среда, 29 Июня, 07:26

Baku Баку 24°C

Кому в Центральной Азии жить хорошо?

icon 185 icon 17 июня 2022 | 18:45 Кому в Центральной Азии жить хорошо?

На сегодняшний день складывается такое ощущение, что во всей Центральной Азии островком стабильности остается лишь Узбекистан. Так ли это? В гостях у «Каспия» эксперт Международного института Центральной Азии Равшан Назаров.

Центральная Азия бурлит. Неспокойно в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана, у которого еще и приграничные споры с Кыргызстаном. Недавно в Казахстане прошел референдум, по итогам которого первый президент страны Нурсултан Назарбаева лишился статуса елбасы (лидер нации). В Туркменистане произошла смена власти. Такое ощущение, что беды обошли стороной только Узбекистан…

Вот что рассказал нам по этому поводу сегодняшний гость газеты «Каспий» – узбекский аналитик, кандидат философских наук, эксперт Международного института Центральной Азии Равшан Назаров.

– После январских событий в Казахстане, которые по-разному оцениваются в экспертном сообществе, состоялся процесс масштабного политического реформирования, принята новая редакция Конституции путем всенародного референдума. Намечена программа «Новый Казахстан», реализация которой требует очень больших усилий со стороны народа и государства.

Процесс активного политического транзита проходит и в Туркменистане, где недавно состоялись выборы президента. На смену Гурбангулы Бердымухамедову пришел его сын Сердар. Среди своих главных задач он назвал совершенствование политико-правовых основ государства, повышение занятости, обеспечение продбезопасности.

К сожалению, продолжается конфликт на границе Таджикистана и Кыргызстана, хотя из острой фазы он перешел в хроническую. Достаточно сложной остается и ситуация в Горном Бадахшане. С учетом афганского фактора, на сегодня, пожалуй, в самом сложном положении находится Таджикистан, хотя его руководство пытается стабилизировать ситуацию.

Конечно, на этом фоне Узбекистан – действительно «островок стабильности» в регионе. Более того, он всячески стремится помогать своим соседям. В частности, на состоявшейся в начале июня встрече президентов Узбекистана и Таджикистана подписана Декларация об укреплении вечной дружбы и союзничестве. Начинается реализация проекта со строительства железной дороги Узбекистан-Кыргызстан-Китай, которая будет обслуживать не только непосредственных участников проекта, но и весь регион Центральной Азии.

На напряженность в Горном Бадахшане повлияли Афганистан и талибы?

– Многие считают памирцев – жителей Горно-Бадахшанской области – просто таджиками, которые живут в горах. На самом деле они сильно отличаются от жителей равнины. Во-первых, это конфессиональный фактор. Памирцы в большинстве своем являются шиитами-исмаилитами, а таджики – сунниты. Во-вторых, памирцы ГБАО отличаются в этнолингвистическом (говорят на языках восточно-иранской подгруппы – шугнанском, рушанском, ваханском и др.), в антропологическом (северные европеоиды), в культурно-хозяйственном отношении. Близкие к памирцам Таджикистана этнические группы проживают в Северном Афганистане (провинция Бадахшан), Китае (Ташкурган-Таджикский автономный уезд СУАР), Северном Пакистане (округ Читрал).

Что касается талибов, то они напрямую не могут влиять на ситуацию в ГБАО ввиду традиционной враждебности к памирцам по этническому и конфессиональному признакам.

А как вообще режим талибов и страны ЦА уживаются?

– Смена политического режима в Афганистане в августе 2021-го и приход к власти движения «Талибан» в определенной степени изменили влияние афганского фактора на безопасность Центральной Азии. Общая нестабильность и высокая конфликтогенность афганского общества, межэтническая и межплеменная рознь, социально-экономическая ситуация – на грани гуманитарной катастрофы, неконтролируемые миграционные потоки, вопросы наркотрафика, продолжающаяся (пусть и с меньшей интенсивностью, чем ранее) гражданская война – все эти факторы вряд ли способствуют ожиданиям быстрой стабилизации ситуации в Афганистане.

На этом фоне полагать, что степень угроз со стороны Афганистана резко снизилась, – значит выдавать желаемое за действительное. Приходится констатировать, что пока Афганистан еще реально может представлять угрозу для безопасности государств Центральной Азии. Это связано с высокой концентрацией в различных регионах Афганистана террористических групп различного направления: ИГИЛ, «Аль-Каида», «Хизб-ут Тахрир», ИДУ и др. И хотя талибы пытаются ограничивать влияние этих групп, тем не менее периодически возникающие локальные боевые стычки и террористические акты продолжаются.

В прессе много публикаций об усилении тюркского фактора и сотрудничества Анкары и Баку со странами ЦА, прежде всего с Узбекистаном...

– Это так. Тюркский фактор стал играть важную роль в политике Узбекистана после транзита власти в 2016 г. В частности, Узбекистан официально вернулся в Тюркский совет (2018 г.) и с этого же года принимает участие в саммитах. В 2020 г. ТЮРКСОЙ объявил культурной столицей тюркского мира узбекский город Хива. В 2021 г. в Анкаре и Стамбуле прошли Дни культуры Узбекистана.

В этом году планируется организовать Дни турецкой культуры в Ташкенте и Самарканде. В марте во время визита Президента Турции Реджепа Тайипа Эодогана в Узбекистан было подписано более 10 документов: совместное заявление по итогам заседания Совета стратегического сотрудничества высшего уровня, рамочное межправительственное соглашение о развитии двустороннего военного и военно-технического сотрудничества, соглашение о преференциальной торговле и др. Президент Узбекистана отметил: «Учитывая нынешний высокий уровень отношений между нашими странами, мы договорились повысить их статус до всеобъемлющего стратегического партнерства».

Основой же стратегического партнерства Азербайджана и Узбекистана являются общие исторические корни, язык, религия, культура, традиции, ценности. Опираясь на этот крепкий фундамент, в последние годы удалось достичь ощутимых результатов в развитии двустороннего сотрудничества. Прогресс отмечается во всех сферах взаимодействия: экономика, политика, межпарламентские связи, культура и социальная сфера. Происходят интенсивные контакты, обмен официальными делегациями, представителями бизнеса и общественных кругов на всех уровнях.

За последние годы, несмотря на пандемию, товарооборот вырос в четыре раза. Только с начала года объем торговли увеличился на 25%, действует более 200 совместных предприятий. В декабре 2021-го успешно проведены промышленная выставка в Баку и очередное заседание совместного Делового совета. Приоритетными отраслями и направлениями сотрудничества являются машиностроение, энергетика, сельское хозяйство, транспорт, логистика. Продолжается интенсивный обмен в рамках двусторонней культурно-гуманитарной программы.

В апреле этого года Узбекистан посетила парламентская делегация Азербайджана во главе с председателем Милли Меджлиса Сахибой Гафаровой. Отмечена позитивная динамика в налаживании тесного и многопланового партнерства между парламентами Узбекистана и Азербайджана. В целях дальнейшего развития взаимодействия необходимо укреплять системное и регулярное сотрудничество законодательных органов двух стран. При этом парламенты, как прямые представители народов, должны сыграть ключевую роль в продвижении «народной дипломатии», в том числе посредством укрепления связей между регионами Узбекистана и Азербайджана, поддержки экономических и гуманитарных проектов.

 

Советуем почитать