среда, 18 Мая, 00:19

Baku Баку 18°C

Студенты-азербайджанцы Киева

icon 3676 icon 29 апреля 2013 | 08:48 Студенты-азербайджанцы Киева

Главному редактору газеты Каspi
Уважаемый Натик муаллим!
Как известно, в конце XIX - начале XX веков азербайджанские студенты обучались в различных передовых высших учебных заведениях царской России. При этом они активно участвовали в общественно-политической жизни городов, в которых они проживали. Одним из них был город Киев. Обучавшаяся здесь азербайджанская молодежь принимала деятельное участие в революционном движении. Однако, до сих пор мы не имели об этом четкого научно-исторического представления, основанного на архивных материалах. К счастью, в этом направлении сделан значительный шаг. Доцент Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, кандидат исторических наук Олег Романович Купчик и член Национального союза журналистов Украины Алиса Умуд оглу Демиров написали интересную статью на основе украинских архивных материалов. Считая эту статью ценной для нашей истории, рекомендую ее Вам для публикации в газете.
С уважением,
Муса Гасымлы,
депутат Милли Меджлиса,
профессор

***
Долгие годы советская историческая наука, обстоятельно изучающая и обобщающая студенческое движение в Российской империи и на ее окраинах в начале XX века, старательно умалчивала об активном участии в нем студентов-азербайджанцев. Причиной тому была борьба последних не только за свободу слова, собраний, языка, печати, профсоюзов, вероисповедания, неприкосновенность особы, но и за развитие собственно азербайджанской средней и высшей школы, литературы, музыки и искусства. В свою очередь современные ученые нивелировали значение участия студентов-азербайджанцев в студенческом политическом движении, отведя главную роль в нем русским, еврейским и польским студентам.
Так какими же были место и роль студентов-азербайджанцев в студенческом революционном движении Киева в 1900 – 1917 гг., характер и организационные формы участия в нем? Каковы были их задачи и методы борьбы, были ли представлены они в общестуденческих организациях города, насколько поддерживали отношения с украинской студенческой общественностью?
Архивные документы свидетельствуют, что наибольшей популярностью у наших молодых соотечественников пользовались Университет Св.Владимира, Киевский политехнический и Киевский коммерческий институты. Отдельные азербайджанские девушки в качестве слушательниц учились и на Киевских женских высших курсах. В целом, в начале XX века, скажем, в университете училось несколько десятков азербайджанцев. Они составляли незначительное количество по сравнению с общим количеством обучавшихся здесь студентов в несколько тысяч человек. Но большинство не осталось в стороне от студенческой борьбы. Например, во время студенческой забастовки 1900 – 1901 гг. в университете среди задержанных студентов оказалось 8 мусульман. Во время студенческих революционных волнений 1907 года среди арестованных было уже 42 кавказца. Вместе со студентами-евреями и поляками они требовали отмены ограничений, которые касались и их, а именно процентной нормы при поступлении в вузы, запрета на государственную и военную службу, добивались права на собственные средние и высшие учебные заведения.
И хотя первоначально было трудно создать собственную студенческую организацию, в 1911 году они создали в университете собственное «землячество», в которое вошли студенты-мусульмане вуза. В конце того же года их ведущие деятели (Ш. Рустамбеков, Ф. Ордубадский, А. Талышинский) написали «Устав Общества взаимопомощи студентов-мусульман Университета Св.Владимира» и предоставили его на утверждение киевскому губернатору, который в марте 1912 года перенаправил его в ученый совет университета. Последний, не желая брать на себя ответственность, отказал в его утверждении, а ректор посоветовал направить устав на утверждение министру образования. В декабре того же года Ф.Ордубадский, по поручению членов землячества, подал его в канцелярию министра образования в Петербурге. Хотя решение с утверждением устава затягивалось, студенты-мусульмане Университета Св.Владимира не теряли надежды, поскольку ранее были легализованы землячества студентов-мусульман в Петербургском политехническом и Московском коммерческом институтах.
Между тем, деятельность землячества в университете осуществлялась де-факто. Оно проходило, так сказать, путь правового и организационного утверждения. Своеобразная «касса взаимопомощи» ставило перед собой «экономические и культурно-просветительские задачи», в частности, предоставление собранной для бедных и нуждающихся студентов-мусульман материальных средств в виде денег и бесплатных учебников.
Не дожидаясь утверждения устава, руководство общества развернуло работу и в марте 1913 года инициировало объединение в одну организацию студентов-мусульман всех вузов империи, чтобы «активно вести общественную работу». Идея принадлежала собственно Ш.Рустамбекову и для ее реализации создали организационную комиссию, в которую вошли: А.Талышинский (председатель), У.Ахтямова (секретарь), Ш.Рустамбеков, Ю.Везиров и Х.Еникеев (члены). В последствии в нее вошли также Ф.Ордубадский и А.Алибеков. В отсутствие А.Талышинского обязанности председателя исполнял Х.Еникеев. Заседание проводились один-три раза в месяц, обсуждаемые вопросы и принятые решения на них заносились в протоколы.
В конце марта 1913 года комиссия сообщила о создании «Общества взаимопомощи студентов-мусульман Университета Св.Владимира» и поданном на утверждение министру образования уставе студентов-мусульман Новороссийского (Одесского), Харьковского, Петербургского и Казанского университетов, Петербургского политехнического и Московского коммерческого институтов. В начале апреля того же года разослала им приглашения на предварительное собрание, на котором предстояло определить время и место проведения общемусульманского студенческого съезда и выработать программу съезда студентов-мусульман высших учебных заведений российской империи.
Киевские студенты-мусульмане налаживали свои связи со своими единоверцами из других вузов империи в основном путем переписки. Наиболее активный из них - Х.Еникеев, в декабре 1912 года, в дни рождественских каникул съездил в Казанский университет, где непосредственно встречался со студентами-мусульманами. Он пытался убедить их «поработать на пользу мусульманского мира», говоря, что «нужно сдвинуть мусульманство с мертвой точки, на которой оно находиться». Несмотря на скептицизм некоторых студентов-единоверцев, ему все-таки удалось переубедить большинство из них прислать своего представителя на предварительное собрание в Киев.
17 апреля 1913 года. в семь часов вечера на квартире у курсистки киевских высших женских курсов С.Ахундовой по ул.Назарьевской, 15, кв.7, которую она снимала, на предварительное собрание собралось шестнадцать человек: Сонна ханым Ага Абдул-Халыг гызы Ахундова, Умма Гульсум Абуссугудовна Ахтямова, Мир Абдульфатхан (он же Агахан) Мир Рза хан оглы Талышинский, Шафи бек Мустафа бек оглы Рустамбеков, Фируз бек Мехтихан оглы Ордубадский, Гусейн бек Гейдар бек оглы Ахундов, Халил-Улла Ибатуллинович Еникеев, Джамиль бек Исмаил оглы Везиров, Али бек Гулу бек оглы Алибеков, Ширин бек Гусейн бек оглы Сафаралибеков, Абдульфат хан Карим Ханович Насирбеков, Наджиб Галиевич Курбан-Галиев, Мир Ягуб Мир Азир оглы Мехтиев, Мухаммед Гариф Гильманович Каримов, Абубакир Иммухаметович Имамбаев, Галимзан Гирфанович Ибрагимов.
Но еще в марте тайная агентура известила местную «охранку» о предстоящем «съезде мусульманской студенческой молодежи». Накануне, вечером, полиция задержала всех участников собрания. Все их попытки заверить, что собрание имело целью лишь «ознакомить студентов-мусульман других университетских городов с уставом общества взаимопомощи Университета Св.Владимира, чтобы потом и у них создать общества взаимопомощи, которые давали бы бедным и нуждающимся студентам-единоверцам деньги без процентов и без возвращения» не увенчались успехом. Не поверили им и в том, что на предварительном собрании хотели выработать программу предстоящего студенческого мусульманского съезда, чтобы предоставить ее на апробацию власти с целью получения разрешения на проведение съезда, который будто планировали провести легально.
Студентов все же арестовали ибо власть имела серьезные основания подозревать их в создании незаконной именно политической организации, а также антиправительственной деятельности, ставящей целью свержение существующего общественного и государственного строя. Эти первоначальные выводы основывались на данных спецслужб о попытках студента Х.Еникеева и педагога Г.Ибрагимова создать в городе «интернациональную социалистическую организацию студентов-мусульман». Во время обыска у них нашли запрещенную революционную газету партии эсеров «Знамя труда» и газету партии социал-демократов «За народ», брошюры «История РСДРП» и «Эволюция человечества», а также мусульманскую литературу - «Мусульманская газета», журналы «Фиюзат», «Тюрк-юрду», агитационные листовки и брошюры.
Во время досудебного расследования студенты путались в своих показаниях. Если одни утверждали, что вопрос о политической деятельности на предварительном собрании рассматривать не предполагался, другие говорили обратное, а третьи заявляли, что вообще «ничего не видели и не знают».
Следствие же установило, что вопрос о политической деятельности, создаваемой студентами-мусульманами организации, все-таки поднимался. И единого мнения по нему действительно не было. Но кто же именно из студентов инициировал, убеждал и отстаивал целесообразность участия создаваемой общероссийской организации студентов-мусульман, в условиях нового революционного подъема, в политической жизни страны?
Интересно, что им оказался не студент, а известный не только как педагог, литератор и журналист, но и революционный деятель, Г.Ибрагимов ( в Киеве «живущий за урок у содержателя на вокзале буфета»). Он познакомился и подружился с Х.Еникеевым, которого ознакомил с идеями и историей социалистического движения, и привлек в революционную борьбу. В свою очередь, Х.Еникеев привлек его к подготовке Всероссийского съезда студентов-мусульман, хотя тот студентом не был. Вместе отстаивали политическую составляющую в деятельности создаваемой общероссийской организации студентов-мусульман и пытались убедить других.
Они сформулировали вопросы политического характера, которые пытались «провести» через собрание. А именно об отношении к исламскому духовенству, мусульманской фракции Государственной Думы, к другим национальностям, а главное, «выяснить отношение к русскому правительству», «признается ли принципиально борьба политическая», «мотивы, условия и формы объединения и совместной работы с русскими революционными партиями»?
Очевидно, что именно по последним, внесенным Г.Ибрагимовым вопросам происходили острые дискуссии во время подготовки предварительного собрания 16-го на квартире У.Ахтямовой, утром (Ф.Ордубадского) и днем (Дж.Везирова) 17 апреля. Большинство студентов, не желая или боясь преследования властей, отрицало целесообразность политической деятельности. Поэтому на дневном 17 апреля заседании дома у Дж.Везирова вопрос о политическом направлении в деятельности общероссийской организации студентов-мусульман, путем голосования большинством был исключен. Об этом свидетельствовал протокол дневного собрания, и то, что «политический вопрос» был зачеркнут в повестке дня протокола предварительного собрания вечера того же 17 апреля 1913 года.
О политической деятельности именно Х.Еникеева свидетельствует найденное у него во время обыска письмо к студенту Казанского университета Ханафи Кайбишеву от 13 октября 1912 года. В письме он пишет, что в нем «… совершился маленький перелом в умственной жизни, чему предшествовало несколько дней мук, сомнений, и, пожалуй, страданий… видя, что студенты теперь все, за маленьким исключением, не верят ни во что, что вошло уже в моду, отсутствие дела, тоска по жизни, какой бы то ни было, сознания бессилия, сознание пустоты одинокой жизни. Подтолкнуло меня найти выход из этого положения в общественной жизни, и я теперь верую… в … революцию. Я революционер, защитник прав обездоленных, оскорбленных и угнетенных. Я готов с оружием в руках разрушить создавшееся положение и предать смерти угнетателей и поработителей. Из индивидуалиста анархиста сделался революционером. Моя цель объединить чуткую студенческую молодежь и пробудить в них чувство товарищества и общественности и привить сознание, что они должны стать защитниками, прав обездоленных, а не других. А потом «Великая революция». Когда? Это не важно! Но во всяком случае нужно использовать каждый удобный случай, каждый момент. Начало работы, нужно заметить, увенчалось успехом. Веду агитацию среди кавказцев-мусульман и среди других. Они узкие националисты, пожалуй даже мусульмане… Но это маленькое дело…».
А.Ибрагимов также писал, что «… основы свободы осуществлены не справедливым отношением правительства, а кровопролитием крови нации… Вот кто даровал основы свободы, а не манифест… Господа муллы и муедзины, которые до сих пор учились в наших мектебах (мектеб в мусульманском мире называют светскую школу – Авт.) и медресах (мусульманские религиозные школы – Авт.), оказали ли пользу в нашей нации? Нет, не оказали. Вот почему наша нация оказалась невежественною. Для будущей жизни нации нужно знание, а для знания нужен мектеб. Помощи мектебам у нас нет. Нет для них ни учредителей, ни учителей, а со стороны самодержавного правительства нет ни разрешения, нет ни помощи. Что нет у нас мектебов, всецело зависит от самодержавного правительства. Чтобы реформировать мектебы нужно уничтожить самодержавие…».
Кстати, категорически утверждать о полной аполитичности «Общества взаимопомощи студентов-мусульман Университета Св.Владимира» тоже не следует. В одном из его воззваний конца 1912 года говорится: «… общее собрание кружка студентов-мусульман в Киеве взяло на себя трудную инициативу… объединения мусульманской молодежи – для организационной борьбы с невежеством нашего народа и также с нашим общим врагом – русским правительством…».
Тем не менее, на предварительном собрании по организации Общероссийского съезда студентов-мусульман вечером 17 апреля 1913 года события развивались по следующему сценарию. Открыл собрание и выступил с приветственным словом председатель организационной комиссии А.Талышинский. Он сказал: «Товарищи! Сегодняшний день, имея важное значение, является знаменательным в развитии нашей общественной жизни. В этот день мы попытаемся заложить тот фундамент, который должен нести грандиозное здание народного дела и служить надежной опорой его существования. Необходимость такого здания очевидна, – она становиться еще насущнее, если сосредоточить внимание наше в те немалые уголки, где гибнет в невежестве и в духовной нищете, дорогой сердцу каждого из нас, наш народ. Мы передовой авангард, сознавая это, не можем даже оставаться спокойными зрителями.
Теперь или никогда. Руководящее всеми нами сознание требует борьбы с настоящим положением и виновниками его, но нет борьбы без объединения, в нем наша мощность, в нем сохранение – нашей национальной самостоятельности, которой грозит уж русская действительность…».
Потом выступил Ш. Сафаралибеков. После этого председательствующий А.Талышинский зачитал повестку дня, в которую вошли: 1) выборы президиума собрания; 2) предъявление делегатами полномочий; 3) доклады делегатов о работе их землячеств; 4) общественная и учебная работа студентов-мусульман во время каникул; 5) организация Общероссийского съезда студентов-мусульман (состав оргбюро, время и место проведения, орган руководства («центральный комитет»), его полномочия, сбор денег; 6) формирование программы съезда с четким формулированием задач: а) экономической; б) культурно-просветительской; в) политической; 7) вопрос анкеты и 8) разное.
Потом состоялись выборы руководства (президиума) предварительного собрания. Председателем избрали М.Каримова, заместителями – Х.Еникеева и Н.Курбан-Галиева. После этого делегаты студенческих мусульманских землячеств предоставили свои полномочия. Но зачитать доклады они уже не успели. Ворвалась полиция и сотрудники «охранки», прервав собрание, задержали всех присутствующих и изъяли у них все документы. В тот же день у студентов-мусульман Киева были проведены обыски на квартирах. Всем задержанным избрали меру пресечения в виде ареста, которую в мае продлили до июня.
Из изъятых полицией документов и результатов следствия следовало, что между делегатами предварительного совещания были разногласия не только по концептуальным, но и организационным вопросам. Студенты Киева, как инициаторы и организаторы всей этой «затеи», настаивали, чтобы съезд в январе 1914 года прошел у них в городе, другие предлагали С.-Петербург, третьи – Баку.
Не найдя в деяниях студентов-мусульман состава преступления, власть в средине июня 1913 года закрыла криминальное производство по их делу и освободила их. Но реальной причиной этого было существование у власти много других, более важных проблем, чем борьба со студентами-мусульманами. Некоторые из этих студентов так и остались в Киеве, другие возвратились на историческую Родину.
Начавшаяся вскоре в 1914 году Первая мировая война обусловила введение в стране военного положения, что привело к усложнению, а по сути, отсутствию условий для революционной борьбы, в том числе и студенческих мусульманских организаций. А февральская революция 1917 года, приведшая к падению монархии и развалу империи, создала уже новые условия для дальнейшей политической деятельности студентов-мусульман.
Купчик Олег Романович,
кандидат исторических наук,
доцент кафедры истории для гуманитарных факультетов
исторического факультета Киевского национального
университета имени Тараса Шевченко.

Дамиров Али-Иса Умуд оглы,
член Национального союза журналистов Украины.

Советуем почитать