AZE ENG RUS
 
Отбор на ЧМ-2020: Азербайджан победил Молдову (Фото)
23.10
22:43
Президент Генеральной Ассамблеи ООН прибыл в Азербайджан
23.10
20:42
Россия списала африканским странам долг на $20 млрд (Видео)
23.10
20:33
Фарид Шафиев: «Азербайджан формирует двусторонние отношения с партнерами независимо от повестки третьих стран»
23.10
20:24
Ильхам Алиев принял делегацию под руководством государственного министра иностранных дел ОАЭ (Фото)
23.10
20:16
Модные прически весенне-летнего сезона 2020 (Фото)
23.10
20:07
Анкара заявила о начале совместных шагов с Москвой по Сирии
23.10
19:58
Khazar SD опасность для «АвтоВАЗа»? - На рынке России появится «бюджетник» из Азербайджана
23.10
19:49
Президент Азербайджана принял делегацию во главе с министром иностранных дел Ирана (Фото)
23.10
19:41
Как похудеть в два раза быстрее без специальных диет?
23.10
19:32
Ильхам Алиев призвал чиновников в Азербайджане убрать «грязные руки» от предпринимателей
23.10
19:23
Футболист сборной Азербайджана вошел в историю немецкого клуба
23.10
19:14
Президент Азербайджана удостоил Людмилу Духовную орденом «Шохрат»
23.10
19:05
EMIN о юбилейной «ЖАРЕ-2020», баттле Киркорова и Баскова и идее клипа Azerbaijan 101 (Видео)
23.10
18:56
Президент Ильхам Алиев: «На нас шло давление»
23.10
18:47
SOCAR взяла на себя обязательство посадить за один день 100 тысяч деревьев
23.10
18:38
Психолог, оскорбившая Мубариза Ибрагимова, будет подметать улицы - Приговор суда
23.10
18:28
Украину признали самой бедной страной Европы
23.10
18:20
Президент Ильхам Алиев принял Микаила Джаббарова (Обновлено)
23.10
18:12
ЦБА установил курс доллара на 24 октября
23.10
18:04
Шанс стать гением
23.10
17:56
Национальная превентивная группа омбудсмена встретилась с Тофигом Ягублу
23.10
17:48
С кем ты, Франция?
23.10
17:40
Турция разработает собственную подлодку
23.10
17:32
Рамиз Мехтиев возглавил Академию наук Азербайджана (Фото-Обновлено)
23.10
17:24
Азербайджанский борец завоевал медаль, победив армянина на Всемирных военных играх
23.10
17:16
Стали известны даты школьных каникул в Азербайджане
23.10
17:08
Акиф Ализаде награжден орденом «Эмек»
23.10
16:59
Селена Гомес представила новый сингл о несчастной любви (Видео)
23.10
16:51
В Баку впервые будет испытана сеть 5G
23.10
16:44
Президент Азербайджана освободил с должности главу своей администрации - Рамизу Мехтиеву вручен орден «Гейдар Алиев»
23.10
16:38
Синие ноты
23.10
16:30
Афлатун Амашов о заявлении ОБСЕ: «Мнение Арлема Дезира предвзято»
23.10
16:22
Ключевой элемент режима
23.10
16:15
Тайные туннели рыцарей-тамплиеров нашли в Израиле
23.10
16:07
Минналогов и ГКИВ переходят в подчинение Министерству экономики Азербайджана
23.10
15:59
Известна сумма средств, которые будут выделены на проведение парламентских выборов в 2020 году в Азербайджане
23.10
15:51
Спикер азербайджанского парламента посетит Страсбург
23.10
15:43
Доктрина Еревана
23.10
15:35
В Баку машина сбила трех девушек (Видео)
23.10
15:27
В Азербайджане продажу мяса освобождают от НДС
23.10
15:19
Гурбан Гурбанов: «Все мы ждем победы «Карабаха» над киприотами
23.10
15:11
Микаил Джаббаров освобожден с должности министра налогов, назначен министром экономики
23.10
15:05
«Азербайджанские авиалинии» объявляют «Осеннюю акцию»
23.10
14:56
«Поспешное заявление ЕС по поводу митинга в Баку не отражает реальности» – Администрация Президента Азербайджана
23.10
14:44
На границе с Арменией сдан в пользование новый комплекс воинской части ВС Азербайджана (Фото)
23.10
14:34
Паралимпийская чемпионка из Бельгии совершила эвтаназию
23.10
14:22
Новостные агентства АЗЕРТАДЖ и Bernama обсудили вопросы сотрудничества (Фото)
23.10
14:11
Повышена заработная плата преподавателей БГУ
23.10
14:01
Протоиерей Всеволод Чаплин: «У Азербайджана и России есть политическая воля, у Армении – нет»
23.10
13:49
Обнародована стоимость билетов на матч АПОЭЛ – «Карабах»
Другие новости
Мы всем здесь надоели
Культура | Дата: 23.06.2019 | Час: 10:22:00 | E-mail | Печать

ПРОЗА

- Мама, поди отдохни, - сказал Эмин и сделал знак стоявшей поодаль медсестре, чтобы подошла.

- Эмин, Эмин, - тихо всполошилась мать, видя, как подходит к ней девушка. - Я тебе на ухо скажу…

Эмин приблизил к ее губам ухо, она быстро впилась ногтями в мочку его уха, так что он чуть не вскрикнул, и прошептала, испуганно поглядывая на медсестру:
- Я ее боюсь, и ее, и другую тоже, мне становится тревожно, когда я вижу их в белых больничных халатах…

- Мама, отпусти мое ухо, - сказал Эмин. - Ты мне больно делаешь.

Она расслабила пальцы, отпустила ухо сына.

- Хорошо, я скажу им, чтобы не надевали белых халатов, - сказал он. - Так будет лучше?

- Нет, так будет хуже, - сказала старуха, видимо, в ней проснулся дух противоречия, - тогда они меня просто отравят, дадут отравленный суп или чай…

- Мама, что ты такое говоришь? - усталым голосом произнес Эмин. - Они здесь, чтобы заботиться о тебе. Иди. Приляг, отдохни. Мне надо по делам. Приеду, поговорим, сколько хочешь.

- А с ней мне можно разговаривать? - спросила старуха. - Она выучила таблицу умножения?

- Не знаю. Спроси у нее, - сказал Эмин и вышел из комнаты.

В голове у него крутилась масса вопросов и проблем по бизнесу, который только-только восстанавливался на новом месте, он думал, как бы свое дело сделать здесь, на родине, востребованным и прибыльным, предстояло много встреч с нужными людьми, с чиновниками, надо было многое обдумать, взвесить и принять правильное решение, и подобные разговоры с матерью его утомляли своей никчемностью.

С сестрой и ее семьей Эмин сблизился, немало этому сближению способствовал тот факт, что Эмин щедро помогал им, устроил племянника работать в своем офисе, назначил ему хорошее жалованье, купил им новую, более просторную квартиру, и вскоре сестра с зятем и детьми стали часто навещать мать в доме Эмина.

Сестра, Эльнура, каждый раз приносила ей пироги и торты собственного изготовления, этим она одно время зарабатывала на жизнь и фактически содержала свою семью, готовя кондитерские изделия для чужих людей и относя их на продажу в известные в городе кондитерские, теперь эта необходимость отпала, осталась в прошлом; брат им помогал, брат был одинок, брат был крутым бизнесменом и миллионером, и негоже было бы опускаться столь низко при таком брате и готовить для других, зарабатывая своим трудом гроши. Но руки Эльнуры порой скучали по привычному делу, и она принималась печь, фантазировать и создавать произведения искусства из теста, крема, яиц и всего остального, необходимого для изготовления тортов; и каждый раз, навещая мать, приносила ей что-нибудь вкусненькое. Нушаба принимала равнодушно подобные знаки внимания, и когда наступало просветление, что в последнее время случалось с ней все реже, просила дочь не беспокоиться, потому что она с некоторых пор стала абсолютно безразлична к сладкому.

- Главное, - говорила она назидательным тоном, ковыряясь ложкой в целом торте, - чтобы вы, и ты, и Эмин, не забывали таблицу умножения.

- Мама была долгие годы доцентом в техническом университете, - словно извиняясь за несуразицу, что несла старуха, сообщала будто новость Эльнура мужу и сыну, присутствующим при этом разговоре, хотя им, разумеется, этот факт был хорошо известен. - Она чуть не стала профессором, потом вышла на пенсию, но математику знала великолепно, много раз писала диссертации для других людей, на свою докторскую не оставалось времени…

- Да знаем мы, знаем, - нетерпеливо перебивал ее сын. - Ее кандидатскую диссертацию хотели расценить как докторскую, но начались интрижки в среде ученых и так далее…

- Вот именно, - обиженно заканчивала Эльнура. - А тебе не мешает еще раз послушать, даже если знаешь, а то неизвестно, кто ты по профессии, чем занимаешься.

- Я занимаюсь тем, - парировал сын, - за что платят. И ничем другим. Время бабушек-бессребрениц давно прошло. Надо деньги делать. Вот дядя Эмин это хорошо понимает. Я буду, как он.

Нушаба с напряженным вниманием слушала, что говорит дочь, легкие ненавязчивые пререкания ее с сыном, слушала, будто впервые что-то новое слышала и узнавала о себе. Так проходили дни, недели, месяцы, и хотя за это время ухудшений в состоянии старухи было немало, Эмину никогда не приходило на ум отправить ее хотя бы временно обратно в больницу, несмотря на то, что главврач, провожая их, предупредил его, что в случае обострения болезни он может тотчас привезти старуху в лечебницу, где для нее всегда будут держать место. Эмин порой спрашивал мать, не скучает ли она по товаркам, с которыми раньше, будучи в больнице, часто беседовала, имела общие интересы, делилась своими мыслями, но старуха не проявляла никакого интереса и никакого желания встретиться с подругами по общей беде.

- Я с ними общалась просто потому, что больше не с кем было, - отвечала она. - Как можно скучать по людям, которые ничего нового тебе не могут сказать? Они и слушать не умеют…

- Ну и отлично, что не скучаешь по ним, - сказал Эмин. - Теперь у тебя свой дом, а если я тебе наскучу, я могу уйти.

На эти его слова мать вдруг улыбнулась такой осознанной, такой светлой улыбкой, так умно, глубоко, проникновенно взглянула на него, что Эмин внутренне вздрогнул: сейчас она ничуть не была похожа на душевнобольную, от чего же ее лечили, от странностей, которых и у людей, что называют себя нормальными, хоть отбавляй?

- Я видела сон, - вдруг, будто прочитав его мысли и стремясь опровергнуть их, словно неизвестно за что вымещая на сыне накопившуюся злость, проговорила она. - Будто вы с Эльнурой маленькие, а я работаю, пишу диссертацию, и вдруг эта моя работа превращается в какую-то узкую-узкую, не пойму даже, что это, вроде пещерки, где мне тесно, я задыхаюсь, не могу выбраться, тесно, жутко, жутко… И вот, посмотри, - она вдруг схватила со стола лист бумаги и стала лихорадочно исписывать его, - вот, погляди, разве эту формулу так выводят, там же прошла ошибка, а они все на ней настаивают, чтобы никто не смел критиковать их учебник, а бедные студенты должны расхлебывать.

Эмин приподнялся и посмотрел на лист, исписанный матерью: «abc abc xzy xzy abc xzy abc abc abc…». И так на протяжении всей страницы.

- Конечно, - сказал он, сочувственно покачав головой.

- Это безобразие. Что он такое говорит, будто что-то понимает, нет, обязательно, непременно четыре, четыре и только четыре, я люблю эту цифру, но в последнее время она стала плохо себя вести, он приседал по четыре раза утром и вечером, и вот, пожалуйста - заболел, долго болел, мучился, а потом умер, боже мой, разве надо непременно мучиться перед смертью, что за бессмыслица, все равно же умирает, зачем же ему еще и мучиться, ну ладно, теперь я эту четверку видеть не могу, а где вижу, зачеркиваю, но зато мне остается семерка, эта не подведет, хорошая цифра, только полюбуйся: 77777777777, вся наполненная положительной энергетикой, вся устремленная в будущее, зовущая к действию. Энергичная, не то что вялые двойки или чванливые, задиристые тройки, а об единице я вообще молчу, просто недоразумение, а не цифра, но вот девятка, это как будто входишь в сосновый лес, прекрасный, влажный, идешь по тропинке, которая заканчивается просветом вдали, дышишь полной грудью, легко превращаешься в облако, летишь и знаешь: в конце тропинки тебя ждет море, как только выйдешь из этого прекрасного леса, даже выходить не хочется, восьмерка тоже ничего, но она всегда в тени девятки, будто просит, как попрошайка: возьми меня к себе, возьми меня, даже неловко как-то смотреть на нее. Мне кажется, он в последнее время слишком уж увлекается четверками, надо его предостеречь, разве покойный Алекпер не от этого умер?..

- Нушаба ханым, пора обедать.

Старуха оторвалась от своих мыслей, подняла голову и встретила приветливый взгляд медсестры. Теперь на девушке не было белого халата, она была одета в строгое синее платье и была больше похожа на учительницу в школе, чем на медсестру, тем не менее, она держала в ладони и протягивала Нушабе таблетку, которую каждый раз перед едой старухе было рекомендовано принимать, а в другой руке - стакан с водой. Интересно, сколько он им платит? Улыбается, платье надела, старается угодить, ловит взгляд, наверное, хорошая девушка, хорошая из бедной семьи, такая работа не всякой достается…

- А формулы вы выучили? - строго посмотрела на нее Нушаба. - А таблицу умножения знаете? Вот хотя бы для начала выучите гармоническое среднее, смотрите как, - и Нушаба на обороте того же листка, на котором писала для Эмина, теперь торопливо стала записывать: Х=n/(1/X/1 + 1/X/2 + 1/X3 +/… 1/Xn)

- Как видите, все очень просто, - сказала она, закончив писать и показав лист девушке.

- Да, просто, - покорно согласилась девушка, - примите.

Нушаба взяла таблетку с ее протянутой ладони и приняла, водой запила. Она путала этих двух медсестер, что присматривали за ней по очереди, полагала, что они очень похожи друг на друга, похожи, как две близняшки, хотя это было не так, и все никак не могла уточнить для себя, которая из них хочет ее смерти.

- Сколько мне лет? - спросила однажды она сына, и он ответил:

- Скоро будем отмечать твой юбилей, мама. Восемьдесят пять.

Она помолчала, удрученно покачала головой.

- Это много, - тихо произнесла она. - А сколько вообще люди живут?

Эмин растерянно поглядел на нее, хотел ответить, но она не дала ему раскрыть рта, вдруг широко улыбнулась светлой радостной детской улыбкой.

- Посмотри только, какая правильная мысль, она на каждом шагу оправдывает себя, - сказала Нушаба. - Работа не дает стариться. Я ведь совсем не чувствую себя старой. Это оттого, что я постоянно работаю. Погоди, я сейчас принесу. Посмотришь.

Она торопливо прошла в свою спальню, которую называла кабинетом, взяла картонную папку с письменного стола и принесла показать Эмину.

- Вот, погляди только, сколько я трудилась.

Эмин взял протянутую ему папку, раскрыл ее и увидел аккуратно исписанную одними и теми же цифрами страницу, точно так же была исписана и вторая страница, и третья. Эмин перелистал стопку бумаг, страниц было пятьдесят или шестьдесят, и на всех были одни и те же цифры, и это было похоже на игру ребенка, который пишет все, что в голову взбредет, втайне считая это чем-то серьезным и важным, чего взрослые не поймут.

- Ну как? - спросила она, внимательно следя за выражением его лица.

- Очень хорошо, мама, - сказал он. - Ты делаешь успехи.

- Ты знаешь, я тут думала… - она вдруг застыдилась, покраснела даже, захихикала. - Да нет… пустяки…

- Ну что, говори, - подбодрил он ее.

- Ведь за математические открытия дают всякие премии… и… и… могут дать Нобелевскую премию, правда? - сказала она, отводя взгляд от сына.

- Да, мама, конечно, - устало произнес он. - Я немного отдохну, ладно? Сегодня был тяжелый день.

- Иди, иди, отдыхай, - охотно отозвалась она. - А я еще немного поработаю, пока голова не разболелась.

- Не утомляйся, помни, что сказал врач.

- А Эльнура сегодня не придет? - спросила старуха.

- Не знаю, пока не звонила, - ответил Эмин, выходя из комнаты и снимая галстук.

Продолжение. Начало в №107

Натиг РАСУЛЗАДЕ
Новости читали: 225 раз




 

Другие новости

23.10.2019
Президент Азербайджана удостоил Людмилу Духовную орденом «Шохрат»
23.10.2019
EMIN о юбилейной «ЖАРЕ-2020», баттле Киркорова и Баскова и идее клипа Azerbaijan 101 (Видео)
23.10.2019
Селена Гомес представила новый сингл о несчастной любви (Видео)
23.10.2019
Синие ноты
22.10.2019
Народная артистка Азербайджана: «Они это заслужили»


    ,    
Какую службой такси вы чаще всего пользуетесь?
Ekonom Taksi *9111
189 Taxi
Salam Taksi *9933
Xan Taxi *8777
Ulduz Taxi *5000
Maxim *2111
Ailə Taksi *8555
9898 Taxi
Komfort Taxi *8811
Uber
Əla Taksi *7555
CityTaxi *8844
Sərfəli Taksi *0123
Ucuz Taksi *9988

  Результаты       Участники:415

        Авторские права защищены. Ссылка при использовании материалов сайта обязательна. При использовании информации на веб-страницах соответствующий переход обязателен. Designed by inetlab.info