пятница, 30 Сентября, 10:48

Baku Баку 21°C

Мой отец сказал: «Женись на азербайджанке». Большое интервью с Кристофер Ван Даммом и Суадой Гаджизаде (Фото)

icon 1342 icon 07 сентября 2022 | 12:18 Мой отец сказал: «Женись на азербайджанке». Большое интервью с Кристофер Ван Даммом и Суадой Гаджизаде (Фото)

Сын голливудского актера Жан-Клода Ван Дамма - Кристофер Ван Варенберг, женился на азербайджанской пианистке Суаде Гаджизаде в июне 2021 года. Новобрачные решили обойтись без торжественной церемонии и узаконили отношения в азербайджанском посольстве в Стамбуле (Турция).
Об их отношениях стало известно благодаря публикациям в социальных сетях. Однако сами герои до сих пор все держали в тайне.
В данном интервью они поделились историей судьбоносной встречи, желании иметь троих детей и многом другом.

- Расскажите, где и как вы познакомились?

Кристофер:

- Мой отец приехал в Азербайджан в начале 2000-х годов. Несмотря на то, что он пробыл здесь совсем недолго, он очень полюбил эту страну. В те годы он познакомился и с отцом Суады. А когда вернулся в Лос-Анджелес (США), многое рассказывал об Азербайджане. Отец говорил, что эта очень красивая страна, и у нее большое будущее. Он сказал, что люди там очень добрые, у них богатая культура. Я не знаю почему, но он мне тогда заявил, что в будущем женись на девушке из Азербайджана. Я, конечно, возражал, у меня тогда были отношения…. Я сказал, что это невозможно. Но спустя годы познакомился с Суадой в социальной сети Instagram. Как только узнал, что она из Азербайджана, сразу вспомнил слова отца. Мы общались с ней дистанционно ровно четыре года, стали близкими друзьями, а со временем полюбили друг друга.

Еще расскажу вам удивительную историю. Мой отец нередко проводил прямые эфиры на Facebook и других социальных сетях. Однажды под Новый год, когда он вел прямой эфир с участием 100 тысяч зрителей, увидел на экране имя и вслух прочел «Суада Гаджизаде». Но ему даже в голову не пришло тогда, что Суада – дочь его знакомого из Азербайджана. Он поздравил ее с Новым годом, а Суада записала и сохранила эту запись.

Суада:

- У меня до сих пор хранится это видео. Я никогда его не удалю.

Кристофер:

- Когда она мне рассказала об этом, я не поверил. Судьба словно сводила нас постоянно. Через несколько лет мы приняли решение познакомить наши семьи в Стамбуле.

- Почему не в Баку, а в Стамбуле?

Кристофер:

- Это было удобнее из-за момента с получением визы. Во время пандемии ни мои, ни родители Суады не могли приехать в Бельгию. Хотя мы тогда уже решили пожениться. Наши отношения завязались онлайн, а в Стамбуле мы увиделись впервые вживую, а спустя три дня поженились. Наша свадьба состоялась в Генеральном консульстве Азербайджана в Стамбуле.

Стамбул очень красивый город. Но тогда я очень хотел приехать и посмотреть Баку. Мой отец много рассказывал об этом городе. И только спустя два года я, наконец, смог прилететь. А через шесть лет впервые погостил в доме Суады, но признаться много раз видел его, когда мы общались в онлайн-режиме. Вот так мы встретились. В это невозможно поверить, но это судьба.

- Суада, когда вы познакомились с Кристофером, вы думали, что это знакомство закончится свадьбой?

- Он мне нравился как человек, мы были близкими друзьями, но поскольку жили далеко друг от друга, я не надеялась встретиться в реальной жизни, не говоря уже о замужестве. В начале нашего знакомства я даже не знала, кто его отец. Он мне ничего об этом не рассказывал. Он всегда скрывал свою фамилию и не делился фотографиями с отцом. На его странице были только его фотографии, фото мотоциклов и арт-картинки. Однажды, когда мы разговаривали по телефону, он спросил меня: «Ты знаешь, кто мой отец?» Конечно, я сказала, что не знаю. Я тогда еще подумала, откуда я могу его знать.

Спросишь своего отца, кто такой Жан-Клод Ван Дамм, сказал он. Я не знала его в силу возраста, кроме того, очень много времени уделяла учебе и музыке, почти не смотрела телевизор. Иногда играла на пианино по 10-12 часов. Я спросила отца, кто такой Жан-Клод Ван Дамм. Как раз в этот момент отец смотрел фильм с его участием. Он показал мне его. Я была удивлена и не сразу поняла, что произошло. Кристофер надо мной пошутил или папа, думала я. Я рассказала отцу, что у меня есть друг-иностранец, который говорит, что его отец - Жан-Клод Ван Дамм. Он сказал, что этого не может быть, он, должно быть, шутит с тобой. Мои родители посоветовали больше с ним не общаться. Они таким образом хотели меня защитить.

- Но потом ваши родители согласились на то, чтобы вы вышли замуж за иностранца…

- Наши отношения наладились. И он сам попросил моей руки у родителей посредством «Facetime» и даже отправил кольцо по почте.

- Получается знакомство с родителями впервые тоже было онлайн?

- Да. Это был период пандемии, самолеты не летали. Мы даже на какое-то время потеряли связь, но летом 2020 года снова стали общаться. Он признался, что я ему нравлюсь.

- Любовь, знакомство с родителями, все это были посредством соцсетей... Но в жизни все могло бы быть иначе. Вас это не пугало?

- У него было более миллиона подписчиков и официальный аккаунт в Instagram, я знала, что он не фейковый, а настоящий.

- Я имею в виду, что вы не знали его характер…

- Мы общались на протяжении многих лет, он говорил со мной только о музыке и искусстве. Он очень культурно проявлял знаки внимания и вел себя уважительно. Его уважение ко мне, моей семье, моей стране было очень важно. Меня удивило, что иностранец знает Азербайджан, знаком с культурой нашей страны. Его отец бывал в Азербайджане, и это пробудило в Крисе интерес к нашей стране. Когда он начал больше интересоваться азербайджанской культурой, я отправляла ему фотографии и видео, показывала наши национальные блюда. Я верила в его искренность.

Кристофер:

- Я верил в магию этих отношений. Повторюсь, когда я увидел, что она из Азербайджана, сразу вспомнил слова отца и подумал, что девушки из этой страны, которую восхвалял мой отец, красивы. Позвольте мне отметить один момент: глаза Суады, ее взгляд вселяют в меня уверенность, и эта уверенность растет день ото дня. Я знаю, что Суада тоже чувствуют это.

- Суада, вы из простой азербайджанской семьи, а отец Кристофера - мировая звезда. Вы люди из разных миров... Вас это тоже не пугало?

- Я так не думала. В человеке важна не профессия, а его душа. У нас даже есть цепочки с инициалами «родственные души». Когда он прислал мне кольцо, я отправила ему цепочку. На наших кольцах красуются инициалы S и K.

Несмотря на то, что у Криса звездная семья, каждый ее член относился ко мне с любовью, они очень тепло поприветствовали меня с самого первого дня. Увидев их отношение ко мне, я почувствовала, что мы семья. Это очень простые и дружелюбные люди. Даже его мать спустя короткое время после знакомства предложила называть ее «мамой». Крис чувствовал то же самое.

- Где вы живете сейчас и где планируете жить в будущем?

- Я сейчас нахожусь в Баку, хочу получить визу в США. Зимой вероятно я уже буду в США. Родственники отца Криса живут в Бельгии, поэтому мы встречаемся там. Вы же знаете, что его отец из Бельгии. Там же я познакомилась с его бабушкой и дедушкой. Я пробыла в Бельгии три месяца, каждый день встречался с его бабушкой и дедушкой. Как и мы, они уважают взрослых и хотят проводить с ними больше времени. Когда я вернулась в Баку они очень расстроились. Они приняли меня как свою внучку: гуляли со мной, рассказывали о еде и культуре Бельгии.

- Если не секрет, что вам подарили на свадьбу?

- Хотя их традиции отличаются от наших, они прислали мне свадебные подарки. Но лучше я оставлю это в секрете.

- Как они относятся к вопросу о детях? Не говорят, что вам уже пора?

- Почти каждый день нам говорят, что ждут внуков. Но пока я думаю о визе, переезде, хочу найти работу. Я окончила Бакинскую Музыкальную Академию и являюсь стипендиаткой Президента Ильхама Алиева. Это большой статус для музыканта. Я занимала различные места на конкурсах в семи странах. Вопрос образования также является принципиальным для моих родителей. Может быть, я получу степень магистра в США. Крис предлагает мне попробовать себя в киноиндустрии. Я музыкант, но я также могу работать в этом направлении. Кроме того, я намерена организовывать музыкальные фестивали и конкурсы.

У Криса особое отношение к культуре. Когда мы отправляемся в долгий путь, мы слушаем музыку по 2-3 часа, не разговаривая. Мы обсуждаем произведения искусства. Однажды я увидела в аэропорту рояль и начала играть произведение Вагифа Мустафазаде, ему очень понравилась. Каждый раз, когда я играю на пианино, он обязательно снимает меня на видео. Он говорит, что гордится мной.

- А сколько детей вы хотели бы иметь?

Кристофер:

- Троих: двух мальчиков, одну девочку.

- А кому-то из детей могли бы дать азербайджанское имя?

Суада:

- Я думаю, что, когда у меня будет ребенок, я обязательно назову его и азербайджанским именем. Это правда, я никогда ему об этом не говорила, но говорю сейчас. Однако имя должно легко произноситься и писаться, должно быть понятным.

Кристофер:

- Мы можем назвать детей также американским, бельгийским или пуэрториканским именами.

- Кристофер, чем вы сейчас занимаетесь?

- Как и отец, я занимаюсь спортом - сетокан (один из основных стилей японского карате, разработанный выдающимся популяризатором и преподавателем карате Гитином Фунакоси и получившим дальнейшее развитие благодаря его сыну Еситаке Фунакоси – Авт.). Отец Суады также мастер спорта, как и мой отец.

В настоящее время я в основном работаю в киноиндустрии. У нас с братом есть компания Damme BROS. Пишем сценарии, снимаем фильмы и сами снимаемся, ищем спонсоров...  Как и мой отец, мы хорошие актеры. Будет интересно, если мы снимем совместный фильм. Я также создаю 2D-анимацию, очень качественные. Я всегда думаю о своей карьере и строю планы, планирую снять много фильмов, хочу привлечь к ним отца, брата и Суаду. Для меня очень важно, чтобы моя жена была в мире кино. Надеюсь, нас ждут яркие проекты в будущем. Она пианист, отличный пианист, она тонко все чувствует. В течение этого года мы тренировались перед камерой. Я хотел, чтобы она могла запечатлеть эмоции во время видеосъемки так, чтобы люди их прочувствовали. Она очень талантлива и изо всех сил старается сделать все возможное. Вот почему я так ее люблю.

Суада также является моим менеджером по социальным сетям. Он ведет мою страницу «krisvandamoffical», пытаемся получить там «синюю галочку». Это отличная платформа для нас обоих.

Есть люди, которые много работают, хорошо зарабатывают, но не могут стать профессионалами. Я не хочу быть таким. Я разборчив. Частью моего распорядка дня являются упражнения, я тренируюсь каждый день, я должен оставаться в форме.

- Кто ты по образованию?

- У меня высшее образование, степень магистра в области анимации. Мои родители готовы на все ради меня, но мне хотелось бы заниматься любимым делом - анимацией. Я научился этому от своего дедушки. Он окончил школу, занялся бизнесом и создал прекрасные условия для отца и тети. А знаниям и навыкам в области киноиндустрии я учился и приобретал от отца.

- Вашего отца знает весь мир, а что вы можете рассказать о матери?

- И папа, и мама у меня хорошие актеры. Она также одновременно художник и чемпионка по бодибилдингу. Вообще моя мама очень талантливая женщина, но об этом мало кто знает.

- Кристофер, как познакомились ваши родители?

- Отец увидел мамино фото в спортивном журнале в конце 70-х годов. В то время он жил в Бельгии. Он тогда сказал своим друзьям спортсменам, что что бы ни случилось, я женюсь на этой девушке и стану известным актером. Ему никто не поверил. Спустя годы они встретились во время съемок в Мексике. Есть даже фотографии с той встречи.

После нее мама вернулась в Нью-Йорк и постоянно думала о моем отце. Она была популярна еще до встречи с отцом, но завершила карьеру после рождения детей. Мои родители расходились на какое-то время, а потом вновь поженились в год рождения Суады. Они сейчас еще и хорошие друзья.

- Будучи сыном Жан-Клод Ван Дамма, вы считаете себя отличным от других?

- Наоборот. В Голливуде многим приходится носить маски, играть роли и даже лгать. Но я не такой, у меня свои моральные ценности, видимо сыграл роль спорт, я никогда не вру. Когда я был ребенком, мог соврать, но учился на своих ошибках и больше никогда их не повторял. Мой отец всегда советует мне, что лучше быть искренним и честным, чем «играть роль». Человек не должен в старости жалеть о содеянном. Для меня семья на первом месте, здоровье на втором. А те, кто в киноиндустрии, совсем не важны. Суада тоже поймет это, когда приедет в США, но главное, что она уже об этом знает.

- А насколько вы цените дружбу? У вас много друзей?

- Друг - это человек, который знает, чего ты хочешь, и всегда поддерживает. У меня нет настоящих друзей в Голливуде, но у меня есть 4-5 хороших друзей в реальной жизни. Я могу доверять двум из них, максимум трем. Они как братья. Кроме того, у меня дружеские отношения с членами моей семьи. А вообще дружба для меня очень важна. Мне кажется, что в Азербайджане понятие дружбы имеет более глубокое значение, чем в США. Я думаю, что серьезные дружеские отношения в США бывают только в военной сфере. Потому что там люди вместе проходят через множество трудностей.

Например, когда я создал семью с Суадой, я последовал совету своих друзей. Потому что они хорошо знали мое прошлое, мои отношения. У меня есть близкий друг по имени Скотт. Мы вместе работали над многими проектами. Он мой друг, который поддерживает меня, как в хорошие, так и плохие времена. Когда я спросил его мнение о Суаде, он сказал, что вы созданы друг для друга.

Суада:

- Вчера мама Криса написала мне - «Крис изменился в лучшую сторону. Когда он с тобой, я вижу блеск в его глазах. Я очень сильно тебя люблю».

- Кристофер, а вас интересует азербайджанское кино, азербайджанское искусство?

- Я не знаком с киноиндустрией Азербайджана, но очень хочу снять здесь фильм. Я был бы горд встретиться и поработать с людьми искусства. Моя жена азербайджанка, и я должен как-то внести свой вклад в эту страну. Вероятно, он будет и в области кино. Я хотел бы быть стать частью азербайджанской кинокультуры.

- Если вам придется жить здесь...

- Я не смогу переехать сюда. Но здесь живут родители Суады, для меня это очень важно, и я могу жить здесь какое-то время. Вся моя жизнь, 35 лет моей жизни, связана с Лос-Анджелесом. Но я жил в разных городах мира - Гонконге, Ванкувере... Также в Бельгии, Германии, Испании, Швейцарии и других странах Европы. Еще я люблю азиатские страны, но нашим вторым домом, думаю, могла бы быть Япония. Я был во многих городах Японии, очень люблю ее. Я также хочу поехать в Австралию и Новую Зеландию.

- А Жан-Клод Ван Дамм не планирует приехать в Азербайджан?

- В настоящее время у отца много работы. Но он обязательно придет, как только получится. Он очень любит Азербайджан и азербайджанцев, считает себя универсальным человеком, стремится знакомиться с культурами разных народов. Наряду с людьми любит природу, животных, заботится об экологии. Вот почему он любит путешествовать. Поскольку у него невеста-азербайджанка, Азербайджан стоит на первом месте среди стран, в которые он поедет.

 Суада:

- Мой отец тоже с нетерпением ждет его приезда, они очень близкие друзья.

- О вас много пишут в социальных сетях. Вас беспокоит это?

Кристофер:

- Я отношусь к этому нормально. Но Суада так не думает. У каждого свое мнение. Это нормально. Главное, что написанное не влияет и не может повлиять на нашу любовь. Наши отношения друг с другом важнее всего. Я очень счастлив, я благодарен, что Бог благословил меня такой красивой женой. Люди примут нас со временем.

Суада:

- На нас подействовало, когда люди высказывали свое мнение, даже не зная нас. Говорили, что мы познакомились в ТикТоке. Однако Крис совсем не любит эту платформу. Писали, что продолжительность нашего брака составит два месяца. Мы тогда пообещали доказать, что наша любовь реальна. Мне говорили, что я, наверное, выхожу замуж из-за того, что он сын Ван Дамма. Однако, как я уже сказала, я не знала, кто его отец. Люди говорили, что мы делаем это ради СМИ, для рекламы, ради денег... Это меня очень беспокоило.

- Кристофер вам что-то запрещает?

Суада:

- Он просит меня не выходить на улицу, когда темнеет. Он верит мне, доверяет, но все равно ревнует. Его бабушка и мама говорят, что он должен крепко держать меня за руку, не обращая внимания на посторонние мысли. Он ведет себя как азербайджанец. Но я ему ничего не запрещаю. Я ему верю.

Я стараюсь не обращать внимания на мнения окружающих. Крис много раз спрашивал меня, уверена ли я, что хочу выйти за него замуж, ведь моя жизнь сильно изменится. Я отвечала, что уверена и уже сделала свой выбор. С ним я сильнее и готова к любому вызову.

- Как складываются ваши отношения с азербайджанской кухней?

Суада:

- Он очень любит азербайджанскую кухню. Больше всего любит кутабы, шашлык, плов и долму. Но он не очень любит молочные продукты. Но попробовав азербайджанские блюда, он все больше думает о спорте.

- Какая ваша самая большая мечта?

Кристофер:

- Моя самая большая мечта - стать успешным режиссером. Мы должны реализовать сценарии, которые написали вместе с моим братом. Важно использовать имя нашего отца, не должны запятнать его.

- Ты не боишься, что, сколько бы ты ни работал, ты всегда останешься в тени отца, тебя всегда будут называть сыном Ван Дамма?

- Раньше у меня были страхи. Люди до сих пор не знают, что я давно вышел из тени отца. Они ждут, что я буду лучше, чем мой отец, не позволяют мне быть собой. Люди не хотят дать мне шанса. Моя жизненная философия заключается в том, что человек должен найти свой мир. Я нахожу его в моей жене, семье и друзьях.

- Мы знаем Ван Дамма как сильного и бесстрашного человека, об этом говорят и его персонажи в фильмах. Но чего боится Кристофер?

Суада:

- В 19 лет он просидел в лифте 6 часов, поэтому у него страх перед замкнутым пространством. Он предпочитает не пользоваться лифтом. Он даже поднимался пешком по лестнице на 75-й этаж своего дома в Гонконге. Он и здесь не пользуется лифтом.

- Если подойти к теме страха...

Кристофер:

- Нас воспитывали католиками, но я не считаю себя католиком. Мы все живем в одном мире. У всех есть страхи. Например, мой отец очень боится потерять кого-то из семьи раньше своего ухода из этого мира. Это тоже нормально. Он также боится, что его дети потерпят неудачу. Вот почему он делает для нас все, что может. Нас учат принимать и любить другие народы. Мой отец думает так же. Главное - человечность. Бога надо не бояться, а любить.

Мы верим, что наша любовь будет примером для молодежи. Поэтому в итоге у меня есть рекомендация для них. Следуйте за своими мечтами. Мы все свободны в принятии решений. Не позволяйте страху сделать вас ведомыми. Верьте в Бога и будьте счастливы.

Media.az

Советуем почитать