газа в Европу через Азербайджан и Турцию? Не относится ли Россия к этой инициативе ревностно?

- Свой ответ я бы разделил на две части. Во-первых, российские эксперты пока не уверены в том, что есть предмет для обсуждения, когда возникает тема поставок туркменского газа в Европу через Азербайджан. Причины затруднений в реализации данной идеи хорошо известны: технологические трудности прокладки газопровода по дну Каспия; дипломатические споры Баку и Ашхабада относительно разграничения морских секторов и распределения скрытых там запасов нефти и газа; сложности в отношениях Азербайджана и Ирана, препятствующие реализации проекта в самой выгодной его форме – путем строительства газопровода из Туркменистана по территории Ирана.

Эксперты также часто оставляют без должного внимания фактор Китая. Сейчас Пекин активно лоббирует строительство четвертой ветки газопровода Центральная Азия-Китай. Но если первые три трубы пролегали по территории Узбекистана и Казахстана, то теперь Пекин настаивает на маршруте через экономически слабые Таджикистан и Кыргызстан, стремясь его полностью контролировать.

Важно также помнить о том, что, обладая четвертыми в мире запасами газа (19,5 трлн. м.3), Туркменистан очень медленно наращивает его добычу (83 млрд. м.3 в 2021 г.). Сегодня туркменский газ помогает решать локальные для мировой экономики задачи, он обеспечивает западные регионы Китая и частично – соседние государства Центральной Азии. То есть, пока для газопровода в Европу у Ашхабада попросту нет свободного газа. А если он появится, то первыми и наиболее логичными его потребителями станут Китай, а также быстро растущие экономики Узбекистана и Южного Казахстана. Думаю, что китайская дипломатия использует весь арсенал имеющихся в ее распоряжении средств для того, чтобы воспрепятствовать поставкам туркменского газа в Европу, по крайней мере, в ближайшие 10-20 лет.

Во-вторых, Россия заинтересована в реализации проекта турецкого газового хаба как еще одного экспортного направления в ситуации, когда для нее закрылся самый выгодный рынок – европейский. Еженедельно мы получаем сведения о растущем сотрудничестве Газпрома с партнерами в Турции в рамках этого проекта. Поэтому называть Россию в числе противников идеи турецкого газового хаба было бы неверно.

- Какими вы видите российско-азербайджанские экономические отношения в 2023 году? Будут ли они развиваться в условиях санкций?

- Пока наши двухсторонние экономические отношения благополучно переживают нынешние неспокойные времена, и я не вижу фундаментальных причин, которые бы побудили стороны от развития сотрудничества отказаться. Наши экономики неплохо дополняют друг друга: поставки овощей и фруктов из Азербайджана балансируются поставками зерна и масла из России. Растут объемы торговли промышленной продукцией, быстро развивается туризм.

Внешним фактором, который может замедлить сотрудничество Азербайджана и России, является угроза нового глобального экономического кризиса. Сегодня он представляется весьма вероятным, а причинами станут высокие процентные ставки в США и ЕС, а также разрыв хозяйственных связей вследствие набирающего обороты процесса деглобализации. Россия реагирует на угрозу такого кризиса ускорением развития интеграционных процессов в рамках ЕАЭС, а также в более широком формате Шанхайской организации сотрудничества. Азербайджан уверенно чувствует себя, будучи крупным экспортером энергоресурсов, расширяя масштабы поставок нефти и газа на европейский рынок. Но мы хорошо знаем, что верным признаком любого мирового экономического кризиса является падение цен на энергоносители. Поэтому в интересах Баку было бы развитие партнерских связей с государствами-соседями как наиболее надежными партнерами во времена экономических кризисов.

- Что, по-вашему, должны предпринять власти Армении, чтобы поднять экономику страны?

- Несмотря на бурную внутриполитическую жизнь, Армения с экономической точки зрения чувствует себя сейчас неплохо. В 2021 году ее постпандемийный восстановительный рост составил 5,8 процента. А прогнозы роста армянской экономики на 2022 год предельно оптимистичные. Ожидается, что рост ВВП может превысить 12 процентов.

Причины таких радужных показателей – в особенностях современной армянской экономики. Она небольшая по размерам (около 14 миллиардов долларов США), поэтому даже такие нефундаментальные причины, проявившиеся в 2022 году, как увеличение потребительского спроса, рост переводов из заграницы, а также приезд на долговременное жительство десятков тысяч российских граждан, обеспечили указанный выше рекордный темп развития.

Чтобы сделать рост экономики устойчивым, Ереван должен открыть границы с государствами-соседями, обеспечить стабильность валютного курса национальной денежной единицы - драма, расширять взаимодействие с партнерами по Евразийскому экономическому союзу, а также с другими государствами, заинтересованными в таком сотрудничестве.

- Что ждет азербайджанскую экономику в 2023 году?

- На настоящий момент прогнозы для азербайджанской экономики на 2023 год оптимистичные. Главными драйверами ее развития станут внутренний спрос, а также крупные инфраструктурные проекты (порты на Каспии, МТК «Север-Юг», транспортный коридор из Центральной Азии в Европу). Указанные выше потенциальные угрозы в виде финансово-экономического кризиса в Европе и Северной Америке могут несколько замедлить экономический рост вследствие сокращения объемов бюджетных поступлений от экспорта энергоносителей. При условии умеренно-консервативной монетарной политики, направленной на снижение внутренней инфляции и умеренную волатильность курса маната экономика Азербайджана в 2023 году будет чувствовать себя уверенно, а граждане смогут ощутить позитивное влияние роста уровня жизни.

Caliber.Az

Советуем почитать