понедельник, 05 Декабря, 07:36

Baku Баку 3°C

Израильский политолог: «Азербайджан – это наш союзник, так и будет»

icon 1383 icon 07 ноября 2022 | 13:30 Израильский политолог: «Азербайджан – это наш союзник, так и будет»

В Израиле подведены итоги уже пятых с 2019 года парламентских выборов. К власти возвращается Биньямин Нетаньяху, которого уже поздравил с победой уходящий премьер-министр Яир Лапид. Партия Нетаньяху «Ликуд» и его союз правых и религиозных ортодоксальных партий получили 64 из 120 мандатов в Кнессете и теперь они должны сформировать правительство.
Результаты выборы в Израиле и возможный будущий внешнеполитический курс страны для Oxu.Az комментирует израильский политолог, культуролог, политический и общественный деятель Давид Эйдельман.

- Бывший премьер-министр Биньямин Нетаньяху победил на выборах и, видимо, он и станет будущим премьером. 64 мандата из 120 гарантируют ему единоличное формирование правительства? Коалиция не нужна?

- Не совсем так. 64 мандата получила как раз его коалиция, а партия Нетаньяху «Ликуд» имеет 32 кресла в Кнессете - ровно половину. В израильском Кнессете 120 депутатов. Для того чтобы создать коалицию, которая формирует правительство, нужно иметь 61 депутата. То есть 50% плюс 1 место в парламенте. Обычно создаются блоки, и не всегда самая большая партия удачно создает коалицию. Например, в 2009 году партия «Кадима» («Вперед») получила больше мест, чем партия «Ликуд». Но Биньямин Нетаньяху набрал больше голосов парламентариев. В Израиле выборы проходят следующим образом: сначала проходит голосование в Кнессет, затем представители фракций идут к президенту и предлагают кандидатуры людей, которые будут формировать правительство. Тот, кто получит большее количество голосов становится премьер-министром. Вот еще один пример. В 2021 году «Ликуд» был самой большой партией в Кнессете, но не смог сформировать правительство.
В израильском избирательном законодательстве есть, возможно спорная схема, которая позволяет меньшинству стать большинством. Похожая ситуация и в США, где существует коллегия выборщиков. И там иногда случаются ситуации, когда кандидат в президенты набирает меньшее количество голосов избирателей, но получает больше голосов выборщиков. Так было в 2000 году, когда победил Джордж Буш-младший, так было и в 2016 году, когда победил Дональд Трамп.

- А что произошло сейчас в Израиле?

- Коалиция, которая получила 64 мандата в Кнессете имеет 48,37% голосов. При этом количество депутатов больше 50%. Это стало возможным благодаря электоральному барьеру в 3,25%. Голоса партий, не преодолевших этот порог - делятся. И чем выше процент, который получила другая политическая сила, тем не пропорционально больше количество остаточных голосов передаются ей.

На нынешних выборах все опросы показывали, что два лидирующих блока во главе с партиями «Ликуд» и «Еш Атид» идут «ноздря в ноздрю». Но в блоке, который сформировал действующий премьер Яир Лапид, несколько партий не преодолели избирательный барьер и их голоса были поделены, при этом большая часть ушла к блоку Нетаньяху. Так случилось и с другими политическими организациями, участвовавшими в выборах, в том числе и арабскими. Биньямин Нетаньяху оказался более сильным политическим игроком, чем его соперники, он сделал все, чтобы объединить силы.

- Значит, сейчас уже ничто не может помешать Биньямину Нетаньяху вновь стать премьер-министром?

- Он на 100% будет объявлен премьер-министром Израиля.

- А как после прихода Нетаньяху может измениться внешняя политика Израиля?

- Мне кажется, что стоит ожидать ухудшения отношений с Соединенными Штатами Америки. Понятно, что они не прервутся, не разрушатся полностью, но напряжение будет. В США уже заявили, что не будут сотрудничать с теми министерствами, которые возглавят представители партии «Религиозный сионизм» (РС - дружественная для «Ликуд» политическая сила - ред.). А один из лидеров РС Итамар Бен-Гвир требует для себя портфель министра внутренней безопасности, то есть полиции. Сегодня представить себе, что израильская полиция не будет сотрудничать с американским ФБР достаточно трудно, а завтра это может стать реальностью. Другой представитель РС Бецалель Смотрич хочет получить пост министра обороны. Получат они эти посты, или нет, сказать не берусь, но факт в том, что Нетаньяху зависит от каждого из своих союзников.

И США, и Европейский Союз относятся плохо к партии «Религиозный сионизм». Одна из причин - Итамар Бен-Гвир. Это очень харизматичный лидер, адвокат, в прошлом правый активист. И он был семь раз осужден по различным обвинениям, в том числе и за поддержку еврейского террора против арабов. РС выступает против прав женщин. Одно из их предложений заключается в том, что если женщина, пострадавшая в результате семейного насилия подает заявление в полицию, а правоохранительные органы не находят состава преступления (а ведь это история между двумя людьми), то истицу надо сажать в тюрьму. Вот такая это консервативная религиозная партия.

Что касается отношений с Азербайджаном, то ничего не изменится. Баку - это наш союзник, так и будет, вне зависимости от того, кто у нас премьер-министр.

Вот отношения с Турцией могут пострадать. Дело в том, что между Биньямином Нетаньяху и Реджепом Тайипом Эрдоганом давно «пробежала черная кошка». Случилось это после инцидента в 2010 году с турецким судном Mavi Marmara и «Флотилией Свободы», которая направлялась к берегам Газы. Тогда погибли люди. Нетаньяху потом, под давлением президента США Барака Обамы извинился перед Эрдоганом, но отношения пострадали.

- Но ведь прошло много лет, Турция и Израиль назначают послов…

- Да, поступательное движение на дружбу между Израилем и Турцией есть, но на межличностном уровне напряжение между Нетаньяху и Эрдоганом, скорее всего сохраняется. Есть старые обиды. К тому же новое правительство более правое, более радикальное и у нас могут ухудшиться отношения с арабскими соседями.

- А Иран?

- С Ираном и американцы не идут на «ядерную сделку». А наши отношения с ИРИ зависят от сотрудничества с Соединенными Штатами и от готовности израильского руководства сделать какой-то неожиданный шаг. Вспомните времена премьерства Эхуда Ольмерта, когда иранские компьютеры поразил какой неизвестный компьютерный вирус. Так что здесь не нужны какие-то агрессивные заявления, нужны спланированные и нестандартные действия в области безопасности и координация с другими странами, прежде всего с США и государствами Евросоюза. Но в Израиле прекрасно понимают, что Иран является угрозой.

- Давайте коснемся войны на востоке Европы, в Украине. Украина настаивает на том, чтобы Израиль оказал помощь вооружением, израильские власти не соглашались до последнего момента, хотя были сообщения, что они делятся какими-то разведданными…

- Израильское правительство никогда не говорило, что будет поставлять Украине оружие. Мы не наложили на Россию никаких санкций, не прервали авиасообщения с РФ. Израиль придерживается нейтралитета. Это связано с тем, что происходит в Сирии, где плотно сидят Иран и РФ. Наши договоренности с президентом Владимиром Путиным помогают препятствовать Сирии поставлять ракеты в Ливан, российские войска придерживают и иранцев, и «Хезболлу».

Еще раз подчеркну, о поставках вооружений в Украину наше правительство не заявляло. А гуманитарная помощь в Украину идет, открывается госпиталь и т.д. Есть вещи, о которых говорить не надо, но с украинской стороной это не очень получается. Несколько дней назад газета The New York Times со ссылкой на источник в Украине сообщила, что Израиль передал разведывательную информацию, касающуюся иранских беспилотников. Но ведь разведывательная информация как раз и рассчитана на то, чтобы ее никому и никуда не передавали дальше. Это же информация «интимного характера». А Украине, получается, важнее заявить, что ей помогают, чем получать настоящую помощь?! Это большая проблема, в Украине большая часть пара уходит в гудок. Израиль не может открыто поддержать Киев, учитывая еще и то, что Украина не всегда ведет себя как друг Израиля. Вспомните недавнее голосование в ООН. Киев проголосовал за резолюцию, требующую «ядерного разоружения Израиля». Мы, конечно же, не признаем, что у нас есть ядерное оружие. Но Украина, с одной стороны требует, чтобы мы ее вооружали, а с другой стороны голосует за разоружение Израиля. Это же очень странно.

Советуем почитать