• пятница, 19 Июля, 10:22
  • Baku Баку 25°C

На высоте Аранземин

21 июня 2024 | 21:11
На высоте Аранземин

32 года назад, 20 июня 1992 года, во время тяжелых боев за Карабах смертью храбрых погибла военный врач Гюльтекин Аскерова. Через год в соответствии с указом главы государства она стала Национальным героем Азербайджана.

 

Первая и единственная женщина-врач, удостоившаяся столь высокого звания, была вооружена скальпелем и автоматом. 4 апреля 1992 года она добровольно отправилась на фронт. Принимала активное участие в боях за Туршсу, выносила с поля боя раненых и оказывала им первую медицинскую помощь, участвуя в обороне Лачынского, Губадлинского и Агдамского районов. Шушу за день до оккупации города покинула в составе последних батальонов.

20 июня близ села Нахичеваник у подножия возвышенности под названием Аранземин (высота более 1,5 тыс.м) начались ожесточенные бои. Было много раненых. Отважный доктор перешла линию соприкосновения, хотя весь персонал госпиталя уговаривал ее не рисковать и остаться в укрытии. Но она только бросила коротко: «Если на поле боя нет врача, перевязывающего раны азербайджанскому солдату, то я непременно должна быть там». Погибла от пули снайпера, когда оказывала помощь раненому бойцу...

Сейчас именем Гюльтекин Аскеровой названа бакинская средняя школа №200, где она училась. Один из пароходов в Каспийском море, где находится Музей героя, носит ее имя. Перед фасадом больницы Наримановского района – напротив дома, в котором она жила (площадь Гелебе у станции метро «Гянджлик») установлен бюст.

Сегодня гостья нашей редакции – ее дочь Амина Ахундова делится воспоминаниями о своей героической матери.

 

Мама-сюрприз

Вы были совсем еще ребенком, когда потеряли самого дорого человека?

– Да, 3 апреля 1992 года мне исполнилось девять лет, а на следующий день мама объявила домашним, что уходит на фронт. Ее отговаривали и моя бабушка, ее мама, и ее сестры. Я тоже пыталась – помню, спросила, почему она стремится в такое опасное место, ведь оно только для мужчин. А она ответила: «Если все так будут думать, мы никогда не вернем свои земли».

По сути, это был ваш последний день рождения, проведенный с мамой?

– И это был самый веселый и самый радостный праздник в моей жизни. Были гости, все смеялись, шутили, угощались вкусностями, несмотря на непростые времена начала 90-х. Торжество было наполнено сюрпризами. Мама очень часто устраивала их: даже обычную куклу купит – и не просто отдаст в руки, а преподнесет как-то очень необычно. Вообще, она была лучезарная, женщина-сюрприз. Мама-сюрприз. Доктор-сюрприз. Однажды она спросила у своих раненых бойцов, что им привезти из Баку, и те в шутку ответили, что хотят мороженого. И маме каким-то чудом удалось организовать доставку целого ящика мороженого, причем не растаявшего. Такой она была, такой и осталась в моей памяти навсегда. На всю оставшуюся жизнь подарила мне трогательные и щемящие воспоминания.

На войне мама была недолго, но за это время успела стать для всех незаменимой. Я это знаю по рассказам тех, кто воевал с ней, а потом приходил к нам домой и рассказывал о ее храбрости, героизме, ее большом сердце.

 

Сильная воля, железный характер

Амина, вы так на нее похожи – те же глаза, губы, нос. Просто удивительно!

– Все же мама была более утонченной. С виду очень хрупкая, нежная, а внутри – сильная воля, железный характер. Смелая была до отчаяния, храбрая – не каждый мужчина с ней сравнится.

Взять хотя бы нашу трагедию в ночь с 19 на 20 января 1990 года. Бабушка рассказывала, что в тот вечер мама как раз пришла после дежурства и прилегла отдохнуть. А среди ночи незаметно вышла из квартиры, и с водителем «скорой», который жил этажом выше, помчалась на звуки сирен, стрельбы, лязг танков и крики обезумевшей толпы. Она просила шофера ехать быстрее и именно туда, где было большое скопление людей и техники, но водитель сказал, что он пожилой человек и не собирается рисковать. То, что она увидела, было самым настоящим побоищем – ей, человеку, выросшему в СССР, казалось чудовищным, что советские солдаты стреляли в советских людей. Это никак не укладывалось в ее сознании.

 

Доктор – халат без карманов

Стать врачом было детской мечтой вашей матери? Обычно эту профессию выбирают люди, ориентированные на помощь другим...

– А она такой и была. Ее называли «доктор – халат без карманов» – за то, что специально срезала карманы со всех своих халатов, чтобы больные не клали деньги. Это было и на 8-й подстанции скорой помощи, где она начинала работать после мединститута, и позже, когда работала реаниматологом-анестезиологом в Республиканской клинической урологической больнице имени Джавадзаде.

Но вы не пошли по ее стопам – как сложилась ваша жизнь?

– Врачом я не стала, хотя в медицине себя пробовала – поняла, что не мое. Получила три высших образования и стала политологом, экономистом и инженером-нефтяником. Воспитываю дочь Гюльтекин-Айдан. Я называю ее Айдаша, не могу произносить имя мамы, сердце словно разлетается на кусочки.

 

Родные грустные глаза

Вы часто представляете свою маму в нынешнем веке? Как думаете, какой бы она была сейчас?

– Такой же доброй, нежной, красивой. Очень заботливой. Я вообще с ней ничего не боялась, знала: мама со мной, значит, ничего плохого не случится. Но жизнь без нее – это одна большая рана, незаживающая. При том, что у меня была горячо любимая бабушка Рафига, педагог-психолог, кандидат наук.

Как вы узнали, что мама стала шехидом?

– Мне не сразу сказали о ее гибели, на время похорон отравили в Шамаху. А потом привезли в Шехидляр хиябаны, молча подвели к могиле, и я увидела на каменной плите родные глаза, которые не улыбались. Я все поняла, заплакала.

С тех пор я частый гость там, цветы ей ношу. А 20 ноября 2020 года, в очередной мамин день рождения, когда наша армия вошла в Агдам, первое, что я сделала, – сообщила об этом маме: «Твоя душа должна ликовать. Теперь земля, за которую ты отдала свою жизнь, наша».

 

 

Галия Алиева
Автор

Галия Алиева

Все новости
banner

Советуем почитать