среда, 28 Сентября, 07:53

Baku Баку 20°C

Тайна Дири-баба

icon 9138 icon 29 апреля 2013 | 07:23 Тайна Дири-баба

Зодчество
Об этом уникальном памятнике в древние времена знали не только в Азербайджане, но и далеко за его пределами. Отсюда в разные страны снаряжались посольства. Находится этот шедевр мирового зодчества в 100 километрах от Баку, на пути в Шамахы.
Когда в XVII веке до Москвы дошли слухи, что вблизи Шамахы, «в церкви христианской веры хранятся мощи священномученика Симеона», царь Алексей Михайлович снарядил посольство во главе с Борисом и Семеном Пазухиными, приказав им 22 июня 1669 года «направиться в Бухару, Юргенч (Ургенч) и Балх для выкупа пленных русских людей, собрать сведения о путях в Индию и, а также о мощах священномученика Симеона и привлечь и бухарцев к торговле шелком с Астраханью и Московиею».
Потому после посещения городов Средней Азии Пазухины направились в Лянкяран (Азербайджан), откуда доплыли до Баку, а затем «посуху» двинулись в Шамахы, куда прибыли в июле 1672 года и гостили до октября. В Шамахы Пазухины, посетив первым делом «церковь» с мощами святого Симеона, убедились, что это − мавзолей, в котором покоится прах мусульманского святого по имени Пир-Магомед или «Пир-Мирузя − Пир-Мараза». Они также уточнили, что помещение, где находилась рака (урна) с мощами этого святого, «каменеем прорезным огорожен», т.е. каменными плитами с прорезями – шебеке.
В разное время Дири-баба посещали и другие путешественники. К примеру, член посольства Гольдштейн-Готтернского герцогства Адам Олеарий в своих путевых заметках «Путешествие в Московию и Персию» оставил краткое, но очень ценное описание мавзолея Дири-баба. Посольство прибыло в Шамахы 30 декабря 1636 года. Но перед этим, 27 декабря 1636 года оно остановилось в деревне Пирмара(а)с, т.е. Пир-Мараза, название которой впоследствии утеряло свою первую часть и приобрело форму «Мараза». Тогда его главной достопримечательностью было погребение святого Сеида Ибрагима, которое уже тогда считалось древним. По поводу него А.Олеарий сообщает, «что Тамерлан, который вообще все в этих местах опустошил, его не тронул. Оно было окружено каменными стенами и двумя дворами и построено и украшено вроде замка». К сожалению, несмотря на свои большие размеры, от него сегодня не осталось и следа.
Другим памятником на пути А.Олеария стал мавзолей Дири-баба, о котором он оставил следующую запись: «В двух выстрелах из мушкета от деревни к востоку находится благоустроенная гробница святого Тирибаббы, бывшего учителем Сеид Ибрагима. Как нам рассказывали, он будто бы нетленным стоит на коленях, одетый в серый кафтан, и как бы молится. Это чудо будто испрошено его бывшим писцом С(еид) Ибрагимом от Бога, чтобы учитель его и после смерти, так же как и при жизни, всегда представлялся набожно молящимся. Говорят, что ежегодно на этот серый кафтан надевают белый, а старый делят на части и раздают паломникам: в определенное время издалека совершаются сюда людьми паломничества, зачастую пешком. Жители баснословили об этих обоих святых много невероятных вещей… Над дверьми этого места погребения стояли арабские слова: О, Боже, отвори сию дверь! Вокруг места погребения Тирибаббы в той же горе высечено множество пещер и каморок, в которых останавливаются паломники и совершают жертвы. Некоторые из них были столь высоки над землею, что без лестницы нельзя было взобраться в них».
Еще одно описание мавзолея Дири-баба мы встречаем у известного турецкого путешественника Эвлийе Челеби, посетившего мавзолей в начале 1647 года. Здесь он встретился с шейхом Хваджи (Хаджи) Салах ад-Дина, который «удалился от света и занимался богослужением в этом мавзолее». Тот рассказал, что погребенный, которого местные жители называли Дири-баба или Маразинский шейх, жил во времена Ширваншаха Ибрагима I и занимал при дворе Ширваншахов должность азанчы − муаззина, призывавшего мусульман к молитве.
В конце XVII − начале XVIII в. мавзолей Дири-баба в августе 1703 и мае 1707 года посетил голландский художник Корнелиус де Бруин. Он зарисовал Дири-баба и поместил этот рисунок в своей книге-альбоме. В XIX в. Дири-баба специально изучали выдающиеся исследователи древностей Кавказа И.Бартоломей и Б.Дорн.
Дири-баба называют и мавзолеем, и гробницей, и усыпальницей, и поминальной мечетью. Его основу составляет грот – пещера в толще скалы, где некогда жил и молился Дири-баба. Позже грот этот стал местом поклонения − пиром. Он был вырублен в скале на определенной высоте от земли. Как поднимались туда по вырубленным в скале ступенькам, или по навесной или приставляемой лестнице, сказать трудно. Здесь, вероятнее всего, и размещалась рака (урна) с мощами святого. Пазухины сообщают, что грот отделялся от комнаты на втором этаже каменными решетками − шебеке. Ныне здесь два узких свободных проема.
Название «Дири-баба» переводится как «Живой дед», в значении «Вечный (бессмертный) дед». По легенде, Дири-баба после смерти оставался нетленным и постоянно молится здесь, и такую честь ему даровал Всевышний по просьбе его ученика Сеида Ибрагима. По другой легенде, Дири-баба был современником Ширваншаха шейха Ибрагима I. А.Олеарий сообщает, что Тамерлан в 1400−1403 годах не тронул мавзолей Сеида Ибрагима в Мараза. Этот факт показывает, что мавзолей Сеида Ибрагима существовал уже в XIV в. Вероятно, намного раньше появился и мавзолей его учителя Дири-баба. Не нынешний, а вырубленный в скале, возможно, еще при его жизни грот, куда он уединился. «Дири-баба», т.е. бессмертным его, без всяких сомнений, назвали после смерти.
К гроту в скале впоследствии было пристроено двухэтажное строение. Об истории его возведения рассказывалось в поясе надписей, который, как свидетельствует Б.Дорн, существовал еще в XIX в. и был одним из украшений мавзолея. К сожалению, этот пояс не сохранился до наших дней. Но в архиве Б.Дорна была обнаружена часть этого пояса. В нем говорится: «В дни правления величайшего правителя, властелина народов, султана, славы мира и веры шейха Ибрахим хана – да увековечит Аллах его власть и владычество и да распространит на оба мира свое свидетельство. В месяцы восемьсот пятого года. Написал ее (надпись) Дервиш». Таким образом, мы узнаем, что нынешнее строение мавзолея было возведено в 805 г. хиджры, т.е. в промежутке между 1 августа 1402 − 21 июля 1403 года, а саму надпись начертал каллиграф по имени Дервиш.
Зодчий оставил и свое имя. Над дверным пролетом, ведущим в зал второго этажа мавзолея, он сделал две розетки с надписями внутри. На одной из них он высек собственное имя, на другой – имя отца. К сожалению, первая розетка не сохранилась, и теперь мы знаем лишь имя отца – уста (мастер) Хаджи. И можем называть его лишь по отчеству – Хаджи оглу.
Перед уста Хаджи стояла довольно сложная задача – пристроить к гроту строение, которое на фоне серых скал выделило бы его и одновременно вписало бы в окружающий пейзаж. И он с этим блестяще справился, пристроив к нему двухэтажное строение так, что создается впечатление, будто оно «вмонтировано» в скалу и держится «на весу». Внешне оно производит впечатление замка.
Грот выходит на второй этаж мавзолея Дири-баба, который состоит из одного просторного центрально-купольного помещения. Квадратный зал покрыт сферическим куполом со слегка заостренной макушкой. Купол опирался на развитые тромпы, декорированные стилизованным растительным орнаментом. Один из световых проемов зала выходит на главный, южный, фасад, а два − обращены на запад и восток. Первый этаж мавзолея состоит из большого помещения со стрельчатым сводом и примыкающей к ней квадратной комнаты с восьмигранным куполом.
Вот как оценивает архитектуру Дири-баба историк архитектуры А.Саламзаде, один из первых, кто тщательно описал этот памятник: «Уникальность общего решения памятника в значительной мере определяло своеобразие его архитектурного облика. Будучи частично встроенным в скалу, он оказался лишенным кругового обзора и по построении всей композиции рассчитан на восприятие с фронтальных точек зрения. Анализ архитектурного решения памятника убеждает в том, что это обстоятельство было учтено мастером и в части декоративного убранства и нашло свое отражение в выделении одного лишь фасада, обращенного непосредственно к зрителю».
Сейран ВЕЛИЕВ,
доктор географических наук
главный научный сотрудник
Института географии НАНА

Советуем почитать