среда, 18 Мая, 00:45

Baku Баку 18°C

Эксклюзив живого классика

icon 1339 icon 30 сентября 2013 | 12:32 Эксклюзив живого классика


Одной из отличительных черт III Бакинской международной выставки-ярмарки явилось то, что она дала возможность столичным книголюбам не только приобрести понравившиеся экземпляры художественной, научной литературы в великолепном исполнении, но также расширить собственный кругозор, встретить старых знакомых, а если очень повезет, то и пообщаться с именитыми авторами, со многими из которых они были знакомы лишь понаслышке. Одной из известных личностей, посетивших в эти дни нашу столицу, был известный российский поэт и прозаик Евгений Борисович Рейн - лауреат Государственной премии России (1996), лауреат Пушкинской премии России, лауреат Царскосельской художественной премии (1997), лауреат премии «Поэт» (2012), член Союза писателей Российской Федерации с 1987 года.
Корреспондент газеты Каспiй встретил Евгения Борисовича в обществе его супруги, известного российского искусствоведа и издателя, заместителя директора Государственного музея В.В.Маяковского - Надежды Викторовны Рейн, что явилось прекрасной возможностью для более обстоятельной беседы с ними о роли литературы в жизни современного общества.
- Евгений Борисович, если мне не изменяет память, вы в Баку не впервые?

- Да, вы правы, в Баку я лет тридцать назад был командирован от журнала «Огонек». Все, что сохранилось в моей памяти от этой поездки, это суровая зима, всюду такие страшные заносы, метель, что я даже на улицу не мог выйти. Но после столь длительного перерыва ваш город, конечно, трудно узнать, он изменился до неузнаваемости.
- Что бы вы могли сказать о роли таких мероприятий, как нынешняя Бакинская международная книжная ярмарка в пропаганде печатного слова на современном литературном пространстве?
- Я однозначно положительно оцениваю подобные мероприятия и, в частности нынешнее, в котором охотно принимаю участие. Убежден, что при том отчужденном отношении к культуре, которое мы сегодня наблюдаем в обществе, людям просто необходимо время от времени напоминать о том, что книга в этом мире пока еще существует, что издаются произведения тех или иных авторов, которые не мешало бы почитать. Сейчас можно приобрести очень много интересного: серию ЖЗЛ (Жизнь замечательных людей), книги о Москве, о религии - все это сегодня выставлено на стендах ярмарки и вполне заслуживает внимания.
- Не знаю, имеет ли это место в российских реалиях, но у нас в стране в последние годы стал наблюдаться интерес молодого поколения читателей к печатному слову…
- У нас тоже можно наблюдать подобное, но беда в том, что если молодежь и стала в какой мере интересоваться литературой, то в основном детективами, фантастикой, всевозможными сборниками кулинарных рецептов, средств для приворота, гороскопами и тому подобными изданиями. Все это, поверьте, не сильно утешает, серьезная литература сегодня, к сожалению, мало кого интересует в России.
- Долгое время все мы не переставали жаловаться на то, что интерес к печатным изданиям вытеснил Интернет. Не считаете ли вы, что в последнее время общество все-таки возвращается к книге?

- Я всегда считала и по-прежнему остаюсь при своем мнении, что нормальный человек должен читать нормальную книгу, и говорю об этом с позиций как издателя, так и критика, - вступает в разговор жена писателя Надежда Викторовна. - У нас в России настоящая ситуация такова: книги читают именно те, кто делал это до знакомства с Интернетом, а кто не делал, тот, разумеется, продолжает оставаться равнодушным к печатному слову.
- А, может, это отчасти связано с тем, что книга перестала рассматриваться как «источник знаний» ввиду слишком завышенных цен на эту продукцию?
- Не думаю. Никогда не считала, что книга должна продаваться по доступной всем цене, дешевой может быть водка, некачественная еда, одежда, наконец. А книга служит духовному обогащению человека, повышению его интеллектуального, культурного уровня и в этой связи, на мой взгляд, и оцениваться должна соответственно. К тому же, всем хорошо известно, что уже много лет издание той или иной книги возможно только при спонсорской поддержке, ибо только в этом случае удается выпустить в свет продукцию на высоком уровне, которую и в руках приятно подержать, и презентовать кому-то.
- У меня вопрос к Евгению Борисовичу. В настоящее время вы преподаете на кафедре литературного творчества в Литературном институте имени Горького, где также руководите поэтическим семинаром. Часто ли к вам на курс попадают представители того «нечитающего» поколения, которое успело вырасти за два десятилетия после распада СССР?
- Скажу откровенно, гораздо чаще, чем вам может ошибочно показаться. И опять же это люди, которые если и читали что-то в своей жизни, то в основном фантастику, детективы - одним словом, бульварную литературу. Так что выводы делайте сами.
- Насколько хорошо знаком российский читатель, в частности московский, с азербайджанскими поэтами и прозаиками? Знают ли у вас наших классиков?
- Ну, в России в основном знают и любят Муслима Магомаева - это однозначно. Что касается писателей и поэтов, то знают, к примеру, Самеда Вургуна, Расула Рзу, Чингиза Абдуллаева, Чингиза Гусейнова… Гара Гараева знают как композитора, Таир Салахов - ваш художник - тоже хорошо известен у нас. А о классиках многие вообще даже не слышали.
- Что бы вы могли рассказать о своей многолетней дружбе с Иосифом Бродским, который, как известно, считал вас своим наставником?
- Ну, что сказать? Это был талантливый человек с очень непростой судьбой. С Бродским мы познакомились в 1958 году, можно сказать, совершенно случайно, и с момента знакомства началась наша дружба, продолжалась которая до самой его смерти. Мы встретились в самом начале его творческой деятельности, и я, будучи старше Иосифа по возрасту, вносил некоторые коррективы в его поэзию, которая первоначально казалась мне несколько недозрелой, что, в общем-то, вполне естественно. Возможно, именно поэтому он и считал меня своим наставником. Немногим позже Бродский сделал головокружительный взлет, чем привлек к себе внимание всей литературной общественности страны, и, к сожалению, не только литературной. Затем он, как известно, эмигрировал, после чего я лишился возможности даже переписываться с ним, мне также не позволили принять участие в церемонии награждения его Нобелевской премией. А печальный финал жизни этого человека известен, думаю, всем, и мне едва ли удастся к этому добавить что-то новое.
- Евгений Борисович, но ведь и ваши сочинения долгие годы были под запретом. Многих авторов такое табу только вдохновляет на более плодотворное творчество. А как вы к этому отнеслись?
- Должен вам сказать, что мне было уже 49 лет, когда в 1984 году была издана моя первая книга «Имена мостов», и это очень поздно, очень плохо, я бы сказал, для творческого человека. Да, я долго был «запретным», и именно это мешало мне сказать в литературе именно то, что я хотел сказать. Нет, такое вдохновить никак не может, каждой творческой личности для самовыражения свобода необходима как воздух. Слава Богу, что сегодня она у нас есть, что всем нам суждено было дожить до отмены цензуры. В подобной ситуации, считаю, важно только работать на укрепление культурных связей между народами разных стран и делать все возможное для возрождения интереса общества к серьезной литературе, на что я очень сильно надеюсь.
Лала БАГИРЗАДЕ

Советуем почитать