AZE ENG RUS
 
В СНГ появится общий банк фотографий
17.10
13:20
Завтра в Азербайджане столбики термометров опустятся до нулевой отметки
17.10
13:10
Олег Газманов попал в ДТП
17.10
12:57
Ложка дегтя не поможет
17.10
12:46
В Азербайджане активизировались оползни – МЭПР
17.10
12:36
Новруз Мамедов: «План Саргсяна не будет реализован ни при нем, ни после него»
17.10
12:23
Итальянская компания будет закупать азербайджанский газ
17.10
12:12
Daimler отзывает свыше миллиона автомобилей Mercedes
17.10
12:00
Кто стоит за нападками на Азербайджан?
17.10
11:49
Ассанж пообещал 20 тыс. евро за информацию об убийце журналистки на Мальте
17.10
11:37
Генсек ООН приветствовал проведение встречи президентов Азербайджана и Армении
17.10
11:27
Финита ля комедия,
17.10
11:14
Главы ВС Азербайджана, Грузии и Турции обсуждают в Тбилиси вопросы развития сотрудничества в военной сфере (Добавлено-Фото)
17.10
11:03
ЕС идет вправо
17.10
10:51
«Азербайджан: партнер Америки в войне против терроризма» - The Washington Times
17.10
10:40
Киев решил не рисковать
17.10
10:30
Министр обороны Азербайджана встретился с начальником Генштаба Турции (Фото)
17.10
10:27
Нелогичный демарш
17.10
10:17
Формирования армянской армии вновь открывали огонь – используя пулеметы
17.10
10:05
Детский дом для взрослых
16.10
23:14
Ильхам Алиев поздравил Сооронбая Жээнбекова
16.10
20:15
Создан кофе из чеснока
16.10
20:03
Турция продлевает режим ЧП
16.10
19:55
В курганах Джалилабада обнаружен клад
16.10
19:45
Министр образования посетил среднюю школу в Джоджуг Марджанлы (Фото)
16.10
19:37
Диего Симеоне везет всех лидеров в Баку (Фото)
16.10
19:30
Путин ввел санкции против Северной Кореи
16.10
19:24
Рамиль Усубов: «Представители сексуальных меньшинств пытаются избежать ответственности, выпячивая нетрадиционную ориентацию»
16.10
19:17
Unibank прокомментировал слухи об объединении
16.10
19:10
Facebook планирует пригласить на работу сотрудников спецслужб
16.10
19:03
Первые фото Марал Тахиргызы после тюрьмы
16.10
18:56
Серж Саргсян: «У нас с Ильхамом Алиевым нет вариантов решения карабахской проблемы»
16.10
18:50
Toyota представила крошечный электромобиль без руля (Фото)
16.10
18:43
Совместное заявление по Нагорному Карабаху - самое позитивное за довольно долгое время - Мэтью Брайза
16.10
18:36
Кейт Мосс легла в реабилитационную клинику для лечения алкоголизма
16.10
18:30
Огтай Асадов: «Игнорирование факта захвата чужих земель является угрозой миру и безопасности во всем мире»
16.10
18:24
Походы в салоны красоты угрожают развитием онкологических заболеваний
16.10
18:16
НАНА: Получены копии двух рукописных диванов Имамеддина Насими
16.10
18:09
Николай Басков с невестой исполнили азербайджанский танец (Видео)
16.10
18:01
В Азербайджане в очереди на усыновление детей стоят 200 человек – Минздрав
16.10
17:52
Месси не попал в команду из игроков с самым высоким рейтингом за всю историю FIFA
16.10
17:44
Доллар и манат сохранили паритет – Курс ЦБА на 17 октября
16.10
17:35
Президент Франции исключит Харви Вайнштейна из Ордена Почетного легиона
16.10
17:26
«Встреча по Карабаху в Женеве — финальная для Саргсяна» - заместитель гендиректора ИАЦ МГУ им.Ломоносова
16.10
17:19
Азербайджанский арбитр обслужит матч Лиги Европы
16.10
17:07
Президенты Азербайджана и Армении согласовали шаги по проведению мероприятий для интенсификации переговоров – МИД
16.10
16:58
В захоронениях викингов нашли шелковые ткани с арабскими надписями (Фото)
16.10
16:50
В Габале будут готовить кадры в соответствии с меняющимися требованиями рынка труда
16.10
16:44
Wi-Fi по всему миру оказался под угрозой
16.10
16:38
Самед Сеидов: «Армения пошла на переговоры без предусловий»
16.10
16:30
Эмин Агаларов и Ани Лорак провели 15 часов в холодной ванной (Фото)
Другие новости
Чингиз Абдуллаев: «Я только одного прошу у Аллаха – чтобы мое пророчество не сбылось»
Интервью | Дата: 08.04.2017 | Час: 18:28:00 | E-mail | Печать

Удивительный, яркий и парадоксальный в своих суждениях Чингиз Абдуллаев в откровенном интервью «Москва-Баку» рассказывает о том, как ему удается сохранить умение радоваться жизни, о своих встречах во сне с умершим отцом, и в то же время - неверии в загробную жизнь, о скромности, которая для писателя невозможна, о самой большой своей просьбе к Аллаху и…

И о многом другом, что совсем не хотелось бы пересказывать беглой строкой, и гораздо лучше просто послушать.


- Чингиз Акифович, откройте, пожалуйста, свой главный секрет. Как вам удалось сохранить жизнерадостность, умение радоваться всему, что с вами происходит, не иссякающую творческую энергию, что вы сделали для того, чтобы творческие и душевные кризисы всегда обходили вас стороной?

- Да, я даже так и не понял, что это такое – «кризис среднего возраста»… Просто счастье, на мой взгляд, все-таки определяется наличием здоровых детей, живых родителей и любимой работой. Наверное, я был не самым плохим сыном, если мой папа дожил до 81 года, мама – до 87. Я, конечно же, хотел бы, чтобы они прожили и больше. Но… Мама преподавала до последнего дня своей жизни, папа – работал, и тоже до последнего дня своей жизни. Я думаю, что оптимизму я научился у них. Любимая работа может спасти от многого. Мне всегда нравилось то, чем я занимаюсь. И в то время, когда я был юристом, и писать… А еще больше мне нравится, когда меня читают! Я никогда не принимал этот советский штамп – о том, что нужно быть скромным. Дело в том, что творческий человек, - я заявляю это с полной ответственностью, - не может быть скромным. Если бы я был скромным, я бы писал и прятал написанное. Но я хочу, чтобы меня читали. И любой художник хочет, чтобы видели его работы. Композитор хочет, чтобы играли его музыку, и в его душе нет ничего похожего на «не играйте мою музыку, потому что я скромный». Ордена, медали, звания – в этом нет ничего плохого, пусть будет. Но главное для писателя – книги, которые читают люди. Поэтому никто из нас не может быть скромным.

- Вы пишете остросюжетную прозу, где, как вы считаете, пережили самые яркие события: в своем воображении, или… Ваша жизнь все равно была интереснее любой из ваших книг?

- Я считаю, что я проживаю три жизни. В реальности, в книгах и… во сне. Пожалуй, самое интересное происходит в книгах. Но и сны я вижу совершенно поразительные. Иногда я засыпаю днем, и не бывает такого, чтобы мне не приснился какой-нибудь сон. И я до сих пор, как в детстве летаю во сне!

- Удалось ли вам разгадать феномен сна?

- Работа нашего подсознания. Хотя, конечно, здесь не все поддается легкому объяснению. Во сне ко мне часто приходит отец, и мы разговариваем с ним на какие-то уже совершенно новые темы, мы говорим о том, о чем никогда не говорили раньше. Я могу спросить у него совета, и получаю ответ. Меня это очень успокаивает, и я часто говорю своему сыну: «Знаешь, родители не уходят. А если и уходят, то все равно возвращаются».

- И ваш отец во сне говорит вам убедительные, очень осмысленные вещи?

- Абсолютно! Правда, я не очень верю в загробную жизнь, я агностик. Но то, что я могу вот так поговорить с отцом, для меня – счастье, хотя я скорее убежден в том, что на самом деле это разговор с подсознанием. Как мусульманин я побывал везде: в Мекке, в Кербеле, в Иерусалиме… Мне бы очень хотелось, чтобы загробный мир существовал, и в то же время я понимаю, что это невозможно. Да, один из моих романов называется «На стороне Бога». И многие люди, мои читатели писали мне о том, что мои книги помогли им поверить…

- При том, что, веря в Бога, вы сами не верите в загробную жизнь?

- Я не верю в загробную жизнь прежде всего потому, что большинство людей умирают не молодыми, сильными и красивыми, а старыми, разбитыми, растерзанными, душевно опустошенными и полностью растратившими себя. Так скажите же мне, нужен ли им второй шанс, и для чего? Это просто бессмысленно и несправедливо.

Да, у меня есть свое собственное мнение о многих вещах. Например, я не согласен с тем, что добро побеждает зло. Зло гораздо сильнее, оно мимикрирует, оно обладает способностью притворяться, прибегает к тысяче ухищрений, а у добра только один путь. Почему же в конечном итоге зло всегда оказывается побежденным? Потому что это самопожираемая субстанция. Можно побить пророка Мухаммеда камнями, но затем все равно мир придет к тому, что будет молиться его имени. Можно распять Христа на кресте, но затем неизбежно будут построены храмы по всему миру и прозвучат проклятья тем, кто его распял. Можно смеяться над Моисеем, однако в истории останется только благоговение перед ним от того, что он вывел свой народ из плена.

- Интересно, кого бы вы назвали злым гением мировой литературы?

- Гением, совершенным гением был Шекспир. Каждое его слово меня поражает. Я восхищаюсь и Хэмингуэем, и Рэем Брэдбери, и Айзеком Азимовым, и Робертом Шекли… Но вот именно злых гениев среди творческих людей не было. Воплощением зла я считаю тех, кто осмелился стрелять в поэта, лишить его жизни. Мартынов, Дантес. Сальери? Нет, Сальери не убивал Моцарта, он был хорошим композитором, его злодейство – не более, чем игра воображения Пушкина.

Но вот зависть… Зависть существует. Зависть и непримиримые споры. Я, например, убежден, что князь Мышкин, главный герой романа Достоевского «Идиот», это, конечно, Толстой, и, соответственно, заочная полемика Достоевского с Толстым.

- Несмотря на то, что Достоевский в черновиках романа называл князя Мышкина князь Христос? И само появление Мышкина в современном Достоевскому мире с его наивной добротой и бескорыстием, всепрощением по отношению к окружающим, когда от всего, что он увидел и пережил, оказавшись среди людей, он сходит с ума… Словом, вы готовы поспорить с этой трактовкой?

- Это мое личное мнение. Но я действительно вижу здесь полемику с Толстым и его богоискательскими идеями. Я так это вижу и чувствую. У писателя многое происходит на подсознательном уровне, иногда случаются настолько поразительные вещи, что их трудно объяснить. Со мной, например, однажды произошло следующее. Я собирался описать в одной из своих книг наш Дворец Торжеств, в котором должно было произойти покушение на жизнь президента. Причем, все покушения на президентов, которые встречаются в моих книгах – реальные, а вот это, последнее, я придумал. Но прежде чем об этом рассказать, мне хотелось показать некую теневую сторону банкетов, поэтому я сходил на кухню и во всех подробностях выяснил, как чистят рыбу, как в котлеты «по-киевски» подмешивают свиное мясо, как салаты смешивают с другими салатами. В общем, я узнал все это, то, что к моему прискорбию происходит за кулисами банкетов не только в Азербайджане, но и в России, и мне оставалось придумать фамилию директору Дворца. И я дал ему обычную азербайджанскую фамилию Кязимов. Что же вы думаете? Когда я появился в этом Дворце, мне навстречу вышел директор со словами: «За что?! Что я вам сделал?!». Оказалось, что его фамилия действительно… Кязимов!

- Чингиз Акифович, вы проживаете три жизни и одновременно присутствуете в трех ипостасях: вы по-прежнему остаетесь писателем, возглавляете попечительский совет легендарного бакинского футбольного клуба «Нефтчи» и…

- Позвольте сразу же вас перебить. Не в трех, а в восемнадцати ипостасях! Я президент Международного фонда Черного и Каспийского моря, президент наблюдательного совета, попечительского совета Национальной библиотеки, президент Центра культуры азербайджанцев мира, председатель наблюдательного совета клуба «Нефтчи», секретарь Союза писателей Азербайджана и президент Пен-клуба… Пожалуй, стоит остановиться в этом перечислении. Главное, что пока я справляюсь. И даже еще пишу книги, оставаясь единственным мусульманским писателем в мире, выступающим в жанре детектива. Более того, мне, как азербайджанскому писателю, многое не позволено. Скажем, Мишель Уэльбек, может начать свой роман с того, что его герой приезжает на похороны отца, как взгляд его падает на нижнюю часть его тела и его охватывают мысль о том, как его отец жил с женщинами. Для французского писателя это в порядке вещей, для азербайджанского – неприемлемо.

- Тем не менее, вы нередко затрагиваете рискованные темы.

- Я человек с восточным менталитетом и западным мышлением. И я должен признаться, что это достаточно трудно. Если вдуматься, то детективная литература в высшей степени рациональна, а ислам – иррациональная религия, поскольку у мусульманина Аллах в душе, а не на стенах мечети…

- Когда я заговорила о ваших ипостасях, которых оказалось гораздо больше, чем я предполагала, мне хотелось вас спросить, какая из ипостасей сейчас требует особенного внимания.

- Футбол. К сожалению, «Нефтчи» не очень хорошо выступает. Не знаю, насколько я успешен в других областях, хотя мне говорят, что очень успешен, так вот, хотелось бы, чтобы и в футболе успехи были большими. У нас за два года две медали финалистов Кубка Азербайджана, но я мечтаю о большем.

- Вы решили сделать ставку на молодых азербайджанских футболистов, это очень красивое желание, но вам не кажется, что в нем есть что-то романтическое и несбыточное?

- Почему же, мы берем и зарубежных игроков, но вам не удастся меня переубедить в том, что не нужно воспитывать своих. Это очень важно, чтобы были свои кадры. Это важно для будущего. Если не считать первой команды, то все остальные – и детские, и юношеские играют за первые места, и, в отличие от главной команды, где успехов, увы, пока нет, здесь очень большие успехи. Я надеюсь, что в лице этих юных ребят мы видим сейчас будущее азербайджанского футбола.

- В этом году «Нефтчи» исполняется восемьдесят лет…

- Да, и недавно мы приглашали всех наших знаменитых ветеранов, они приехали и из Москвы, и с Украины, и даже из Швеции, у меня было такое ощущение, что я вернулся в детство, в то время, когда совсем маленьким мальчиком я ходил на стадион, и видел, как они играли. Некоторым ветеранам уже под восемьдесят, но они такие молодцы, что сохраняют свою форму! Я так тронут, так благодарен им за то, что они собрались и приехали, за то, что по-прежнему болеют за свой клуб, и не просто болеют… Наше знаменитое трио шестидесятых годов – Банишевский, Туаев и Маркаров… Маркаров живет не в Баку…

- Он живет в Армении. Его когда-то называли «легендой двух республик».

- Да, все верно. И все-таки Эдуард Маркаров болеет за «Нефтчи», никакие трагические события последних лет не смогли убить в нем любовь к родной команде.

- Наш мир меняется, и то, что мы видим сейчас совсем не похоже на «картину мира» даже в начале тысячелетия. Что вас радует в этой современности и что особенно огорчает?

- Мне нравится, что техническое совершенство достигает уже каких-то немыслимых пределов. А не нравится то, что сами люди нравственно почти не меняются. Я потратил четырнадцать лет на то, чтобы написать о Цезаре и могу сказать, что с той поры человеческая натура изменилась мало. Люди не успевают за техническим прогрессом, люди не совершенствуются.

В 1917 году, после революции нам объявили, что Бога нет. Сносились церкви, мечети, и долгое время люди жили без Бога. А в девяностые годы пришли к выводу, что и совесть тоже не нужна. И начали жить не только без Бога, но и без совести. Это означает – все дозволено. По Достоевскому. Потому что «если Бога нет, то какой же я капитан». Наступило всеобщее поклонение Золотому тельцу. Которое не дает ответа на главный вопрос: «Во имя чего я должен быть честным человеком?». Это не может радовать…

- Но вы все-таки верите в Бога...

- Один наш замечательный азербайджанский поэт сказал прекрасную фразу, я вам ее переведу на русский. «Я в Бога верю. Я очень верю. Я не верю в его подсобное хозяйство!». А Борхес говорил о том, что, веря во всемогущество Бога, нужно верить и в то, что Бог создал все остальное. И тут же отвечает на вопрос: «Зачем, для чего?». «Бог создал дьявола для того, чтобы дать людям право выбора». Которым люди пользуются не лучшим образом…

- Чингиз Акифович, если пофантазировать вслед за Оруэллом попытавшимся в романе «1984» нарисовать картину будущего, каким бы вы хотели увидеть мир и свою родину, Азербайджан, предположим, через сто лет?

- Чтобы мы были цивилизованной, светской страной с благополучной, европейской жизнью и, конечно, как любой гражданин, я хотел бы, чтобы эта проклятая война наконец закончилась, и чтобы мы ни в коем случае не побили рекорд англичан и французов с их Столетней войной.

Но я боюсь, что вызовов не избежать… Уже сейчас идет Третья мировая война, о чем мы избегаем говорить, война между цивилизациями. Мы не знаем, разговаривая с вами, что может произойти в следующую минуту в любой точке Лондона, Москвы, Парижа или Нью-Йорка, противостояние между цивилизациями только обостряется. Рубят топорами, ножами, давят машинами, взрывают. Еще немного и начнут рвать друг друга зубами.

Я очень хочу быть оптимистом в отношении Азербайджана, но я глобальный пессимист в отношении мирового сообщества. Как говорят китайцы, пока два тигра дерутся, один сидит на берегу. Во всех разведшколах мира знают, что достаточно скоро может произойти мега-терракт, и что останется после него – трудно и страшно представить… Я так хочу ошибиться, я только одного прошу у Аллаха – чтобы я ошибся, и это пророчество не сбылось.
Новости читали: 565 раз




 

Другие новости

14.10.2017
Шаумян не был казнен
13.10.2017
Работа для сердца
10.10.2017
Азербайджанские пожарные отмечают 99-летие создания службы
10.10.2017
Эмиль Кадыров: «Мечтаю представить Азербайджан на «Евровидении»
09.10.2017
Александр Васильев: «Говоря о Баку, сразу вспоминаю дачу Таира Салахова»


    ,    
Как Вы считаете, чего не хватает нашей медицине?
Квалифицированных специалистов
Современной техники
Финансирования
Другое

  Результаты       Участники:113

        Авторские права защищены. Ссылка при использовании материалов сайта обязательна. При использовании информации на веб-страницах соответствующий переход обязателен. Designed by inetlab.info