AZE ENG RUS
 
Любая провокация Армении в зоне карабахского конфликта будет жестко пресекаться - Заявление Минобороны Азербайджана
23.04
18:53
Экс-министр обороны Грузии приговорен к 9 годам заключения
23.04
18:45
Названы самые высокооплачиваемые футболисты и тренеры мира‍
23.04
18:37
Группе специалистов, занятых в области охраны и реставрации культурного наследия присвоены почетные звания
23.04
18:29
Bakcell осуществляет мечты молодых людей, желающих открыть свой бизнес
23.04
18:21
К 2048 году число роботов превысит число людей – Ученый
23.04
18:13
Армения празднует отставку премьер-министра (Видео)
23.04
18:06
Рамиз Мехдиев рассказал о новых назначениях (Видео)
23.04
18:01
Реконструкция БНПЗ обойдется в $2,2 млрд – SOCAR
23.04
17:53
В Самаре прошла секция
23.04
17:47
ЦБА оставил неизменным курс доллара на 24 апреля
23.04
17:38
Бывший голкипер «Челси» выйдет на ринг в Баку
23.04
17:31
Реджеп Тайип Эрдоган и Бинали Йылдырым уступили свои кресла детям (Фото)
23.04
17:24
Гюнай Ибрагимлы: «Я сожалею» (Видео)
23.04
17:16
Ученые: все крупные города Америки будут затоплены
23.04
17:07
Dior Homme представил новую серию велосипедов BMX
23.04
16:59
От 3 до 14 лет: зачитан приговор экс-сотрудникам МНБ (Обновлено)
23.04
16:51
Кейт Миддлтон родила еще одного сына
23.04
16:44
В Азербайджане отметят 100-летие Мехти Мамедова - Распоряжение
23.04
16:36
«Азербайджан не планирует вступать в ОПЕК» – Министр
23.04
16:28
Названы победители восьмого тура чемпионата Азербайджана по боулингу
23.04
16:21
Саргсян подал в отставку с поста премьер-министра Армении (Обновлено)
23.04
16:14
Гран-при Азербайджана Ф1: Ставки букмекеров
23.04
16:06
Китай отбирает космонавтов третьего поколения для будущей космической станции
23.04
15:57
Эмин Махмудов: «Если за такое давать желтую, то все матчи должны заканчиваться 10-ю удалениями»
23.04
15:48
Али Гасанов об отчете Госдепа: «Мы не принимаем предвзятых заявлений, основанных на сомнительных «фактах»
23.04
15:39
«Азербайджанские авиалинии» планируют летать в 6 городов Саудовской Аравии
23.04
15:29
Лидер протестного движения Армении выпущен на свободу (Видео)
23.04
15:19
Азербайджанец стал самым успешным сотрудником в «Силиконовой долине» (Фото)
23.04
15:06
В Индонезии родители назвали ребенка Xiaomi
23.04
14:54
CNN: Азербайджан - земля гор, грязевых вулканов, мультикультурализма и мугама
23.04
14:43
Самое высокое здание в мире стало гигантской рекламой фильма
23.04
14:33
Сборка грузовиков ГАЗ начнется в Гаджигабуле (Фото)
23.04
14:20
Папа римский раздаст бедным 3 тыс. упаковок мороженого
23.04
14:08
Эльхан Сулейманов: «Следственный орган ПАСЕ не обнаружил ни одного факта коррупции в отношении Азербайджана»
23.04
13:57
В Швеции заработает первый в мире аэропорт с виртуальной диспетчерской
23.04
13:47
На чемпионате Европы выступят 10 дзюдоистов из Азербайджана
23.04
13:33
Завтра в Азербайджане будет туманно и ветрено
23.04
13:21
К акции протеста в Ереване присоединились военные (Видео)
23.04
13:10
Пятно мусора в Тихом океане в три раза превысило площадь Франции
23.04
13:00
В Баку обнаружено незаконно действующее медресе
23.04
12:47
Кейт Миддлтон доставлена в лондонский роддом
23.04
12:35
Азербайджан продал с АЧГ 256 млн тонн прибыльной нефти
23.04
12:25
Премьер-министр Израиля поздравил президента Азербайджана
23.04
12:12
Против вражеских провокаций будут приняты меры – Минобороны АР
23.04
12:00
Айдын Мирзазаде: «После событий в Ереване Арменией не получится управлять по старым правилам»
23.04
11:49
Aston Martin Джеймса Бонда продан на аукционе за 468,5 тыс. долларов
23.04
11:39
В море вблизи Сумгайыта пропали два подростка (Фото)
23.04
11:26
В Страсбурге начала работу весенняя сессия ПАСЕ
23.04
11:14
Президент Азербайджана принял министра экономического развития России
23.04
11:03
Мохамед Салах признан игроком года в Англии
Другие новости
О времени и о себе
Интервью | Дата: 11.02.2018 | Час: 15:10:00 | E-mail | Печать

Кязим Аливердибеков: Музыка всегда была фоном жизни нашей семьи

СОБЕСЕДНИК

Шуша, издавна именовавшаяся «консерваторией Кавказа», подарила Азербайджану немало талантливых певцов и композиторов. В ряду известных имен есть и фамилия Аливердибековых, и в первую очередь Агалара Аливердибекова - первого учителя музыки Узеира Гаджибейли.

С его голоса немало мелодий прослушали и использовали затем в своих произведениях Узеир Гаджибейли, Рейнгольд Глиэр, Асаф Зейналлы, Фикрет Амиров и другие. Агалар Аливердибеков является также главой известной музыкальной династии. Он - отец композитора Назима Аливердибекова, скрипача Расима Аливердибекова, дирижера Кязима Аливердибекова, пианистки Нушабы Аливердибековой, внесших свой вклад в развитие музыкальной культуры Азербайджана.

В интервью газете «Каспiй» заслуженный деятель искусств, профессор, президентский стипендиат Кязим Аливердибеков впервые рассказывает о некоторых фактах своей жизни.

- Кязим муаллим, несомненно, ваш отец был неординарным и высокоодаренным человеком. А как формировалась его личность, какое он получил образование?

- Мой отец был четвертым ребенком в семье кербалаи Алекпера и первенцем у его второй жены Телли - представительницы знаменитого рода Везировых. Все дети кербалаи Алекпера, в том числе дочь Ширин, подарившая Азербайджану великого Узеира Гаджибейли, были музыкально одарены. Отец обладал прекрасным голосом, и ему предрекали хорошее музыкальной будущее. Еще учась в начальной, а затем в русско-татарской школе, он стал изучать правила пения мугамов, но затем поступил в Шушинское реальное училище, где успешно учился и наряду с техническими предметами овладел также русским и немецким языками, фарси и латынью, хорошо знал историю, литературу, обладал широким кругозором.

При этом музыка всегда присутствовала в его жизни. Вместе с сестрой Ширин он принимал участие в занятиях мугама «Меджлиса-унс» («Меджлис дружбы»), руководимого поэтессой Хуршудбану Натаван. С юных лет он стал собирать материалы по истории музыки разных народов и, конечно, по истории азербайджанской музыки. Агалар Аливердибеков собрал и сохранил образцы более ста азербайджанских народных песен и теснифов. Тогда же он задумал написать «Иллюстрированную историю музыки». Об этом даже есть запись в «Истории Азербайджана», изданной в 1960 году, - в главе, посвященной истории азербайджанской культуры второй половины XIX века. В книге отражена музыкальная культура стран, расположенных на Великом шелковом пути. Не имея профессионального европейского музыкального образования, отец создал оперу «Гарун аль-Рашид», музыку которой он напел одному из приезжих русских музыкантов, чтобы тот перенес ее на ноты. Эта запись сохранилась.

По примеру Натаван, уже будучи замужем, Ширин сама часто устраивала музыкальные вечера, где отец по просьбе гостей пел народные песни, мугамы, которые внимательно слушал и маленький Узеир, более того, он просил дядю повторить понравившуюся песню или мугам.

Спустя годы Узеир бек назовет отца своим первым учителем музыки.

Отцу шел 21-й год, когда он поступил в Императорский технологический институт в Петербурге, окончив который, получил специальность инженера путей сообщения, но, не удовлетворившись этим, вместе с братом Бахадуром продолжил обучение в Варшаве.

Должен сказать, что отец серьезно изучал мугам, стремился овладеть тайнами этого искусства, в чем ему помогал его дядя Сеид Мирбаба Везиров - отец писателя и дипломата Юсифа Везира Чеменземинли, а практические уроки он брал у знаменитого в ту пору исполнителя народных песен Мухтара Бадалбейли, а также Джавада Ханазейского и Шукюра Арушанзаде.

- А что стало с его книгой по истории музыки, каково ее содержание?

- «Иллюстрированная история музыки» - первый в Азербайджане энциклопедический труд по истории музыки. Отец над ним работал несколько десятилетий, иллюстрируя собственными рисунками. В нем самостоятельные главы посвящены истории музыки исламских народов. Отдельная глава названа «Азербайджан». В советское время, в годы войны, отец хотел издать эту книгу. Он отдал рукопись в издательство, и вдруг его вызывают в особый отдел Совета министров и говорят: «Ты здесь пишешь, что наш мугам связан с иранской музыкой...». На что он ответил, что этого отрицать нельзя, ведь даже названия некоторых мугамов иранские. «Нет, - сказали ему, - мы это издавать не будем».

Рукопись каким-то чудом уцелела и на протяжении десятилетий хранилась в Институте рукописей. В 1987 году глава, посвященная азербайджанской музыке, впервые была опубликована в третьем номере журнала «Гобустан» за 1987 год, правда, не избежав цензуры: из нее были исключены некоторые упоминания об Иране. В 1997 году рукопись попала в поле зрения выпускницы историко-теоретического факультета Бакинской музыкальной академии Айнур Халиловой, которая исследовала ее и защитила дипломную работу, озаглавленную «Агалар Аливердибеков и его «Рясмли мусиги тарихи». Должен сказать, что она проделала трудоемкую работу, так как рукопись написана на азербайджанском языке арабской вязью, а также ей пришлось разбираться в сложных терминах.

В 2001 году по инициативе кандидата искусствоведения Гюльтекин Шамилли многолетний труд отца наконец был издан в сокращенном варианте. Я был рад этому, тем более что сам Узеир Гаджибейли в свое время отнесся серьезно к этой работе и настоятельно рекомендовал отцу издать ее.

- Как сложилась судьба вашего отца в годы советской власти?

- В 1922 году его назначили начальником Управления путей сообщения и через несколько месяцев после этого предложили написать заявление о приеме в партию. Он ответил, что достаточно его заявления о приеме на работу, и отказался. Его сняли с должности и спустя некоторое время пригласили в Баксовет на должность главного инженера.

История с вступлением в партию вновь повторилась, и отцу пришлось снова менять место работы: он стал преподавать в классе мугама в музыкальном училище имени А.Зейналлы, где у него училась и юная Шовкет Алекперова.

Судьба его брата Садых бека сложилась более трагично - его сослали в Сибирь и реабилитировали лишь по истечении 10 лет. Бахадур окончил Харьковский мединститут и стал хороши врачом.

Двоюродный брат отца - Юсиф Везир Чеменземинли тоже был арестован и посажен в тюрьму в годы войны.

- В годы репрессий и войны музыка в вашем доме звучала?

- Музыка всегда была фоном жизни нашей семьи и ее содержанием. Музыка оставалась страстью, делом жизни отца до конца его дней. Он часто организовывал литературно-музыкальные вечера, и в гости к нам приходили известные музыканты и певцы - Джаббар Гаръягдыоглу, Гурбан Примов, Сеид Рустамов, Асаф Зейналлы и, конечно, Узеир Гаджибейли. В годы войны у нас в доме часто собирались друзья отца. Они читали на фарси стихи известных поэтов. Нам, детям, было очень интересно.

- Кязим муаллим, что вам вспоминается, когда заходит речь об Узеире Гаджибейли?

- Я был пятилетним ребенком, когда в Баку проводился Всесоюзный музыкальный смотр и в Азербайджан из разных республик приехали известные музыканты. По окончании его Узеир бек пригласил многих из приезжих гостей к себе домой, в том числе и моего отца с мамой. В тот раз они взяли и меня. Я помню, как Узеир бека спросили обо мне: кто это? - и он, поставив меня на стул, сказал: «Это - младший сын моего дяди и дядя Ниязи, которого вы видели на сцене».

Помню, в тот день много говорили о Ниязи, о том, что он хорошо дирижировал. Узеир бек с отцом были очень близки, и когда одного из наших родственников, учившегося в Германии, должны были сослать в Сибирь, о чем его предупредили заранее, отец обратился за помощью к Узеир беку. «Дядя, тут только Багиров может помочь», - сказал ему Узеир бек. Наверное, ему психологически трудно было позвонить первому лицу республики, но он сделал это.

Дело в том, что во время Декады азербайджанской культуры 1938 года Сталин впервые услышал оперу «Кероглу», и она ему очень понравилась. Он тогда поинтересовался, с какого года Узеир бек в партии. Ему сказали: о каком членстве в партии может идти речь, когда его брат Джейхун бек находится за границей и выступает против советского Азербайджана. «Брат за брата не отвечает», - сказал Сталин. Багиров ему в ответ: «А кто же даст ему рекомендацию?». Сталин сказал: «Я, а второй - ты».

Так Узеир Гаджибейли стал членом партии, а Багиров с тех пор дал ему свой номер телефона и по некоторым вопросам культуры порой советовался с ним.

Ну так вот, через 10 минут после звонка Узеир бека помощник соединил его с Багировым. Узеир бек рассказал о ситуации с родственником и заявил, что головой отвечает за него.

«Хорошо, Узеир бек», - ответил Багиров и положил трубку.

«Дядя, он сказал «хорошо», но иди знай, поможет он или нет», - сказал Узеир бек отцу.

Утром за нашим родственником пришли, сказав, чтобы он поскорее собирался, поскольку судно на Красноводск уже готовится к отплытию. Всю семью посадили в машину и повезли в порт, мои мать с отцом поехали следом. Наш родственник поднялся на корабль, была сцена прощания, уже стали убирать трап, и в этот момент подъехала машина, из которой вышли какие-то люди и крикнули: «Кто тут Алекпер Алиев? Вы свободны, скорей спускайтесь». Когда они вернулись домой, вся их мебель и вещи уже стояли во дворе. Мы так и не узнали, специально ли это было задумано - помучить человека, заставив пережить минуты отчаяния...

- Это было желание вашего отца - чтобы все его дети пошли по музыкальной стезе?

- При всем том, что мой отец очень любил музыку, не он, а именно Узеир бек настаивал на том, чтобы мы получили музыкальное образование, и благодаря ему мы все пошли по этой линии. Старшая сестра Нушаба хотя и поступила в мединститут, но параллельно в тайне от родителей подала документы и в консерваторию. Помню, когда узнали об этом, был большой скандал, ведь раньше не позволялось учиться сразу в двух вузах, ее хотели исключить, но сестра все же не бросила учебу в консерватории, получила дипломы двух вузов и до конца жизни преподавала в музыкальной школе.

Мой брат также поступил и в консерваторию, и в АзИИ (ныне Азербайджанский государственный университет нефти и промышленности). Когда Узеир бек узнал об этом, он позвонил ректору и потребовал исключить его, сказав, что на Назима Аливердибекова возлагаются большие надежды в области музыкального искусства. Так и случилось: он стал композитором и долгие годы возглавлял Специальную музыкальную школу имени Бюльбюля. Другой брат, Расим, после окончания консерватории работал в симфоническом оркестре имени Узеира Гаджибейли.

- А как получилось, что вы стали именно дирижером?

- Я окончил музыкальную школу при консерватории по классу скрипки, в то же время часто посещал репетиции и концерты, на которые меня брал мой брат Назим. В то время в Баку постоянно приглашали известных дирижеров из республик Союза - Украины, Беларуси, но в основном из Петербурга и Москвы, я посещал их репетиции, но также и Ниязи, и должен сказать, он мне больше всех нравился. За пультом он смотрелся лучше других. У Ниязи были очень выразительные руки, которые становились «говорящими», когда он дирижировал произведениями любовной тематики. Он дирижировал в основном некоторые симфонии Чайковского, произведения Римского-Корсакова, широкий спектр произведений мировой классики. Он их знал наизусть, и об этом писали многие газеты. Он будто родился дирижером. Глядя на него, мне захотелось однажды встать за дирижерский пульт. В консерватории, к сожалению, не было факультета симфонического дирижирования, и я поступил на хоро-дирижерский.

В год моего поступления в Баку приехал знаменитый хормейстер Александр Александрович Юрлов, чье имя ныне носит один из известных хоровых коллективов России. Два года он преподавал в нашей консерватории, и я учился у него. Когда он уехал в Ленинград (Санкт-Петербург), я отправился следом, с успехом сдал все экзамены, после чего меня без каких-либо документов приняли на третий курс Ленинградской консерватории. Оставалось лишь переслать документы из Баку. К моему сожалению, в консерватории сложилась необычная ситуация - после отъезда педагога и скрипача Амитона все его ученики уехали следом за ним, и ректор категорически отказался выдать мне документы. В наказание меня лишили стипендии имени Римского-Корсакова, а в Ленинграде были согласны ждать меня до января следующего года, но ничего из моей затеи не вышло, я остался в Баку.

- Кязим муаллим, когда вы учились на третьем курсе консерватории, в вашей жизни произошло судьбоносное событие - композитор Сулейман Алескеров предложил вам работу в Театре музкомедии. Как это произошло?

- Он преподавал на факультете хорового дирижирования. Сразу же после сдачи экзаменов он спросил меня: «Ты не хотел бы работать в оперетте?». А в Театре музкомедии в тот период были трудности с дирижерами. Я сказал, что с удовольствием, только не представляю себе, насколько это возможно. Он предложил назавтра увидеться в театре и на месте решить этот вопрос. Тогда там директором был народный артист Азербайджана Шамси Бадалбейли, он познакомил меня с ним, а тот сказал: «Мы же с ним родственники».

- Вы знаете еще такие случаи, по крайней мере в советские времена, чтобы 20-летнего студента пригласили на столь ответственную работу в солидный государственный театр? Наверное, это был единственный случай… А следующая удача - когда всего через три года министр культуры предложил вам работу в оперном театре. Вы помните связанные с этим обстоятельства?

- Во время моей работы в Театре музкомедии была осуществлена постановка оперетты французского композитора В.Броммэ «Свадьба Марион». Я был дирижером. На премьере присутствовал министр культуры. По окончании он принял участие в обсуждении, куда пригласили и меня. Спектакль всем понравился, и министр Гурбанов спросил меня: «Ты бы не хотел работать в оперном театре?». Я, конечно, хотел. «Подойди завтра к Шамси Бадалбейли», - сказал он.

К тому времени Шамси Бадалбейли стал уже директором Государственного академического оперного театра, и вновь мы стали работать вместе - меня приняли на должность дирижера. Это было в 1960 году, а с 1988-го по 1996-й я работал в качестве главного дирижера. Уже спустя полгода как дирижер я впервые в истории театра поставил балет Адана «Жизель». Этим спектаклем должен был дирижировать Афрасияб Бадалбейли, но он заболел, и мне предложили заменить его. Одно дело - дирижировать уже поставленным спектаклем, и совсем другое - самому, по сути, ставить его. Постановка была осуществлена с большими трудностями - в первую очередь потому что был только клавир, партитуру мне пришлось создавать самому. В те годы с партитурами были немалые сложности. Если они были нужны, то позаимствовать их можно было только в Большом театре, приходилось заказывать переписчикам, которым надо было платить, причем немалые деньги.

- В оперном театре вами осуществлено 10 постановок опер и 13 - балетов. Из них опера «Обручение в монастыре» Сергея Прокофьева даже была показана по Интервидению, настолько успешной она была…

- Все началось с Афрасияба Бадалбейли. Он выразил недовольство однообразием репертуара. «Сколько можно ставить «Аиду», «Кармен», «Трубадура», которые идут во всех театрах Союза?! Нужно создавать новые, современные спектакли советских композиторов, - сказал он, и, указав на меня, сказал: «Надо этому молодому человеку поручить, чтобы он занялся этим». Худсовет поддержал его.

Я слышал о новом спектакле по опере Прокофьева «Обручение в монастыре», который шел в Москве и пользовался успехом. Сказал тогдашнему директору театра - Саре Дадашевне Сеидовой, и она позвонила в Москву и поговорила с режиссером-постановщиком этого спектакля Петром Златогоровым. Он согласился приехать в Баку. И вот втроем - режиссер, художник и дирижер - мы обговорили все вопросы, связанные с будущим спектаклем, в том числе и с солистами. В отличие от московского, мы решили внести новшества, чтобы облегчить восприятие спектакля, не затягивая его во времени, и сделали спектакль в двух актах. Знающие люди оценили это. Спектакль, поставленный в Баку, выгодно отличался от московского.

- А кто исполнял главные партии?

- Партию Простака - отца главной героини, Луизы, - я предложил нашему известному певцу Рауфу Атакишиеву. Он чуть не подрался со мной из-за этого: «За кого ты меня принимаешь, я ведь всегда исполняю героические партии, а тут - Простак?!». Но я все же попытался объяснить ему, что кроме него эту партию никто не сможет спеть. Он ни в какую не соглашался, сказал, что даже смотреть не хочет. Через дирекцию мы все-таки уговорили его. Я ему сказал: «Вы увидите, что не каждый простак сможет спеть эту партию». А он ведь был и хорошим пианистом. Через несколько дней он позвонил мне и сказал: «Кязим, я хочу с тобой повидаться».

Словом, он согласился, сказал, что я прав и он берется за это дело. Честно говоря, если бы не он, спектакля не было бы. Рауф Атакишиев отлично справился с партией. Этот спектакль в 1978 году мы повезли на гастроли в Киев, где он имел большой успех. Это был единственный спектакль, который показали по Интервидению.

В те годы мы часто выезжали с гастролями в различные города Союза - Москву, Ленинград, Сочи, Ташкент, Киев, Кисловодск, Горький.

- Кязим муаллим, не могу не спросить вас о Муслиме Магомаеве. Ведь он выступал на сцене нашего оперного театра в те годы, когда вы там работали…

- В 1978 году Муслим спел у нас три-четыре спектакля «Севильского цирюльника» и в «Тоске» - партию Скарпиа. Помню, Гейдар Алиевич приходил на все его спектакли. И еще помню, как Муслим Магомаев обращался ко мне с просьбой, которую я ни от одного гастролера не слышал: «Пожалуйста, попросите оркестрантов прийти на полчаса раньше, я хочу еще раз спеть свою арию перед спектаклем». Так было перед каждым спектаклем. Он был очень ответственным человеком, требовательным к себе.

Со всеми солистами - в очень добрых отношениях, вел себя скромно, просто.

Как я уже сказал, мы почти каждый год выезжали на гастроли в различные города Союза. Выезжал с концертами и Муслим Магомаев.

Помню тот день, когда мы приехали в Киев. Все наши солисты, естественно, хотели жить в самых лучших гостиницах, несмотря на то, что это дорого. Оркестранты, хористы, солисты, уйма народу, почти сто с лишним человек, и за всех надо платить. Директор Азер Рзаев говорит мне: «Не знаю что делать, мы горим!». Посовещались, и кто-то сказал: «Давайте, Муслима пригласим». Муслим приехал с малой эстрадной группой и выступал на стадионе. Билеты на его концерты невозможно было купить. Нас просили оказать содействие и достать хотя бы входные билеты. Я своими глазами видел, как по окончании последнего концерта в Киеве Муслим вместе со Светланой Моргуновой, которая вела его концерты, сели в белую «Волгу», и вдруг ожидавшие его поклонницы приподняли машину над землей сантиметров на 10, не давая ехать. Моргунова, испугалась: «Опустите машину, опустите!», а Муслим смеялся. Его так встречали...

И еще вспоминаю, как дважды он закрывал ресторан, чтобы собрать в нем приглашенных им солистов, режиссеров, дирижеров. Он был щедрым человеком, и ему хотелось организовать для людей маленький праздник. Гейдар Алиевич приходил на все его спектакли. Спустя годы во время одной из встреч с Муслимом он сказал ему: «Тебе удается все. Я помню, когда в нашем оперном театре на тебя ставили «Севильский цирюльник», а на Тамару - «Кармен». И, обращаясь к присутствующим, спросил: «А кто тогда был дирижером?». Кто-то сказал, что Рауф Абдуллаев. Гейдар Алиевич поправил: «Нет, не Рауф, тогда дирижировал Кязим». Муслим подтвердил.

Гейдар Алиевич очень любил Муслима.

- А как прошел спектакль с участием Синявской?

- С большим успехом, зал был переполнен, было все правительство. Синявская, как всегда, была на высоте. Синявская есть Синявская! «Кармен» шла в том же сезоне, что и «Севильский цирюльник».

- Какой своей работой вы больше всего гордитесь?

- За время работы в оперном театре мною было поставлено немало балетных и оперных спектаклей. После происшедшего в 80-е годы в оперном театре пожара в Оперной студии работали многие его солисты. Я тогда решил воспользоваться этим и осуществить новые постановки. В кратчайшие сроки мы поставили три оперы - «Иоланту» Чайковского, «Кози фан тутти» Моцарта и «Сельскую честь» Масканьи. Из них только «Иоланта» ставилась несколько десятилетий тому назад в Баку.

Должен сказать, публика хорошо приняла все эти спектакли. Режиссерами были Улдуз Ганиева и Гюльджахан Гюльахмедова-Мартынова.

И все же из большого списка моих работ мне более всего дорога постановка оперы «Обручение в монастыре». Это была очень сложная работа, пришлось преодолеть немало различных трудностей, а результат превзошел все ожидания.

- Кязим муаллим, кого из композиторов в минуты отдыха вы любите слушать?

- Чайковского. У меня хранятся пластинки с записями многих опер, раньше я их часто прослушивал. Из симфонических произведений - Римского-Корсакова.

- А хобби у вас было?

- Спорт. Еще когда я был студентом консерватории, у нас был хороший спортзал, где мы играли в волейбол - особенно когда мы еще учились в десятилетке при консерватории. Организовал волейбольную команду вокалист Бадалов, который до того окончил АПИ, даже преподавал, а потом поступил на вокальное отделение консерватории. Он отлично играл, как и пианист Рафик Кулиев. Мы даже ездили на соревнования в Ленинград, где играли со сборной учреждений культуры и заняли третье место. Я и в шахматы хорошо играл, даже в составе команды, будучи студентом третьего курса, ездил в Тбилиси, где занял второе место среди студентов художественных вузов и молодых педагогов.

- Вы несколько лет проработали в Турции. Чем вам запомнился этот период?

- В Турции я работал в Измирской консерватории, занимал должность руководителя симфонического оркестра консерватории и преподавал дирижирование. Там был очень хороший оркестр, даже наши музыканты специально приезжали, чтобы послушать их.

- А в целом какой там уровень музыкального образования?

- Довольно высокий. Многие преподаватели Измирской консерватории получили образование в Германии, и своих студентов они обучали на высоком уровне, там хорошая школа.

В тамошних театрах я обратил внимание на такой момент. Если помните, у нас в опере раньше все оперные спектакли - и русские, и западноевропейские - шли на русском языке. Сейчас у нас французскую оперу исполняют на французском, итальянскую - на итальянском и так далее, но ведь зрителю надо понимать, о чем поет певец, и в Турции это учитывают. Там обязательно над сценой расположен экран, на котором все тексты с начала до конца даются в переводе на турецкий язык. Таким образом зрители имеют возможность понять смысл спектакля и его содержание.

Руководимый мною оркестр исполнял произведения турецких, русских, европейских классиков. Оркестр Измирской консерватории даже приглашали во Францию, и мы на неделю выезжали туда, чтобы дать концерты. Студенты там очень серьезно относятся к учебе, я видел, как они, придя утром в консерваторию на занятия, покидали ее только вечером. У меня был свой класс, и студенты просили меня дать ключ, чтобы еще и самостоятельно позаниматься. До девяти-десяти часов вечера занимались, и у них были отличные результаты. Я был доволен тем, как они выполняли домашние задания.

С этим студенческим оркестром мы исполняли симфонии Бетховена, Чайковского, Брамса и других композиторов, полностью поставили оперу Моцарта «Все женщины таковы». Постановку осуществил талантливый режиссер из Грузии. Вместе с балетной труппой при консерватории, которой руководили молдавские мастера балета, мы поставили «Щелкунчика» Чайковского. Были с оркестром во Франции на фестивале. В Анталье я дирижировал балет «Жизель» Адана.

В Турции я был очень востребован, и здесь, в Баку, тоже немало работы.
Длительное время я работал на кафедре «Хоровое дирижирование» Бакинской музыкальной академии, не так давно ушел на заслуженный отдых.

Интервью вела
Франгиз ХАНДЖАНБЕКОВА

Новости читали: 246 раз




 

Другие новости

21.04.2018
Бесплатная энергия
21.04.2018
Токай Мамедов: «Интересная, все-таки, штука жизнь…» - Поколение, выросшее над бездной
20.04.2018
Сердцем и делом во имя Родины
18.04.2018
Наргиз Джалилова:«Ради любви и семьи женщина на многое может закрыть глаза...» – Чего хотят женщины
16.04.2018
Пресс-секретарь Биньямина Нетаньяху: «Открою секрет, мой отец родился в Баку»


    ,    
Как Вы считаете, чего не хватает нашей медицине?
Квалифицированных специалистов
Современной техники
Финансирования
Другое

  Результаты       Участники:245

        Авторские права защищены. Ссылка при использовании материалов сайта обязательна. При использовании информации на веб-страницах соответствующий переход обязателен. Designed by inetlab.info